Иркутский острог. О границах Иркутского острога

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Оглавление

Иркутский острог в 1735 г. Фрагмент гравюры А.Г. Рудакова с рисунка И.-В. Люрсениуса
Иркутский острог в 1735 г. Фрагмент гравюры А.Г. Рудакова с рисунка И.-В. Люрсениуса
Схема 3
Схема 3
Схема 4
Схема 4

В семнадцатом номере журнала «Земля Иркутская» за 2001 г. мы опубликовали результаты исследований, связанных с изучением местонахождения Иркутского острога постройки 1693 г. В результате изучения планографических и текстовых материалов при помощи программ компьютерной графики нам удалось получить почти полную картину расположения Иркутского острога 1693 г.

В продолжение темы представляем результаты дальнейших исследований.

Редакция

Как известно, основные размеры границ Иркутской крепости относятся к трем историческим датам:

1. Основание Иркутского острога в 1661 г. Существует известное донесение - челобитная строителя крепости боярского сына Якова Ивановича Похабова енисейскому воеводе И.И. Ржевскому1 . Размеры этой крепости указаны строителем второго Иркутского острога Андреем Барнешлевым в 1670 г. в челобитной царю: «а прежней... Иркуцкой острог в поставке был мерою в длину девять сажен печатных, поперек во семь сажен, и тот острог погнил и развалился...»2 То есть крепость имела размеры 17,04 х 19,17 м.

Вторая крепость была возведена в 1670 г., это следует из челобитной А. Барнешлева. В том же документе дано подробное описание острога. Эта крепость имела стены длиною 50 саженей, что равняется 106,5 м.

В 1693 г., при воеводе Иване Гагарине, острог был перестроен. Крепость увеличилась в длину и ширину на 10 саженей, и ее размеры составили 127,8 х 127,8 м3.

В работе мы поставили перед собой задачи: обозначить на современном плане данной местности границы Иркутского острога постройки 1693 г. и гипотетически определить местоположение крепости 1670 г.

В предыдущем исследовании при совмещении планов мы ориентировались по двум «маячкам» - каменным сооружениям, не подвергшимся перемещению - это Спасская церковь и Собор Богоявления. Как известно, Спасская церковь была построена в 1706—1710 гг. на месте средней крепостной башни южной стены острога, т. е. через нее проходила линия южной стены.

При совмещении планов разных лет появилась возможность более конкретно установить местоположение первого каменного строения в Иркутске — здания воеводской канцелярии, что подтверждается и данными археологических раскопок 1928 г.

Иркутский острог в 1735 г. Фрагмент гравюры А.Г. Рудакова с рисунка И.-В. Люрсениуса

Теперь мы сделали следующий шаг - перенесли план археологических раскопок на современный нам план этой части города.

И здесь не обошлось без открытий; расстояние от линии раскопок вдоль во-сточной стены острога до паперти Собора Богоявления практически совпадает с данными, указанными в плане Иркутска 1738 г. Это расстояние равно 8 саженям и одному аршину, т. е. 17,75 м.

Далее мы поместили на вышеуказанную совокупность планов контурные изображения планов Иркутска 1738, 1767 и 1784 гг. В результате совмещения стало видно, что «попадают» на свои места и Спасская церковь, и Собор Богоявления, и здание воеводской канцелярии (схема 5. Дается на цветной вставке).

Несмотря на вполне очевидные раз-ногласия в планах города разных лет, мы смогли определить линии восточной и южной стен острога 1693 г. После этого необходимо было «вписать» квадрат самого острога размером 60 х 60 саженей, что и было сделано. На получившейся схеме 5 видно, что дом воеводы находился у основания современного пешеходного мостика, а существующее ныне охранное предприятие «Сейф-Сервис», вероятно, располагается на месте древнего порохового погреба (относительно последнего - только предположение). При этом линия восточной стены острога проходит по проезжей части современной улицы Пролетарской, а Сергиевская проезжая башня находится почти напротив отдельно стоящей колокольни Собора Богоявления, что можно наблюдать и на рисунке Люрсениуса. Аналогичным образом мы провели сопоставление с аэрофотоснимками данной местности, выполненными в 1953 г. Результаты совпадают с данными, полученными ранее (схема 6, на цветной вкладке).

Дальнейшее исследование относительно границ острога 1670 г. поставило перед нами ряд вопросов.

Согласно документальным сведениям, крепость 1670 г. была и в ширину и в длину меньше крепости 1693 г. на 10 саженей. Линия береговой (северной) стены осталась на своем месте, так как проезжая Спасская башня не была разрушена, а перешла в острог 1693 г. и являлась центральной башней северной стены. Значит, ширина крепости увеличилась за счет переноса южной стены. Каким образом увеличилась длина? Обычно упоминаются два варианта (схемы 1, 2, 3).

Во-первых, могла быть перенесена восточная стена, а линия западной стены осталась на месте. Такую версию высказывает, в частности, А.В. Дулов в своей статье «Иркутский острог»4. Это суждение опирается прежде всего на рисунки С.У. Ремезова, на которых изображен Иркутск в самом начале XIX в.5 На одном из них видно, что Спасская проезжая башня находится не в центре северной стены, а чуть смещена к дому воеводы; такое могло случиться, если бы ранее эта башня на-ходилась ровно посередине в стене острога 1670 г., а затем, при перестройке в 1693 г., восточная стена была отодвинута на 10 саженей — соответственно северная стена увеличилась бы на 10 саженей к востоку.

Во-вторых, могли переместиться и восточная, и западная стена одновременно, по 5 саженей каждая, или в другом соотношении. Это также можно подтвердить другим рисунком Ремезова, где Спасская башня показана посередине северной стены.

И в-третьих, мы можем выдвинуть еще одну версию: линия восточной стены острога 1670 г. совпадала с линией одноименной стены острога 1693 г. В пользу этого маловероятного варианта есть один факт, о котором нельзя не упомянуть: при раскопках 1928 г. на месте восточной стены был обнаружен ряд останцев — вертикальных, сплоченных меж собой бревен, врытых в землю на 1,25 м. В прошлом исследовании мы высказали предположение, что, вероятно, это был торцовый фундамент, на который опирались венцы восточной стены острога 1693 г., однако надо признать, что это могли быть и остатки тыновой стены. В истории оборонного зодчества известны тыновые стены, врытые неглубоко, которые поддерживались подпорками. Часто такие бревна-подпорки были заострены и торчали наружу, образуя ряд так называемых игл, что сильнее препятствовало противнику при осаде. Не случайно сам С.Н. Лаптев принял эти бревна за остатки стены «древнего острога». Впрочем, эта версия только добавляет неразрешимых вопросов и кажется нам маловероятной. Стоит заметить, что первый и второй варианты, на наш взгляд, имеют «равные права» хотя бы потому, что мы не располагаем документами о точном местоположении Спасской башни в остроге 1670 г., а стало быть, можно лишь только рассматривать гипотезы.

В ходе исследования невольно появлялись мысли о том, что размеры, указанные служилыми людьми в челобитных, описях, а также масштабы планов могут иметь погрешности. Почти ни на одном плане старого Иркутска мы не увидели идеальной формы квадрата острога — ни по соотношению ширины и длины, ни по равенству углов 90 градусам.

Примечательно еще то, что многие исследователи в своих работах опираются на размеры острога, указанные в документах, как на нечто незыблемое, не рассмат-ривая юга не желая рассмотреть «технические моменты»: например, как бы вы лич-но, уважаемый читатель этой статьи, стали замерять стены острога, окажись вы там «в нужное время»? Понятно, что не считая выступающих за стены угловых башен. Но КАК - не считая?

Обратимся к схеме 4. Там, где указана длина L 1, мы промерили острог от стены одной угловой башни до стены другой угловой башни. В этом случае понятно, что мы что-то упустили. А упустили мы 3-4 сажени.

Правильнее замерять от продолжения внешней линии одной стены до продол-жения внешней линии противоположной стены (L 2). Все-таки разница в 10 м, а то и более является существенной. То, что наши предки делали замеры, скорее всего, вторым способом, покажут приведенные далее результаты исследований. Но где гарантия, что не замеряли — одни - так, а другие - эдак? В нашем случае нет повода указывать на чьи-то промахи, просто мы в своих исследованиях большую ставку делали на работу с планами.

Тем не менее сейчас нам уже известна еще одна, недавно изученная, опись 1731 г. (см. публикацию на с. 31 настоящего сборника. - Ред.). Этот документ интересен тем, что предлагает нам не общие размеры острога, а фактически участковую развертку стен, размеры от башни к башне, вкруговую, по часовой стрелке, начиная от Сергиевской башни. Вот интересующая нас часть текста: «Город Иркуцк деревянной рубленой. По городу строения: четыре башни в том числе башня званием Сергиевская, проезжая осми уголная; от той башни городовой стены до уголной башни мерою дватцать сажен [42,6 м], от той угловой башни вверх до угловой башни пятдесят четыре сажени [115,2 м], от той башни до сушила дватцать пять сажен [53,25 м], от сушила до Спаской башни пяддесят шесть сажен два аршина [120,7 м], от Спаской башни до канцелярского нижнего угла семнадцать сажен [36,21 м], от того угла до круглой башни забрано забором тритцать девять сажен [83,07 м]. На вышеписанной Сергиевской башне снутра над воротами святые иконы»6. Для удобства мы проставили в старинном тексте в скобках размеры в метрах.

Такой документ мог бы очень «взыскательно» проверить наши исследования по совмещению планов города. Обратимся к схеме 6. Для большей ясности отметим, что в данной схеме линии со стрелками, обозначающие размеры, несколько отнесены от стен острога — это сделано для удобства восприятия читателей статьи. На самом деле весь периметр стен был тщательно сопоставлен с размерами, указанными в описи 1731 г. Провести исследование оказалось возможным на компьютере при помощи графических программ.

И снова результаты превзошли наши ожидания! Размеры острога, почерпнутые из описи 1731 г., не только подтвердили результаты совмещения планов Иркутска разных лет, но и позволили сделать ряд новых открытий и выводов:

  1.  Практически стало видно местонахождение Спасской проезжей башни. По строенная в 1670 г., она еще «здравствовала» в 1731 г., однако уже не видна на пла-нах города более позднего периода.
  2. Стало известным местоположение так называемого сушила, что заменяло собой среднюю башню в западной стене.
  3. Летописец дает единый размер от сушила до Спасской башни, как бы легко проходя угол вокруг бывшего дома воеводы. Значит — либо этого дома уже не было (что менее вероятно, так как вместо дома губернатора в описи указана угловая башня, стало быть, дома губернатора еще не было), либо дом воеводы (читай: губернатора) не слишком выдавался наружу за стены острога.
  4.  Вероятно, Спасская церковь представляла собой вместе с южной стеной острога одно целое либо больше выдавалась внутрь острога, так как дается единый размер от угловой башни до угловой, церковь не упоминается.
  5. Очень четко «вписывается» в размеры из описи 1731 г. положение канцелярии и Сергиевской проезжей башни.
  6.  Огромный интерес для нас представляет участок стены от нижнего угла кан-целярии до Сергиевской башни. В описи сказано, что это место «забрано забором». Так может быть, останцы вертикально поставленных сплоченных бревен, врытых в землю на 1,25 м, которые обнаружила в том же самом месте экспедиция Лаптева, — это и есть остатки того самого забора из описи 1731 г.?! Нам представляется такое предположение очень вероятным, и если это так, то теперь сняты прежние вопросы и гипотезы относительно этого участка стены — тыновый забор был выстроен вместо рубленой стены, сгоревшей при пожаре 1716 г. Этот забор нес уже скорее не оборонную, а «административную» функцию, так как в то время острой необходимости в мощных рубленых стенах уже не было.
  7.  Когда мы видим размер из описи 1731 г.: «От той угловой башни вверх до угловой башни пятдесят четыре сажени», мы понимаем, что когда предки выдавали размер острога 60 х 60 саженей, они имели в виду — не «от башни до башни», а что-то другое. Это к вышеобозначенному вопросу о правильности размеров острога.

Казалось бы, располагая таким материалом, можно определить размеры острога постройки 1693 г. с точностью до метра, но, к сожалению, это не так. Мы можем это сделать только приблизительно. В XVIII в., а мы использовали в исследовании планы именно этого века, других просто нет, острог все же претерпевал изменения: и вследствие пожаров с неизбежным последующим перемещением стен, и вследствие введения губернаторства с постройкой дома и двора губернатора, и т. д. Поэтому когда мы говорим об остроге 1693 г., то соотносим его с описью 1731 г., в силу чего эту крепость уместнее называть: острог 1693-1731 гг. Здесь надо заметить, что после 1731 г. острог постепенно утрачивал свое оборонно-стратегическое значение, а также просто ветшает. Наверняка поначалу его чинили, а позже — разбирали сгнившие башни и стены, так что границы крепости вряд ли могли расшириться или сузиться.

Наша работа принесла конкретные и, на наш взгляд, достойные плоды — мы зафиксировали на современной карте границы острога постройки 1693 г. такими, какими они стали в 1731 г. Но гораздо сложнее говорить о внутренних постройках, а ведь были там и склады, и пороховые погреба, и арсенал, и воеводский двор (а позже — двор губернатора), и, наконец, деревянные Спасская церковь и рядом с ней шатровая колокольня. Пик расцвета Иркутской крепости, несомненно, приходится на период 1693— 1715 гг. (до пожара 1716 г.). В это время удивительным образом соседствовали две Спасские церкви, а городской архитектурной доминантой была Сергиевская башня. Но определение их местоположения — это тема для последующего исследования.

Естественным подтверждением выводов данной работы могли бы стать архе-ологические изыскания на месте Иркутского острога, однако современная ситуация не позволяет это сделать на данной территории.

Примечания

  1. Кудрявцев Ф.А., Вендрих Г.А. Иркутск: Очерки по истории города. - Иркутск, 1958. - С. 12-13.
  2.  Полевой Б.П. Забытое описание Иркутского острога 70-х годов 17 в. // Записки Ирк. обл. краев, музея: к 300-летию Иркутска. - Иркутск, 1961. - С. 39.
  3. Багаутдинова А.З. Иркутск в 17 веке (1661 — 1701) // Записки Ирк. обл. краев, музея. -Иркутск, 1961. - Вып. 2. - С. 21-35.
  4. Дулов А.В. Иркутский острог (XVII—XVIII вв.) // Сибирь. - 1983. - № 1. - С. 118-123.
  5. Служебная чертежная книга (1702-1730 гг.). — ГПБ им. Салтыкова-Щедрина.
  6. Земля Иркутская. - 2001. - № 16. - С. 10.

Выходные данные материала:

Жанр материала: Статья | Автор(ы): Яровой Борис | Оригинальное название материала: Еще раз о границах Иркутского острога | Источник(и): Земля Иркутская, журнал | 2002, № 2(19), с. 10-12 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2015 | Дата последней редакции в Иркипедии: 03 апреля 2015

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Статьи | Иркутск | Библиотека по теме "История"
Загрузка...