Иркутский острог 1731 года

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Описания Иркутского острога — ши­роко известный источник сведений по ис­тории города. Впервые описание, состав­ленное в 1684 г., было опубликовано еще в 1883 г. в изданном на средства А.К. Тра­пезникова сборнике «Иркутск. Материа­лы по истории города XVIIXVIII столе­тий». Значительный вклад в выявление и публикацию данного вида источников внес историк, приват-доцент Санкт-Петер­бургского университета Петр Михайло­вич Головачев. Работая в Московском архиве Министерства юстиции, он выя­вил громадное количество совершенно но­вых материалов по истории сибирских городов, в том числе и Иркутска. Вскоре накопленные об Иркутске сведения ока­зались востребованными. На деньги меце­ната и бывшего иркутского городского головы В. П. Сукачева издавался сборник документов «Первое столетие Иркутска». П.М. Головачев был его составителем, готовил комментарии и большую обобща­ющую статью «Состав населения и эко­номический быт Иркутска до 40-х годов XVIII в.». На современный взгляд, сборник достаточно эклектичен, в него вошли раз­личные виды документов: так называемая «Баснинская» летопись, фрагменты спис­ков и книг текущего делопроизводства. Не все благополучно и с формой подачи доку­ментов: допускались произвольные, не от­меченные в примечаниях сокращения тек­ста. Однако до настоящего времени сбор­ник является незаменимым источником по истории нашего города. П.М. Головачев ввел в научный оборот и совершенно но­вые, не публиковавшиеся ранее описания Иркутского острога. Тот факт, что по­добранные в хронологическом порядке опи­сания составляют, по существу, первый самостоятельный раздел документальной публикации, свидетельствует, насколько большое значение именно этому виду до­кументов придавал составитель. Вполне обоснованно критикуя недостатки трапезниковского издания описи острога 1684 г., он вновь обращается к первоис­точнику и печатает его практически полностью, без допущенных первыми из­дателями искажений. В предисловии Го­ловачев категорически не соглашается с составителем предыдущего сборника о том, что публикацией 1883 г. исчерпыва­ются документы Московского архива Министерства юстиции по истории Ир­кутска. В дополнение к новой, уточнен­ной редакции описания 1684 г. он поме­щает в книге три описания, ранее исто­рикам не известные. Объединяя их в одну группу, составитель желал представить «материалы, дающие представление о внешнем виде Иркутска, как о той, так сказать, физической среде, в которой раз­вились известные общественно-экономи­ческие отношения». К сожалению, П.М. Головачев не отметил принципиаль­ного отличия включенных в сборник четы­рех документов друг от друга. Лишь из заголовков видно, что два из них явля­ются, по определению автора, «счетны­ми списками», а два других — «описания­ми», причем, последнее относится к сере­дине 30-х годов XVIII в. и представляет собой, скорее всего, выписку из путевого дневника Г. Ф. Миллера. Первое же по хро­нологии (описание 1684 г.), по всем дан­ным, также — фрагмент счетного спис­ка, утратившего со временем часть тек­ста и публикуемого не полностью.

Наиболее подробным из них является «счетный список» 1697 г. Обстоятельства иркутской истории привели к управлению городом малолетнего сына умершего вое­воды С.Н. Полтева Николая и избранно­го населением иркутского сына боярского П.М. Перфильева, опытнейшего админис­тратора своего времени. Сама форма такой организации власти без согласия центрального правительства была неорди­нарной, поэтому при передаче власти от бывшего воеводы А. Т. Савелова к Н. Полтеву и И.М. Перфильеву были предельно соблюдены все формальности, в том числе составлен подробный список находящего­ся в ведении воеводы казенного имущества, в том числе и архива.

Публикуемый ниже документ выявлен нами в Российском государственном ар­хиве древних актов в Москве, и благода­ря любезности заместителя директора ар­хива И.А. Балакаевой его микрофильми­рованная копия была предоставлена нам для археографической обработки. Уни­кальность источника и его значимость, помимо прочего, заключаются, на наш взгляд, в данных наружного обмера Ир­кутского острога, информации о длине его стен. В других описаниях таких сведений нет, поэтому из одной работы в другую переходят сообщения о правильном квад­рате, который, якобы, представлял собой острог. В публикуемом документе обра­щает на себя внимание подробный пере­чень орудий и боеприпасов гарнизонной артиллерии, находящегося на хранении воинского имущества. Объяснение этой особенности следует искать в том, что принимал по описи город селенгинский ко­мендант, старый и опытный военный, ос­нователь крупных сибирских крепостей, командир различных гарнизонных частей полковник Иван Дмитриевич Бухгольц.

Данный документ является, по види­мому, последним передаточным актом движимого и недвижимого имущества Иркутского острога, составленным по правилам приказного делопроизводства XVII в. Остается только сожалеть, что с ним ушло в небытие и правило подроб­ного описания сибирских городов вообще и нашего города в частности. Работа с подлинным текстом передаточной описи 1731 г. заставила вновь обратиться к опубликованным ранее описаниям и сде­лать неутешительные выводы о том, что они требуют серьезной сверки с оригина­лами и нового переиздания по всем прави­лам современной археографии.

В заключении считаю необходимым выразить глубокую благодарность руко­водству Российского государственного архива древних актов за предоставленную возможность работать с микрофиль­мированными копиями документов архи­ва. Без их любезного содействия данная публикация была бы невозможна.

Текст публикуется с сохранением осо­бенностей стиля, орфографии и пункту­ации делопроизводственной документации середины XVIII в., в отдельных случаях исправления в тексте оговариваются в примечании. Знаки препинания расстав­лены только в тех случаях, когда необхо­димо отделить одну часть списка от дру­гой.

Евгений Шободоев.

1731 году марта 30 дня в Указе ея Императорского Величества ис Прави-тельствующаго Сената писаном декаб­ря 12 дня прошлого 730 году в Ыркуцкую правинцию написано по указу Ея Императорского величества Правитель­ствующий Сенат приказали в Ыркуцкой правинции быть вице губернатором Ива­ну Болтину и по прибытии губернатора Плещеева в Тобольск ведено отправить ево Болтина в ту провинцию немедлен­но, а иркуцкому коменданту Михаилу Измайлову ехать в Москву недожидаясь его Болтина, а город и канцелярию до приезду ево Болтина отдать полковнику Бухольцу.

И потому Ея императорского вели­чества указу город и канцелярию пол­ковник Иван Дмитриевич Бухолц у прежняго Иркуцкой правинцыи у воеводы лейбгвардии у капитана-поручика госпо­дина Измайлова принял а что чего по­рознь значить ниже сего. А имянно: го­род Иркуцк деревянной рубленой. По городу строения: четыре башни в том числе башня званием Сергиевская, про­езжая осми угодная; от той башни го­родовой стены до угодной башни ме­рою дватцать сажен, от той угловой баш­ни вверх до угловой башни пятдесят че­тыре сажени от той башни до сушила дватцать пять сажен, от сушила до Спаской башни пяддесят шесть сажен два ар­шина, от Спаской башни до канцеляр­ского нижнего угла семнадцать сажен, от того угла до круглой башни забрано забором тритцать девять сажен. На вышеписанной Сергиевской башне снутра над воротами святые иконы: образ Архистратига Михаила в киоте резном, оклад и риза и венец серебряной, золо­чены, образ пресвятыя Богородицы ве­нец и гривна серебрены и золочены. На той же доске1 троицы Живоначальныя, Петр Апостол да Иоанн Богослов, вен­цы и гривны серебряньи золочены, Сер­гия и Никона Радонежских чудотворцев венцы и гривны золочены серебрения.

На другой Спаской башне снутра города над воротами святых икон образ Спасителев нерукотворенной, на той же доске по сторонам образы богоматери да Иоанна Предтечи оклад венцы и гривна серебреныя, золочены; в вонную сторону образ пресвятыя богородицы знамения в киоте резном, оклад, венец и гривна серебреныя золочены да под-низ низаной жемчюгом немецким.

В городовой стене канцелярия ка­менная о трех жильях к ней прирубле­на деревянная судебня, в ней стены обиты холстом двери красным сукном построена в «728» году крыта тесом кру­гом перила под ней анбар-кладовая.

Во оной канцелярии стол судейской, на столе сукно красное аглинское ме­рою полтретья аршина да сукно крас­ное ж что покрывает на столе всякие дела мерою полтретья аршина.

На том же столе на дву досках стоят перикопии с указов блаженный и веч-нодостойныя памяти Era императорско­го величества которыя велено иметь пред очми судящих, два тюфика стежныя, ветхия крыты зеленым сукном на которых преж сего сеживали судьи.

На ящике на печате сукно красное мерою аршин без двух вершков на су­дейском столе чернильница оловянная.

Да во оной же канцелярии святых икон: образ Спасителен на той же дос­ке по сторонам образ пресвятыя Бого­родицы да Иоанна предтечи, Апостола Петра, Алексея человека Божия, венец и гривны серебреньи в том числе у двух гривенок нет. Образ Спасителев нерукотвореной без окладу в киоте. Образ пресвятыя Богородицы Владимирской оклад и риза и венец серебреныя вызо­лочены.

В вышеписанных трех каменых па­латах где сидят подьячие по столам свя­тые иконы, два образа Сергия да Нико­на Радонежских чудотворцев венцы и гривны серебреныя вызолочены. Образ пресвятыя Богородицы знамения без окладу. Образ пресвятыя Богородицы Владимирской венец серебреной в кио­те.

В тех палатах девять окошек с ре­шетками железными в том числе у двух затворы железный да три окошка без ре­шеток во оных окошках во всех окончины слюдяные обиты белым железом; да в деревяном пять окошек в них окончины слюденыя железом же обиты.

Под выше писанными каменными палатами три палаты ж кладовыя в трех окнах решетки и затворы и двери с нутреными замками железными.

Да при тех палатах анбар деревян­ной которой был преж сего под канце­лярскою лестницею, да четыре решет­ки железных вынятых ис канцелярских окон да дверь, и да два затвора из окон железные.

Артилерии и артилерских припасов за приемом казачия полковника Степа­на Литовского, шесть знамен камчатых, семое кумашное, ветхие, два знамя да значик присланным с писмом от салдата Петра Черкашенина и[с] зоборных Рупышева пожитков. Четыре протазана.

Пушки медныя московской присыл­ки прошлых лет: пушка в станку на ко­лесах мерою три аршина весом по под­писи двадцать три пуда шеснатцать фун­тов; пушка в станку на колесах мерою три аршина весом по подписи двадцать три пуда; пушка в станку на колесах ме­рою три аршина весом по подписи двад­цать один пуд десять фунтов; пушки чу­гунные покупныя в Иркуцку в караван купчины Григорья Осколкова; пушка в станку окованом на колесах мерою ар­шин пять вершков весом пять пуд десять фунтов; пушка в станку окованном на колесах мерою аршин четыре вершка ве­сом четыре пуда шеснатцать фунтов; пушка в станку окованном на колесах мерою аршин бес полвершка весом два пуда десят фунтов; пушка в станку окованом на колесах мерою аршин бес вер­шка весом два пуда десять фунтов.

Пушки чугунные ж: пушка в станку мерою четырнадцать вершков весом два пуда пят фунтов, пушка в станку мерою тринатцать вершков весом один пуд тритцать пять фунтов; пушка в станку мерою тринатцать вершков весом два пуда; пушка в станку мерою тринатцать вершков весом один пуд тритцать пять фунтов; пушка в станку мерою тринат­цать вершков весом дватцать фунтов; пушка в станку мерою восемь вершков с полувершком весом пуд пять фунтов; пушка в станку мерою восемь вершков с полувершком весом пуд.

К тем пушкам артилерских припа­сов: пятьдесят два ядра болших желез­ных, четыреста восемдесят ядер малых железных.

Триста восмнатцать копей железных, сто восемдесят восемь спись железных, тритцать три бердыша, куяк и шишак наручень мунгалския железныя, одна сулема мунгалская железная2.

В городе для поклажи ея император­ского величества зелейной казны погреб каменной3, в дву окнах затворы и двери с нутряными замками железными в том погребе зелейной казны: пороху пушеч­ного, годного, сорок четыре пуда трит­цать три фунта с полуфунтом, пороху фузейного годного дватцать четыре пуда одиннатцать фунтов, фузейного негодно­го тритцать семь пуд дватцать фунтов; пороху винтовошного негодного тритцать шесть пуд; да пороховой грязи4 четыре пуда один фунт. Да к перекручиванию пороху и инструментов шесть поддонов, да шесть оковов медных по весу трит­цать два фунта, катышев свинцовых дват­цать девять решет одно сито негодное два ведра деревянных.

Да за приемом Иркуцкого служило­го человека Ивана Добрынина пороховой анбар деревянной кругом оного анбара забрано заплотом в том заплоте сарай. Да пороховых припасов: сорок четыре лотка, четыре карыта малых, два карыта болших, десять ступ, девять пе­стов ножных, три песта рушных семь решет, четыре сита, одно ведро - один ковш, одна мешалка.

Да в канцелярии судейской Ея Им­ператорского величества печати сребрянныя: одна городовая на ней выре­зан бабр поймал соболя, да две проезжия в мунгалы на них вырезаны орлы, когда отпускались из иркуцкой правинцыальной канцелярии купцы для торгу и печатали пашпорты. Да две ж печати на имя блаженныя и вечнодостойныя памяти Ея Императорского величества другая на имя Его Императорского ве­личества.

Да присланных из разных мест се­ребряных прежних печатей а имянно: из иркуцкой ратуши две: одна иркуцко­го магистрата, вторая селенгинской ра­туши; да из Нерчинска одна, из Ылимска две, из Якуцка две ж.

Городовые два ключа, третей калиточной. Присланной ключ за печатью из Нерчинского бергамта, которой при­слан при коробке которая коробка при­слана з денежною Ея Императорского величества казною.

В переплете: печатной наказ иркуц­кой правинцыи воеводам с товарищи которой печатан в Москве при сенате 728 году сентября 17 дня письмо от тай­ного советника и кавалера графа Савы Владислявича о присылке между Росийского и китайского империев сново по­становленного мирного трактату и с разтенных пограничных писем и с реэстру постановленным маякам и караулом копии и о протчих пограничных делах и других наставленных за рукою секрета­ря посолства Ивана Глазунова. Печат­ное Уложение. Наказные статьи, како­вы состояли в Сибирском приказе в 204 году за приписью дьяка Афонася Гарасимова. Список с новоуказных статей 177 году о татиных и разбойных делах кото­рой прислан ис Тоболска в Ыркуцк в 195 году за приписью дьяка Максима Данилова. Копия з договорных статей с китайцами, мунгалскими таишами пол­номочного посла околничего Федора Алексеевича Головина 197 году.

Да прошлых лет китайских пять ли­стов да переводы с китайских листов 202 году. Книга записная грамотам. Копия с регламенту.

Московской присылки золоченых копеек тритцать девять алтын. Чекан железной денежной воровской да при­том чекане одиннатцать алтын денег воровских же. Клеймо железное, кото­рым клеймят винные ковши. Четыре печати медныя с орлами, да клеймо Иркуцкой таможни медное ж. Одно пет-но железное которым лошадей петьнать. Да тиски железныя.

Грамота великого государя о ведении сибирской губернии печати 710 году мар­та 31 дня. Таможенные статьи за рукою бывшаго губернатора князя Гагарина. Обрасьцы присланныя ис Тоболска осталыя от роздачи камериру по которым велено сочинить месячные и прочия ведомости. Копия с инструкцыи камерирской и камисарской и рентместерской. Присланной ис Тоболска камень по которому таким же подобием веле­но приискивать камни ж.

Да в канцелярии ж за приемом сто­рожей два подсвешника медныя весом полтретья фунта, аршин железной, за­мок висячей, три заслона железных печ­ных, одне клещи кузнешные, заслонка малая железная, шесть кусков железа общатого весом дватцат девять фунтов. Две полицы железныя весом девять фун­тов, четыре чепи двоешныя, две чепи со стулами5, пятеры железа ножные, двои кандалы, двои железа конския. Таз мед­ной весом полсеми фунта, одиннатцать шандалов железных тестеры щипцы.

Безмен з гирею медной четверо пудной. Одно ведро медное за орлом, два котлика медных, зеленой меди весом восем фунтов, один котел железной. Два бердыша. Одна гиря железная пудовая, две тупицы, стакан медной, меди лому весом пять фунтов, сковородка медная весом полфунта, стакан оловянной, два лома железные, две пищали, лопатка железная, дватцатъ два куска меди пу­шечной весом пуд шеснатцать фунтов, два жигала железные, две чарки медныя.

В городовой стене шесть анбаров деревянных кладовых, в том числе под однем анбаром погреб.

Да в городе ж Ея Императорского величества двор где живут воеводы стро­ения на том дворе пять горниц, одна каморка, двои сени и во оных горницах святых икон: в передней горнице образ Спасителев, по полями оклад сереб­ряной золоченой. В прихожей на кар­тине в рамах распятие господне, в по­сторонней горнице на картине ж образ пресвятыя богородицы в рамах, да в се­нях образ распятия господня.

В тритцати в одном окошке окончины слюдяные ветхие. Да при том же доме в сенях два чулана, да две баки - одна новая другая ветхая. Да под горницами три жилыя подклети, четвертой мшеник. Да прямо тех хором, вотставке, поварен­ная изба да поварня, меж ими сени. По­греб с выходом на том погребе анбар ветхия, летник с погребницею. Возле того анбара конюшня ветхая.

Да в городе ж преждебывшая зем­ская контора и рентерея, между ими сени, в сенях чулан под конторою и рентереею и сенми, три анбара да поклеть деревяныя ветхия, которыя строены в 723 году в бытность воеводы Полуехтова камерира Федора Петрова, в них шес­натцать окошек колодных в них, окош­ках, окончины ветхие у одного решетка железная.

В них святых икон: образ Спасите­лев, по полям образ чудотворца Нико­лая да Иоанна воиственника в киоте. Образ Алексея Митрополита Москов­ского чудотворца.

Да караулная изба деревянная с пе­рилами кругом посаду обнесено поли­садом мерою тысяча двести семдесят сем сажен в том палисаде четырнадцать ре­дутов трои ворота при них засов и три замка висячьи железные вкруг того по­лисаду ров и около рва обнесено рогат­ками.

Росписной список бывших Иркуцких воевод лейб гвардии капитана поручика господина Измайлова и столника Полуехтова а по коликое число указов и протчих дел о том явно в том росписном списке имянно да бытности лейб гвардии капитана порутчика и воеводы господина Измайлова 724 году октября с 15 числа за закрепою по листом ево рукою дел.

Разрядного повытья.

РГАДА. Ф. 214 (Сибирский приказ). Оп. 5. Д. 2427. Л. 1-8 об.

Примечания

В подлинном тексте используется стан­дартное делопроизводственное сокращение «на цке».

2   Куяк, шишак, наручень, сулема - пред­меты индивидуальной защиты конного во­ина, головные уборы и части доспехов. К середине XVIII в. в русской армии не использовались. Указание о монгольском про­исхождении может свидетельствовать о том, что они являлись трофеями.

3   Зелейной казны погреб — место хране­ния пороховых (зелейных) запасов, т. е. по­роховой погреб.

4   Речь идет о подлежащих переработке остатках пороховых запасов. С целью предотвращения незаконной торговли порохом велся строжайший учет всех остатков, в том числе и непригодного к использованию по­роха.

5   Две чепи со стулами — особая форма при­способления для «смирения» уголовных пре­ступников: один конец толстой цепи завер­шался металлическим ошейником, который заклёпывался на его шее, к другому концу крепился толстый обрубок дерева («стул»), весом до 1,5—2 пудов. Наказанный таким образом мог передвигаться, только посто­янно таская «стул» в руках.

 

Выходные данные материала:

Жанр материала: Статья | Автор(ы): Шободоев Евгений (подготовка и примечания) | Источник(и): Земля Иркутская, журнал | 2001, №16, с. 9-12 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2001 | Дата последней редакции в Иркипедии: 29 марта 2015

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Документы | Иркутск | Библиотека по теме "История"
Загрузка...