Иркутские воеводы

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

С учреждением в Иркутске самостоятельного воеводства в 1682 г. прибывает первый иркутский воевода Иван Евстафьевич Власов, вскоре пожа­лованный в чин думного дворянина. При его непосредственном участии начались разработки слюды на Байкале, найдены месторождения различных руд и минераль­ных красок, а позднее была разведана руда в Нерчинском крае и начаты первые пробы по переработке её.

После Иркутска И. Е. Власова переводят воеводой в Нер­чинск. Здесь он как один из руководителей ведёт переговоры с китайцами, закон­чившиеся подписанием в 1689 г. Нерчинского договора.

Согласно указу Сибирс­кого приказа от 17 февраля 1683 г. на место И. Е. Власова назначается письменный голова Леонтий Константинович Кислянский. В 70-х гг. он состоял в должности живописца при Посольском приказе и Оружейной палате в Москве.

В Иркутске Л. К. Кислянский способствовал развитию иконописного мастерства. Будучи в Си­бири, он организовывал работы по поиску руд, слюды и красок, нефти.

По указу 17 февраля Л. К. Кислянский строил казённые дощаники, на которых в числе 20 штук с людьми и казённым грузом появился на Байкале. В 1685 г. Л. К. Кислянский от­зывается в Енисейск, а его место временно замещает Иван Максимович Перфиль­ев.

Есть предположение, что И. М. Перфильев, командуя отрядом казаков и вы­полняя поручение по созданию и организации обороны острогов, замещал отсут­ствующих воевод на правах воеводского товарища.

Вот и на этот раз он не задер­жался долго в Иркутске: в 1686 г. его сменяет в Иркутске письменный голова Алек­сей Горчаков, правивший в городе три года. 9 сентября 1689 г. А. Горчаков заменён новым воеводой А. С. Синявиным, который в этом же году передал свою долж­ность возвратившемуся из Москвы Л. К. Кислянскому.

В октябре 1692 г. воеводой становится Иван Петрович Гагарин, а Л. К. Кислянский вновь отбывает в Москву. И. П. Гагарин пользовался доверием правительства и лично царя Петра I. Ему был поручен надзор за высланными в сибирские города мятежными стрельцами, при­бывшими в Иркутск в 1700 г.

Сосланные стрельцы подати платили наравне с по­садскими людьми, а службу отправляли без оплаты жалования. Кроме того, И. П. Гагарину были даны полномочия, не доводя до сведения царя, казнить смертью всех, «кто заведёт смуту или будет уличён в укрывательстве мятежников и воров».

Вот как написано об этом в книге «Иркутск. Его место и значение в истории и куль­турном развитии Восточной Сибири», выпущенной под редакцией В. П. Сукачева:

 «В древнее время в Сибирь посылались воеводы, облечённые громадною властью, и им предоставлялось неограниченно заведывать всеми частями управления поис­ком, судом, сбором ясака, ссыльными; кроме того, им поручались промышленные казённые монополии: торговля мехами, вином, табаком, ревенем, мамонтовой ко­стью и прочее. В первое же время бесконтрольность воевод породила такие зло­употребления, что московское правительство должно было начать борьбу с ними. Воеводы наживались, да и на самое назначение они смотрели как на наживу».

 Пра­вил в Иркутске И. П. Гагарин ровно, месяц в месяц, три года.

Прибывший на воеводство в 1895 г. А. Т. Савёлов «чинил нападки и тем навлёк на себя ропот от всех городских жителей». Он «имел пристрастие к корыстолюбию и к нападкам, у слу­живых людей удерживал жалованье в свою пользу и тем самым подчинённых довёл до ропоту и негодования». Это недовольство выразилось в восстаниях 1696 г.: вна­чале Иркутск выдержал осаду недовольных бурят из близлежащих улусов, а затем прибывших из Забайкалья казачьих отрядов под руководством Максима Березовс­кого и Ивана Алемасова.

 Из Москвы на смену Афанасию Савёлову был выслан во­евода Семен Тимофеевич Полтев, который с семьёй доехал только до Идинского острога, где и умер. Жена с малолетним сыном в Иркутск прибывает только в 1696 г. Недовольные А. Т. Савёловым горожане в начале 1697 г. сместили его и заменили малолетним Николаем Полтевым, в товарищи которому избрали иркутского сына боярского И. М. Перфильева.

Подробно об этом событии сообщается в летопис­ном труде А. И. Лосева:

«Умершего воеводы Полтева жена с малолетним сыном Николаем пришла в Иркутск, и казаки, согласясь, усоветовали оному малолетнему управлять в Иркутской канцелярии делами до указа, а в товарищи к нему выбрали сына боярского Ивана Перфильева, а Савельева за обиды сменить. И потом (по­шли) несколько человек казаков к Савельеву в дом и звали в канцелярию слушать указ, говоря при том: «Ежели честно не пойдёшь, то взят будешь нечестно», — по которому позыву не находил способы Савельев отозваться, а принуждён был иттить в канцелярию. Тогда Полтева малолетнего принёс дядька на руках, который, просясь к матери, плакал, и Перфильева привели, которому вступить в правление не хотелось. И сколько бы он ни отказывался, но принужден был принять команду, а Савельеву также не желалось лишиться правления, но, видя принуждаемые об­стоятельства, учинили смену, и были Полтев с Перфильевым во управлении нево­лею».

Иван Максимович Перфильев происходил из семьи известного первопро­ходца Максима Перфильева, служил сначала енисейским, затем иркутским сыном боярским, выполнял различные административные и хозяйственные обязаннос­ти, не раз ездил послом в Монголию, был приказчиком Иркутского и Селенгинского острогов, а в 1686 г. даже заменял самого воеводу в Енисейске.

Перфильевы владели несколькими заимками и сёлами около Иркутска, работали в их хозяйстве и дворовые люди. И. М. Перфильев фактически управлял городом до приезда но­вого воеводы в октябре 1698 г. Сибирский приказ, узнав о событиях в Иркутске, поспешил придать им законную форму и признать полномочия младенца-воево­ды. Савёлов же, по некоторым сведениям, был арестован и попал под следствие; в Москву же он отбыл 19 сентября 1699 г.

В октябре этого же года из Москвы прибы­вает воевода И. Ф. Николев. Малолетний Николай Полтев с матерью был отпущен в Москву. Время регенства закончилось. Во время правления И. Ф. Николева, в 1700 г., в Сибири начали торговым и ремесленным людям по царскому указу брить бороды, а мужчинам и женщинам велено было перешивать свою одежду по немец­кому покрою.

Всякий, не подчиняющийся царскому указу, обязан был заплатить штраф: за каждое появление в общественном месте в старинном платье должно быть заплачено по одному рублю, а за бороду — по десяти копеек. Если штраф не упла­чивался, то производилось насильное бритьё бороды.

Уплатившему пошлину за бороду выдавался круглый медный значок, на одной стороне которого был изобра­жён нос с усами, устами и бородой. Наверху значка — надпись «Деньги взяты»; в левом краю под надписью против носа было выбито изображение российского гер­ба. На другой стороне вверху значка также был изображён герб, под которым сто­яла дата. По краям значка с обеих сторон был пропущен венчик из мелких листков. А женское же неперешитое платье немедленно подрезали и расстригали ножница­ми.

Ссыльные в Сибирь участники стрелецкого бунта, в основном, относились к старообрядцам и раскольникам, для которых брадобритие считалось подобно по­тере головы. Поэтому большинство этих старообрядцев и раскольников платили за бороду пошлину.

Брадобритие продолжалось до 1724 г.

Указом Сибирского прика­за было велено мангазейскому воеводе Юрию Фёдоровичу Шишкину сменить ир­кутского воеводу Ивана Николева. Но прежде того Ю. Ф. Шишкин должен был совместно с илимским воеводой Фёдором Качановым и нерчинским воеводой П. И. Мусиным-Пушкиным следовать в Красноярск для производства следствия по зло­употреблениям местного воеводы Мирона Башковского.

А в Иркутск временно ис­полнять должность воеводы он должен отправить своего сына Михаила, который прибыл в Иркутск 6 ноября 1701 г. Сам же Ю. Ф. Шишкин, окончив красноярские дела, прибыл в Иркутск 24 июля 1702 г. вместе с воеводами Ф. Качановым и П. Мусиным-Пушкиным и с «подследственным» М. Башковским.

В Иркутске они провели следствие. Грамотой Сибирского приказа 15 октября 1702 г. М. Ю. Шиш­кин назначается заместителем своего отца в Иркутске. В 1704 г. М. Ю. Шишкин направляется воеводой в Якутск. С ним же отбывает и его брат. А место воеводы в этом же году занимает прибывший из Москвы Мирон Синявин. Помощником ему по грамоте Сибирского приказа прибывает в Иркутск 22 декабря 1706 г. из Кузнец­ка брат М. Синявина Борис.

Во время правления Синявиных в Иркутске были по­строены две церкви: одна каменная — Спасская и другая деревянная во имя Тих­винской Богоматери. В 1707 г. был опубликован указ Петра I, по которому досто­инства, чины и награды должны вручаться не по знатности рода, а по заслугам пе­ред Отечеством.

Распоряжением Сибирского приказа 9 апреля 1711 г. в Иркутск воеводой опре­деляется казачий голова из Верхнеудинска Фёдор Рупышев. Но прибывшему Ф. Рупышеву М. Синявин долго не сдавал дела. И только 10 июня он с братом сдают дела и отправляются на дощаниках вниз по Ангаре. Во время правления Ф. Рупышева в Иркутске значительных событий не происходило.

В январе 1714 г. в Ир­кутск прибывает стольник Лаврентий Родионович Ракитин, который с 1708 по 1713 гг. управлял Илимским острогом, и меняет на воеводском месте Ф. Рупышева, сра­зу отбывшего по указу комендантом в Верхнеудинск.

По приказу, последовавшему из Тобольска, воеводой назначается стольник и илимский комендант с 1714 по 1716 гг. Ермолай Прокопьевич Любавский. В Иркутск он прибыл 30 августа 1716 г. В одном из ранних летописных трудов неизвестного автора (иногда эту летопись на­зывают по фамилии последнего её владельца Одинцовской) в записях за 1717 г. имеется интересное упоминание об одном иркутском воеводе: «В апреле месяце по указу из Тобольска прибыл в Иркутск воевода Лаврентий Ракитин и воеводу Ослоповского сменил, а Ослоповский того лета отбыл водою в Мангазею воеводою».

Но в других летописных источниках сведения о вступлении в должность иркутского воеводы Ослоповского отсутствуют. А Лаврентий Родионович Ракитин, назначен­ный вторично воеводой в Иркутск, сменил в 1717 г. Е. П. Любавского, переведён­ного в Мангазею. Вскоре после назначения воевода Л. Р. Ракитин отправляется за Байкал для встречи возвращающегося из Китая с караванной казной купца Гусятникова. Встретив купца, он фактически грабит его, отобрав золото, серебро и раз­личные дорогие китайские вещи.

В июле следующего года воеводе Л. Р. Ракитину и полковнику Рупышеву приказывается немедленно прибыть в Тобольск. На этот период исполнять должность иркутского воеводы поручается дьяку Никифору Кон­дратьеву.

Но и последний отбывает в ноябре 1718 г. в Тобольск, и должность воево­ды переходит дворянину Якову Афанасьевичу Бейтону. При отъезде из Иркутска на судах Л. Р. Ракитин, прощаясь с провожающими его иркутянами, бросал в толпу серебряные деньги. Летописец П. И. Пежемский, ссылаясь на сведения, данные в книге «Исторический обзор Сибири» Петра Андреевича Словцова, сообщает, что «Ракитин суждён в Санкт-Петербурге, где ему отсекли голову». В феврале 1719 г. в Иркутск прибывает нерчинский комендант Степан Ракитин и сменяет управителя Я. А. Бейтона.

Он тщательно занимался делами управления, но с подчинёнными был строг да жестокости. За малейшие проступки он приказывал заковывать в кан­далы и бить кнутом. Его действия дошли до сведения его начальства. Посему в ок­тябре этого же года прибывает следователь лейб-гвардии майор Максим Пушкин. Он «по доносам коменданта Ракитина допрашивал, себя же вёл весьма строго, лихоимственных взяток и подарков ни от кого и ничего не принимал».

Другая лето­пись добавляет: «Он вёл себя благопристойным образом, наблюдая за всем умерен­ность и не терпел корыстолюбия. Коменданта Ракитина за чинимые им строгости поносил чрезмерно». С. Ракитин после такой «критики» сменил свой гнев на лас­ку, т. е. он «... уменьшил излишнюю строгость, оказывал ко всем ласку и снисхож­дение».

6 февраля 1721 г. по указу прибыл из Тобольска стольник и воевода Иван Иванович Полуэктов и сменил С. Ракитина.

О нём в летописях говорилось, что был «к канцелярским делам не весьма заобычен и нравом вспыльчив». В марте 1722 г. из Тобольска в Иркутск прибыл следователь по делу бывшего коменданта С. Раки­тина, который после описи у него имущества отправился из Иркутска на дощанике в Тобольск.

Воевода И. И. Полуэктов в октябре 1724 г. был сменён лейб-гвардии капитан-поручиком Михаилом Измайловым. И хотя новый воевода из-за своей ма­лограмотности «в казённых сборах был не весьма радетелен и к канцелярским де­лам не заобычен», воеводствовал до апреля 1731 г. Фактические 1728 г. вёл дела по управлению городом подьячий Петр Татаринов. В апреле 1731 г. М. Измайлова по указу Правительствующего Сената сменяет полковник Иван Дмитриевич Бухгольц, который в этом же году сдаёт свои полномочия первому иркутскому вице-губерна­тору. И. Бухгольц в 1732 г. отбыл из Иркутска в Селенгинск на новое место службы. С 1731 г. должность иркутского воеводы упраздняется.

Иркутские повествования. 1661 - 1917 годы. В 2 т. / Автор-составитель А. К. Чернигов. Иркутск: "Оттиск", 2003. Т. 1. 

Выходные данные материала:

Жанр материала: Термин (понятие) | Автор(ы): Составление Иркипедии. Авторы указаны | Источник(и): Источники указаны | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2014 | Дата последней редакции в Иркипедии: 30 марта 2015

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Загрузка...