Иркутская чаеразвесочная фабрика, очерк к 80-летию

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

История Иркутской чаеразвесочной фабрики

Автор: Неизвестен
Источник: cbs.irkutsk.ru
Автор: Неизвестен
Источник: cbs.irkutsk.ru
Автор: Неизвестен
Источник: cbs.irkutsk.ru
Автор: Неизвестен
Источник: cbs.irkutsk.ru
Автор: Неизвестен
Источник: cbs.irkutsk.ru
Автор: Неизвестен
Источник: cbs.irkutsk.ru
Автор: Неизвестен
Автор: Неизвестен
Источник: cbs.irkutsk.ru
Автор: Неизвестен
Автор: Неизвестен
Источник: cbs.irkutsk.ru
Автор: Неизвестен
Источник: cbs.irkutsk.ru

2012 год мог бы стать юбилейным для одного из самых известных предприятий города Иркутскачаеразвесочной фабрики. Продукция фабрики славилась на весь Советский Союз, ведь именно здесь, в Иркутске был придуман знаменитый советский бренд – «Чай со слоном». Сегодня все, что осталось от фабрики – это лишь музей чая, который находится в филиале Музея городского быта, на территории историко-архитектурного комплекса «Дом Европы». Однако, история чаеразвесочной фабрики необычайно интересна и достойна того, чтобы о ней помнить.

Фабрика была основана в 1932 году. Тогда же с конвейеров Иркутской чаеразвесочной фабрики сошли первые плитки иркутского чая. Запускали производство тяжело, не было квалифицированных специалистов, и работники долго разбирались в новом оборудовании. В ту пору, это была, фактически, фабрика ручного труда, мощность ее определялась количеством прилавков на конвейере, за которым женские руки взвешивали, фасовали и паковали чай, складывая пачки.

Предприятие входило в число сотен строящихся производств первой пятилетки в СССР и сначала называлось чаепрессовочной фабрикой. У руля успешного предприятия тогда стоял Георгий Олимпиевич Девятко, успешно возглавлявший крупное производство около полувека. Во дворе фабрики всех входящих встречали глиняный чайник с чашками и пачка чая со слоном — неизменная визитная карточка Иркутской чаеразвесочной фабрики.

Ассортимент продукции, выпускаемой фабрикой, был уникальным. Чего стоит знаменитый чай №36 — смесь грузинского и индийского сортов, выпускавшийся только в Иркутске.

За несколько лет Девятко сумел так отладить производство, что Иркутская чаеразвесочная фабрика стала работать за две. Этот опыт очень важен был в преддверии войны, когда иркутская чаепрессовка оставалась единственной действующей фабрикой на всю огромную страну.

Фабрика, впрочем, выпускала не только чай. В годы войны было освоено производство горохового концентрата — прессованных брикетов гороховой каши. Перестроить технологию было сложно, но коллектив с этой задачей справился. На фабрике к тому же фасовали махорку, которой обеспечивался весь фронт. 

Иркутская чаеразвесочная фабрика в годы войны

В годы Великой Отечественной войны фабрика работала в очень тяжелых условиях. На фабрике совсем не осталось транспорта, не было даже захудалой лошади: всё было направлено в армию, а с железнодорожной станции надо было доставлять сырье. Фабрика находилась в двух километрах от станции, если считать напрямую, по Ангаре. А зимой Ангара замерзала… И директор Девятко нашёл выход! На фабрике изготовили три сотни  обыкновенных детских саночек, и к вокзалу по льду Ангары отправлялся целый санный поезд. Тянули санки работницы, ведь почти все мужчины ушли на фронт. Загружали по два куля на санки – и обратно. Мороз в 45 градусов не был помехой. Два рейса – и эшелон на фронт снаряжён.

Непростое положение сложилось с техническими маслами, тарой, гвоздями… Тогда директор специальным приказом организовал бригаду по использованию старых ящиков. Вытаскивали старые гвозди ребята-подмастерья. Проблема была решена.

Одними из первых в Иркутской области в годы войны рабочие на чаепрессовочной фабрике завели подсобное хозяйство. Начали с картофеля, редиски, репы и лука – неприхотливых и привычных сибирских овощей, а потом задумались и о животноводстве: приобрели коров и свиней. Львиную долю продуктов отправляли на фронт. В 1942 году собрали 139 центнеров картофеля, из них 100 отгрузили на фронт.

Больше всего в годы войны боялись простоев, а их бывало немало из-за нехватки сырья. Именно поэтому на фабрике и придумали прессовать горох. За короткий срок фабрика изготовила более 2 тысяч тонн брикетов горохового супа-концентрата. По технологии чаепрессовочной фабрики это было почти невозможно! Все производство в то время было практически безотходным: даже из чайной пыли вырабатывался кофе и кофеин.

Золотые годы Иркутской чаеразвесочной фабрики

После войны, уже к 1950 году фабрика выпускала половину чая в СССР, напрямую работая с Индией, Китаем, Цейлоном.

За доблестный труд в 70-х годах фабрику даже наградили орденом "Знак Почета". На работу сюда устроиться было невозможно. Работники чаеразвески считались элитой рабочего класса. Фабрика была абсолютно самодостаточным организмом. Своего рода город в городе, небольшая империя. У нее были свои детские лагеря, турбазы, отличный детский сад, служебный транспорт, немыслимые даже по тем временам льготы. В штате чаеразвесочной фабрики были свой садовник, свой художник, и даже маникюрный мастер. На пищевом производстве следить за гигиеной рук вменялось в обязанность.

В одном из зданий,  при чаеразвесочной фабрике, работал некогда и филиал Иркутского ателье мод. Здесь сотрудники предприятия имели редкую возможность приобрести отрезы тканей хорошего качества и современных расцветок, заказать на пошив брючные костюмы, платья, сорочки. И все это без отрыва от производства. Позже в этом здании открылся специализированный магазин чая, где рабочие фабрики могли свободно приобрести продукцию родного предприятия.

Единственной "проблемой" фабрики был целиком женский коллектив. Предсказать, сколько барышень пойдет в декретный отпуск, было нереально.

Объемы выпускаемой продукции росли. Если в 70-х чаеразвесочная фабрика в день выпускала порядка 40 тонн готовой продукции, то спустя десятилетие — 100—120. Внедрялись на производстве и новые технологические линии, множился ассортимент.

А вот чайное сырье вплоть до 80-х годов в Иркутске перевозили лишь на гужевых повозках. Ежедневно к воротам чаеразвесочной фабрики подъезжали  запряженные лошадьми телеги с большими фанерными ящиками. Точно так же отвозили на вокзал и готовую продукцию. Бытовало такое мнение, что чай не терпит выхлопных газов, бензина, мазута и может изменить вкусовые качества.

Вкусовые качества продукции действительно стояли на особом, жестком контроле. Так, наряду с отраслевыми и вспомогательными цехами работала на чаеразвеске и своя лаборатория. Ее специалисты готовили рецептуру, смешивали сорта чая, добиваясь лучшего варианта купажа, и, конечно, оценивали качество выпускаемой продукции. В процессе дегустации чай заваривали крутым кипятком, разливали напиток в специальные пиалы. Отдельные специалисты, а если точнее — титестеры, работавшие на Иркутской чаеразвесочной фабрике, по вкусу, запаху и внешнему виду безошибочно определяли до 200 сортов чая.

Казалось, что скорее рухнет плотина ГЭС, чем закроется чаеразвеска.

... И эта империя рухнула в результате сначала перестройки, когда начались проблемы с сырьем, а потом окончательно от финансовых махинаций новых владельцев фабрики.

Закат чайной империи

Первый тревожный звонок прозвенел в конце восьмидесятых, еще при Горбачеве. На фабрике начались перебои с сырьем. Иркутский чай исчез с прилавков. Впрочем, в то время с прилавков исчезло практически все.

Городские и областные власти о безрадостной судьбе Иркутской чаеразвесочной фабрики знали задолго до начавшейся агонии. После ухода на пенсию в 1985 году Георгия Девятко начался развал предприятия. Сменилось несколько директоров. История помнит братьев Кодзоевых, заправлявших на фабрике в смутные времена. Братья брали в банке кредиты под залог имущества предприятия — и, естественно, кредитные средства уходили совсем не на нужды производства. Фабрику, выпускавшую в сутки 300 тонн чая, ввергли в серьезные долги. В 1990-х она закрылась. Французское и английское оборудование, установленное в бытность директора Девятко, безжалостно выбрасывали и увозили в неизвестном направлении. Все, что сейчас осталось от производства, — руины основного здания.

В 2000-х с торговым домом «Никитин» пытались организовать торговлю, чтобы хотя бы сохранить аббревиатуру фабрики. Чай фасовали уже в Москве, ставили на него иркутский торговый знак - знаменитого слона - и привозили сюда. Но купаж был уже не тот.

Подробную историю заката чаеразвесочной фабрики можно узнать из статьи Елизаветы Старшининой, журналиста газеты «Пятница».

Музей чая

Несколько лет назад иркутский краевед Григорий Красовский в одной из чайных Иркутска обнаружил интересную коллекцию чая: пачки с инвентарными номерами. Как выяснилось позже, это самая ценная часть коллекции музея истории чая Иркутской чаеразвесочной фабрики.

Из 770 пачек, переданных наследниками Георгия Олимпиевича в музей истории города, недосчитались трехсот. Это были две коробки дореволюционного чая — самые ценные экспонаты музея.

Пропажа обнаружилась совершенно случайно. С момента передачи наследниками директора музея Девятко экспонатов в Музей истории города Иркутска прошло два года. Родственники предполагали, что все предметы дошли до музея города в полной сохранности. Но, как выяснилось, не все. Началась переписка с прокуратурой и милицией. Семья Девятко предлагала предпринимателю — владельцу чайной — вернуть музейные экспонаты.

Между тем музей истории чая создавался лично директором предприятия с самого начала работы фабрики. Все, что выпускалось на фабрике, хранилось там начиная с самого первого года. Самые интересные образцы музея — пачки дореволюционного чая, который привозили из Китая.

Георгий Девятко с каждого выпуска нового чая покупал по пачечке и сам клал на полку в музее. Именно покупал, а не брал на фабрике, на что имел полное право и за что его не осудили бы. Таким образом, он вносил свой личный денежный вклад в создание музея. Кроме чая в фабричном музее были мерочные предметы, дегустационные чашечки, из которых пили чай во время дегустаций, проводившихся там же. В музее находилась богатейшая коллекция фотографий, а также награды, почетные грамоты фабрики. Музей состоял из двух больших комнат. Туда водили на экскурсии школьников, там же принимали иностранные делегации.

О перипетиях этого «чайного» дела можно узнать из статьи Григория Красовского «Открытие музея чая в музее города Иркутска обрадовало иркутян»

В юбилейном для города Иркутска 2011 году, 11 сентября, наконец, открылся «Музей чая», который находится в филиале Музея городского быта, на территории историко-архитектурного комплекса «Дом Европы». Экспозиционный отдел расположился в отреставрированном здании, построенном в 40-е годы 19 века.

В экспозиции Музея чая представлено 4 раздела: «История Иркутской чаеторговли», «Иркутская чаеразвесочная фабрика», «Чай по-иркутски» и «Современные чаеторговцы, проект Чайный путь». Представлены экспонаты середины и конца 19 века из фондов Музея истории города Иркутска. Огромный интерес представляют предметы, отражающие историю чайной торговли.

Сегодняшний день

Что сегодня происходит на территории Иркутской чаеразвесочной фабрики, можно только догадываться. С улицы Сурикова виден только остов основного здания фабрики. Этот объект недвижимости принадлежит ООО «Иркутская чайная фабрика». Земля же находится у компании в аренде на 10 лет. Этот срок истекает в 2013 году. На данном этапе вмешиваться в дела мэрия не имеет права. Собственник волен делать с принадлежащим ему объектом недвижимости что угодно. Какая деятельность кипит внутри компании, неизвестно.

В генплане города Иркутска чайная фабрика не значится уже довольно давно. На ее территории находятся две сквозные улицы. Фабрики больше нет. Но остались воспоминания и строки иркутского поэта М. Сергеева. Их можно найти в сборнике поэта «Каждый день начинать себя снова», изданном в 1997 году Восточно-Сибирским книжным издательством (С. 436):

На Иркутской чаепрессовочной фабрике

Все коридоры в белом кафеле, 

надела лестница халат,

и стены фабрики как вафли —

квадрат гнездится на квадрат.

Нас водят строгие начальники

по цеху, пахнущему сном.

Мы ходим, как чаинки в чайнике,-

молочно-белом, заварном.

По лестнице как будто на гору.

 

А там — девчонки у станка

в халатах, что подобны сахару,

с глазами — жарче кипятка.

Под потолками, в синих бункерах,

где воздух ароматом сжат,

дожди тропические булькают

и зори южные дрожат.

И рук рабочих напряжение,

и чьих-то песен красота,

и даже времени движение —

в движенье чайного листа.

Здесь Индия приносит нежно

своих плантаций аромат,

здесь солнце Грузии развешено —

его пакует автомат.

И, пачку яркую встречая,

там, где все снегом замело,

щепоткой байхового чая

заваришь южное тепло.

Нас водят гордые начальники

по цеху, пахнущему сном,

и радуги таятся в чайнике —

молочно-белом, заварном.

Беседуем за чашкой чая, но

все тянет нас туда, назад,

 где солнце южное отчаянно

пакует в пачки автомат.

Где ходят тихие блондинки,

как затаенная гроза.

У них ресницы как чаинки и

цвета чайного глаза.

Дополнение

Работники фабрики спорят о том, что не 2012 год, а 2013 следует считать юбилейным, так как в годы работы фабрики юбилей отмечали в 1983 году. Чтобы установить дату юбилея, мы обратились к первоисточникам. В «Иркутской летописи 1661 – 1940 гг.», составленной Ю.П. Колмаковым, есть запись, датированная 5 июля 1932 г., о том, что в этот день «… в 22 часа 11 минут прессы Иркутской чаепрессовочной фабрики выдали первую продукцию, плиточный чай». В «Хрестоматии по истории Иркутской области», вышедшей в 1969 году и подготовленной к изданию сотрудниками Государственного архива Иркутской области на стр. 256 опубликован документ:

 «Из акта приёма и пуска в эксплуатацию Иркутской чаепрессовочной фабрики от 28 апреля 1933 г.

… Удельный вес кирпичных чаёв в чайном балансе Союза составляет   40 %. Чёрные кирпичные чаи прессовали и прессуют до сих пор способом предварительной запарки чайной пыли в Ханькоу. Такой способ даёт капиталистам возможность прессовать чайные кирпичи из всевозможных недоброкачественных чайных отходов.

В 1928 г. Партия и правительство, придавая огромное экономическое значение кирпичному чаю, в целях обеспечения внутреннего рынка кирпичными чаями, улучшения качества последних, а также в целях сокращения расходов валюты предложили Центросоюзу организовать прессовку чайной пыли внутри Союза.

12 февраля 1930 года… Президиум Центросоюза принял решение о переносе «строительства» чаепрессовочной фабрики в город Иркутск из Владивостока…

Согласно постановлению комиссии совета Труда и Обороны от 3 июня 1930 года строительство Иркутской чаепрессовочной фабрики было признано спешным и срок его окончания был намечен к 1 января 1931 года. Фактически строительные работы в основном были закончены к 1 августа 1931 года.

Основываясь на всём высказанном, комиссия считает, что находящееся в настоящее время в эксплуатации оборудование может быть принято и допущено к дальнейшей эксплуатации».

Таким образом, коллектив фабрики отмечал её день рождения в соответствии с актом приёма фабрики, подписанном Государственной комиссией 28 апреля 1933 года.

Литература

  1. Дулов, А. В. Памятники производственной деятельности // Памятники истории и культуры Иркутска. — Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1993. — 448 с. — 91 с .
  2. Мамонтова, Юлия. Всё для Победы // Областная газета. – 2007. – № ?31 авг.
  3. Старшинина, Е. Конец чайной империи // Пятница. — 2006. — № 25( 30 июн.).
  4. Соколова, А. Чаеразвеску разорили, музей обворовали // СМ-Номер один. — 2010. — № 38 (30 сент.)

Выходные данные материала:

Жанр материала: Статья | Автор(ы): Цепилова Оксана | Источник(и): cbs.irkutsk.ru | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2012 | Дата последней редакции в Иркипедии: 03 апреля 2015

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Статьи | Иркутск | Библиотека по теме "История" | Библиотека по теме "Экономика"