Геологическое строение Сибири // «Сибирская советская энциклопедия» (1929)

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Изучение Г. с. Сиб. началось в XVIII в. при Петре I, заинтересовавшемся нахождением животного, к-рому принадлежали «Мамонтовы рога», привозимые купцами. Первые сведения доставила экспедиция Мессершмидта и Штраленберга (1720—25), посетившая Нижнюю Тунгуску, Забайкалье, Кузнецкий край; за ними последовал Гмелин (1733), изучивший Лену и Ангару в составе экспедиции Беринга и Стеллера, исследовавшей Камчатку, Командорские о-ва (1725—41).

Сев. берега Сиб. обследовали моряки Лаптев, Лассениус, Минин, Овцын, Прончи-щев (1734—42). Несколько позже от Урала до Амура прошла экспедиция Палласа и Георги с сотрудниками (1768—74), собравшая огромный материал; один из ее членов, Крашенинников, описал Камчатку. В конце XVIII в. Биллингс и Сарычев исследовали Колымско-Чукотский край (1885—94), Рено-ванц, Герман, Шангин изучали Алтай, Лаксман (1764—94) и Сивере (1790—94), жившие в Сиб., сообщали данные о разных местностях. XIX век начался экспедицией Адамса в дельту Лены за мамонтом, Геденштром собирал данные о Байкале, Амуре, Сев. Якутии; экспедиция Анжу и Врангеля исследовала Колымский край и Н.-Сиб. о-ва (1820— 23); Злобин описал Нерчинский рудоносный край, Сушков и Чайковский соляные источники Сиб., Эн-гельгардт обработал геологические данные об Алтае, собранные Ледебуром; Спасский описывал Забайкалье и Кузнецкий край. Т. о. уже 100 лет тому назад строение обширных пространств Сиб. было в общих чертах обследовано. Последнее столетие начинается путешествием Эрмана (1828—30), проехавшего от Урала до Камчатки через Якутск и Охоток и собравшего огромный материал, особ. о Камчатке; горные инженеры Алтайского и Нерчин-ского окр. изучали строение последних, также юг Иркутской губ., Лену и Верхоянский хр. (Злобин, Строльман, Ковригин, Кулибин, Таскин и др.), Шангин исследовал Киргизскую степь, Гофман и Маке-ровский — золотоносные районы на Енисее, Бирю-се и Байкале; Алтай изучали Гумбольдт, Розе и Эренберг, позже Геблер и Гельмерсен, затем Щу-ровский и Чихачев; последний посетил Зап. Саян и долину Енисея; Миддендорф совершил свое знаменитое путешествие в Таймырский край, прошел из Якутска в бассейн Амура и дал общую сводку геологии Сев. и Вост. Сибири. С основанием Географического Об-ва (1845) и его сиб. отд. в 1851 начинается период еще более интенсивного исследования, частью, попрежнему, большими экспедициями из ц., частью местными силами. Маак изучил бассейн р. Вилюя, он же участвовал в сиб. экспедиции Шмидта и Глена на Амур, в Уссурийский край и на Сахалин, Меглицкий работал на бер. Байкала и в хр. Верхоянском, а в составе экспедиции Ахте изучал бассейн р. Алдана и хр. Становой. Дитмар исследовал Камчатку, Аносов и Лопатин изучали золотоносные россыпи Амурского и Приморского краев; последний совершил еще экспедицию на Витимское плоскогорье и, вместе с Шмидтом, в низовья Енисея. Кропоткин посетил Большой Хинган и Вост. Саян, а затем провел экспедицию с Ленских приисков в Читу. Чекановс-кий исследовал юг Иркутской губ., Миддендорф— Барабу, Котта—рудники Алтая, где продолжались также работы горных инженеров (Бояршинов, Басов, Малевский, Полетика, Кулибин и др.), изучавших также Киргизскую степь (Антипов, Татаринов, Влангали). В Вост. Саяне работали Версилов, Бак-шевич, Пермикин, в Забайкалье—Аносов, Черкасов, Озерский. За 70-е гг. нужно отметить исследования Карпинского на вост. склоне Урала, экспедиции Чекановского на Ниж. Тунгуску, Оленек и низовье Лены, Лопатина на Подкаменную Тунгуску, работы Черского на бер. Байкала, в Тункинских Альпах, Нижнеудинской пещере, Боголюбского на Амуре, Дейхмана на Сахалине, Богданова, Гривна-ка, Миклашевского, Нестеровского на Алтае, Лопатина на Чулыме и Енисее. В 80-х гг. Черский закончил свои работы на Байкале экскурсией в бассейн р. Селенги, затем побывал в верховьях Ниж. Тунгуски и дал описание местности вдоль почтового тракта от Байкала до Урала; Бунге и Толль изучили бассейн р. Яны и Н.-Сиб. о-ва; в Киргизской степи работали Апзимиров, Белоусов и Яковлев, на Алтае Богданов и Поляковский, на юге Енисейской губ. Златковский, Клеменц, Мартьянов, в Вост. Саяне и Забайкалье Ячевский и Ма-керов, последний также на Зее, Обручев в Прибайкалье. В 90-х гг., в связи с постройкой сиб. магистрали, производились уже более сист. исследования местности вдоль нее от Урала до Владивостока; в Зап. Сиб. работали: Богданович, Высоцкий, Герасимов, Зайцев, Краснопольский, Мейстер, Романовский, в Ср. Сиб.—Богданович, Ижицкий, Яворовский, Ячевский, в Забайкалье— Обручев, Герасимов и Гедройц, на Амуре и в Приморье—Бацевич, Д. Л. Иванов, Д. В. Иванов, М. Иванов и Яворовский. На Алтае началась сист. с’емка округа Венюковым, Державиным, Петцом, Поленовым, под руководством Иностранцева. Из экспедиций этого десятилетия отметим: Толля на Н.-Сиб. о-ва, низовья Оленека, Анабары и Хатанги, Богдановича в Охотский край и на Камчатку, Черского в хр. Верхоянский, на Индигирку и Колыму, исследования Обручева на Лене и Олек-минско-Витимских золотых приисках, Брусницы-на, Крата, Майера, Сапожникова на Алтае.

Первое десятилетие XX в. характеризуется детальным изучением золотоносных районов, сменившим работы вдоль ж. дороги. Енисейскую тайгу исследовали Ижицкий, Мейстер и Ячевский; Минусинский район — Эдельштейн, Ячевский, Стальнов; Олекминс-ко — Витимские прииски—Герасимов, Демин, Котульс-кий, Мейстер, Обручев, Преображенский; Баргузинскую тайгу—Демин, Котульский, Мейстер, Свитальский; районы Амура и Приморья — Анерт, М. Иванов, Риппас, Хлопонин, Яворовский. Из экспедиций этого времени упомянем: Толля на Таймырский п-ов и о-ва Н.-Сиб. и Беннета; Баклунда и Толмачева на Хатангу и Анабару; Воллосовича в низовья Яны и на Н.-Сиб. о-ва; Богдановича на Чукотский п-ов; Камчатскую экспедицию на средства Рябушинско-го; Толмачева вдоль берега Ледовитого м.; Тихоновича, Анерта, Полевого и Соколова на Сахалин; Мо-розевича на о-в Медный и Эдельштейна в Сихота-Алин. Продолжались работы по картированию Алтая (Петц, Поленов, Толмачев, Яковлев), а в 1908 начались исследования Перес. Упр., также доставлявшие геологические данные. Из местных исследований можно отметить работы: Козырева, Мей-стера, Мефферта, Обручева, Тихоновича в Киргизской степи; Зайцева, Игнатова, Майера, Пилипенко, Резниченко, Сапожникова на Алтае; Гудкова в Кузнецком Алатау; Аргентова, Зайцева, Рачковского, Толмачева в Минусинском крае; Вознесенского, Львова, Перетолчина, Тульчинского, Яковлева в Юж. Прибайкалье; Бронникова и Кузнецова в Забайкалье, Драверта и Малявкина на Вилюе, последнего и Мушкетова на Сучане, Виттенбурга у Владивостока. В 1912 Геологический Комитет (см.) приступил к сист. работам в Сиб., а в 1919—20 организовались его отделения в Томске и Владивостоке, и исследования с каждым годом развертываются шире. Из более крупных экспедиций за последние годы отметим: Казанского на Охотское побережье, Полевого на Анадырь, Зверева на Алдан и Маю, его же и Ржонсницкого в бассейн Вилюя, Урванцева в Туру-ханский край (Норильские горы и на р. Пясину), С. Обручева—на Ангару, Подкаменную Тунгуску, низовья Енисея, в хр. Верхоянский и на Индигирку, Рачковского — в Урянхайский край, Полевого—на Камчатку, Усова и Молчанова—в Кентей. Из местных исследований укажем работы Гапеева, Горностаева, Пригоровского, Русакова, Стоянова в Киргизской степи; Бутова, Сперанского, Лутугина, Усова, Яворовского в Кузнецком бассейне; Котульского, Нехорошева, Обручева на Алтае; Чуракова, Кузьмина в Кузнецком Алатау; Булынникова, Д. В. Соколова, Эдельштейна в Минусинском крае; Баженова в Зап. Саяне; Коровина на юге Иркутской губ.; Мейстера и Тетяева в Прибайкалье; Вознесенского, Макерова, Обручева в Вост. Забайкалье; Гудкова, Елиашевича, Козлова, Преображенского в Уссурийском крае; Криштофовича и Полевого на Сахалине. В самое последнее время Акад. Наук начала сист. изучение Якутии.

В обработке материалов, собранных в Сиб., участвовали как рус. ученые (Залесский, Карпинский, Лаврский, Павлов, Павлова, Поленов, Палибин, Чернышев, Черский, Хрущев, Шмальгаузен, Шмидт, Шту-кенберг и др.), так и иностранные (Биттнер, Геер, Динер, Мойсисович, Сьюорд, Цейлер и др.); Эрман, Гумбольдт, Зюсс, Делонэ, Альбург давали сводки геологических данных об отдельных крупных частях или всей Сиб., а из рус. ученых: Георги, Север-гин, Миддендорф, Черский, Толмачев и в последнее время Борисяк, Эдельштейн и Обручев.

Стратиграфия. В Сиб. распростр. все известные в науке геологические системы, но в различной степени с преобладанием палеозойских над мезозойскими и последних над третичной. Докембрий (см.) ограничивается древним теменем, Байкальско-Саянской горной страной с Кузнецким Алатау, вне к-рого появляется отдельными площадями в Енисейском горсте, по верх. Анабаре, в Таймырском крае, хр. Верхоянском, по pp. Селем-дже и Ниману и на Чукотском п-ове. Он представлен более древней архейской кристаллической свитой и более юной метаморфической с прорывающими их изверженными породами. К е м б р и й (см. Кембрийская система) слагает обширное Ср.-Сиб. плоскогорье между pp. Енисеем и Леной, но выступает на поверхность, гл. обр., по его окраинам, скрываясь внутри под силуром, пермью и юрой; он окаймляет также Кузнецкий Алатау и Минусинскую котловину, проходит в Вост. Алтай и Са-лаир И обнаружен кое-где и в Киргизской степи. На С.-В. он захватывает Алданское плато и часть хр. Верхоянского и найден на верх. Амуре. В Ср.-Сиб. плоскогорье кембрий представлен всеми тремя отделами, при чем верх. и ниж. состоят, гл. обр., из красноцветных, мелководных песчаников, мергелей и глин, местами с гипсом и солью, а ср. из глубоководных известняков и доломитов, в низах к-рых б. ч. и найдена фауна. На Ю.-З. пока выделены, благодаря фауне, эти известняки, а верх. и ниж. отделы не установлены. С и л у р (см. Силурийская система) покрывает кембрий на Ср.-Сиб. плоскогорье, обнаружен кое-где в хр. Верхоянском, на верх. Амуре, на о-вах Котельном и Беннета, а на Ю.-З. появляется на сев. Кузнецкого Алатау, в Салаире и Вост. Алтае, откуда м. б. переходит в Зап. Саян; найден также в нескольких местах Киргизской степи. Ниж. отдел внизу такой же мелководный и красно-цветный, как верх. кембрий, в к-рый первый незаметно переходит; вверху залегают известняки, слагающие также низ верх. отдела, вверху оканчивающегося также мелководными осадками. Фауна найдена во многих местах. На Ю.-З. состав силура более разнообразный, но полного разреза еще нет. Д е в о н (см. Девонская система) отсутствует на Ср.-Сиб. плоскогорье, кроме Ниж. Енисея (песчаники на pp. Вахте и Курей-ке с рыбами), зато распростр. полностью в Минусинской и Кузнецкой котловинах, в Зап. Алтае и Киргизской степи, а на С.-В. на Ниж. Лене, в бассейне р. Яны, на р. Колыме, в хр. Черского, возле Аяна, на берегу Охотского м., на верх. Амуре и в Вост. Забайкалье, наконец, на о-ве Котельном, то одним, то другим из отделов (за исключением верх. Амура). Состав девона гораздо более пестрый, указывая сильные колебания глубин м., в к-ром он отлагался; местами верх. и ниж. отделы мелководны и красноцвет-ны, представляя скорее или частью континентальные отложения, тогда как средний, не мощный, состоит из известняков (Минусинская котловина); местами известняки имеются во всех отделах, но перемежаются б. или м. с песчаниками, сланцами, конгломератами (Кузнецкая котловина, Алтай, Киргизская степь); на верх. Амуре преобладают известняки; на С.-В. отдельные выходы также б. ч. известняковые. Фауна известна во многих местах и обильна. К а р б о н — п е р м ь (см. Каменноугольная и Пермская системы) не разделимы в виду перехода и спорного еще вопроса о возрасте флоры. Ниж. карбон из известняков с морской фауной известен в Киргизской степи, Зап. Алтае, Кузнецкой котловине, но грубость известняков, перемежаемость с песчаниками и сланцами и фауна говорят о мелком море; затем морской карбон появляется только на С.-В. и В., в Вост. Забайкалье и на Верх. Амуре (ниж.), в низовьях Лены (ср.), в низовьях Амура (верх.). В Минусинской котловине ниж. карбон хотя и содержит немного известняков, но, судя по флоре, континентальный. Остальная часть карбона вместе с Пермью представляют угленосные континентальные отложения конгломератов, песчаников и глин, и только в Кузнецкой котловине содержит солоноватоводную фауну среднего карбона в ниж. половине, т. ч. эта котловина сначала представляла еще лагуну, а затем превратилась в оз. и отложила осадки в 7.500 м мощности. Кроме нее, угленосный карбон-пермь развит отдельными бассейнами в Киргизской степи, на юге Минусинской котловины, в обширном Тунгусском бассейне на Ср.-Сиб. плоскогорье вплоть до устья Енисея, Ниж. Ангары и верх. Вилюя, предполагается в устье Лены и по берегу Сев. Полярного м., в долинах Зап. Забайкалья, на Верх. и Ниж. Амуре; в Сихота-Алине и у Владивостока появляется уже морская ниж. пермь и угленосная верхняя.

Т р и а с (см. Триасовская система) в морской фации известен только на С. — В. и В., в низовьях Оленека, Лены, Яны, в хр. Верхоянском и Черского, в верховьях р. Маи и на р. Охоте, на юж. берегу Охотского м. и в районе Владивостока; ниж. отдел определен в последнем пункте и на крайнем сев. (Оленек, о-в Котельный, р. Охота); ср. отдел также развит на крайнем сев. (больше нижний) и у Владивостока, верхний—распространен от Сев. Полярного м. до юж. берега Охотского моря. Осадки триаса на Ю. представляют прибрежные конгломераты и песчаники, редко сланцы, на С. черные и серые сланцы и песчаники. Континентальный триас определен у Владивостока в виде верх. отдела (с однократным вторжением моря) и предполагается в виде угленосной свиты (рэта) у вост. подножья Урала и в двух местах Киргизской степи. Ю р а (см. Юрская система) в морской фации распростр. с перерывами вдоль современного берега, местами вдаваясь глубоко внутрь Сиб.; так, вдоль Урала верх. юра тянется полосой до 62° с. ш., затем появляется от устья р. Хатанги до устья р. Лены, где кроме верх. найдена и средняя, захватывающая ниж. половину бассейна р. Вилюя; далее на р. Яне, ниже Верхоянска, известна в одном месте ниж., а на о-вах Котельном и Новая Сиб. верхняя; на юж. берегу Охотского м. и в Удском крае залегает средняя и частью верхняя; последняя обнаружена и по р. Маин, в Анадырском крае. У Владивостока в толще континентальной юры имеются прослои морской в мальме и лейасе. Наконец, обрывки ниж. юры найдены в Вост. Забайкалье, в надвинутых с Ю.-В. толщах покровов. По составу морская юра, гл. обр., песча-но-глинистая с конкрециями (фосфорита, сферо-си-дерита), конгломератами, остатками растений на ряду с морской фауной, редко глинисто-сланцевая, вообще отложение мелководное и часто прибрежное. Континентальная юра, часто угленосная, развита в виде отдельных б. или м. крупных бассейнов по Юж. Сиб. от Кузнецкой котловины до Владивостока и по возрасту относится то к средней, то к ниж. или верхней; на Вилюе она подстилает и покрывает среднюю морскую, у Владивостока содержит прослои морской; на Алданском плато, на кембрие, сохранились б. или м. крупные площади континентальной юры; наиб. угленосный юрский бассейн на юге Иркутской губ., а наиб. мощности (до 5.000 м) достигает юра Владивостока. Состав континентальной юры: конгломераты, песчаники, глины, глинистые сланцы с пластами угля, флорой и, реже, фауной (рыбы, насекомые, остракоды, моллюски). М е л (см. Меловая система) в морской фации развит в Сиб. почти так же, как юра; вдоль Урала между 65 и 62° с. ш. найден ниж. и верх. мел, южнее (до 53°) только верхний; в низовьях Енисея, в Таймырском крае и далее, вдоль морского берега до р. Лены, залегает ниж., к-рый по pp. Лене и Яне распростр. далеко на Ю., до низовья р. Алдана, охватывая хр. Верхоянский и хр. Черского и частью входя в состав их склонов. В бассейне р. Анадырь огромная толща в 4.700 м по рч. Осиновой Маинской относится к ср. мелу, но выше по Анадырю известен ниж., а южнее по р. Большой верх. мел. Последний обнаружен также по сев. берегу Охотского м. и по р. Тигил на Камчатке. В низовьях р. Амура и по р. Бурее встречен ниж. мел, на Сахалине залегает верх. и ср., а на С., м. б., и ниж. мел. Отложения представляют песчаники, пески, глины и сланцы и содержат часто не только морскую фауну, но и наземную флору, указывая на мелководное море и близость берегов; на Сахалине и Лене целые толщи, перемежающиеся с морскими осадками, приходится считать пресноводными. Континентальный мел, кроме этих включений в морском, распростр. мало в Южно-Уссурийском крае— ниж. (угленосный вельд), на Амуре, к З. от М. Хин-гана—Верх. (с углем и костями динозавров); внутри Сиб. к ниж. м. б. принадлежат некоторые угленосные бассейны Забайкалья и к среднему осадки на р. Чулыме, у д. Симоновой.

Т р е т и ч н ы е (см. Третичная система) отложения имеют иное распространение; в палеогене произошло затопление Зап. Сиб., и Ледовитое м. вдоль Урала соединилось с Среднеазиатским. В Киргизской степи развиты морской эоцен и оли-гоцен не только вдоль Урала в Тургайской столовой стране, но и восточнее, в гористой части, представлявшей тогда острова; здесь отлагались пески, песчаники, пестрые глины, опоки с остатками рыб и моллюсков. На ДВ морской палеоген известен только на Сахалине, а на материк море вторглось в неогене со стороны Охотского бер., судя по морскому миоцену в бассейне р. Анадырь, в Тауйской губе и на зап. бер. Камчатки; он известен также на Сахалине. Осадки этого моря мелководные и перемежаются часто с пресноводными угленосными с флорой, а на Анадыре подстилаются последними (эоцен). Континентальные третичные осадки, кроме указанных мест ДВ, имеют развитие и внутри страны, слагая угленосные бассейны у Владивостока, в низовьях р. Бурей, а также выше и ниже по р. Амуру (б. ч. неоген, кое-где палеоген), затем на р. Колыме, на оз. Тас-тах (палеоген), на о-вах Новая Сиб. и Беннет, вероятно, кое-где на Хатанге и Анабаре и но Ниж. Лене. На Ю. неоген местами встречается в Забайкалье, в Ср. Сиб., у Томска и на Алтае, в Зай-санской котловине и больше распространен в Зап. Сиб., где сменяет морской палеоген и содержит флору и остатки наземных животных (на р. Тур-гай). Ч е т в е р т и ч н ы е (см. Четвертичная система) отложения в морской фации относятся на С. к бореальной трансгрессии, доходившей к З. от Енисея до 64,5°, на Енисее до 67,5° с. ш., на Хатанге до 71,5°; они залегают до 60 м над современным ур. м. и, повидимому, соответствуют междуледниковой эпохе; на Н.-Сиб. о-вах, в Беринговом проливе, в бассейне Анадыря они лежат до 10— 30 м над современным ур., на Сахалине до 150 м, в Юж.-Уссурийском крае до 80 м. Вторая, более слабая, трансгрессия на С. произошла в послеледниковое время. Осадки везде песчано-глинистые с фауной. Континентальные отложения развиты повсеместно, но в разных фациях: доледниковые, речные на террасах Ленских приисков и на дне долин, песчано-ва-лунные на Прибайкальском плато, 500 м над ур. Байкала, галечники на береговых высотах р. Ангары 65—85 м над ней, террасы р. Индигирки в 100, 200 и 350 м. Озерные слоистые пески с галечниками, илами и глинами развиты по всей Юж. Сиб., местами на С.; на берегах Байкала и в Зап. Забайкалье они поднимаются до 400 м над ур. озера и представляют отложения междуледниковой эпохи. Ледниковые валунные глины, суглинки, пески, ила распространены в Зап. Сиб. от Урала до Енисея к С. от 62—63° с. ш., по всей Таймырской тундре, на Н.-Сиб. о-вах, в хр. Черского и Верхоянском до их подножья и даже в низовьях р. Алдана, затем в Олекминско — Витимской горной стране, Баргузинс-кой тайге, в Алтае, Кузнецком Алатау, Зап. и Вост. Саяне, на г. Сохондо, в хр. Становом, на берегу Берингова пролива, доказывая обширное оледенение всего С., и крупное горных стран южнее; оно было двукратное, местами (Алтай) предполагают троекратное; часто ледниковым отложениям подчинены толщи ископаемого льда. Тундровые отложения С., связанные с озерно-речными, являются между- и послеледниковыми, содержат флору и фауну мамонта и др., частью вымерших животных; флора показывает более мягкий климат междуледниковой эпохи. Лесс (см.), лессовидные суглинки, сыпучие пески соответствуют двум ледниковым эпохам и образовались в степях между ледниковыми областями; теперь лесс б. ч. деградируется, а сыпучие пески возникают при развевании озерных отложений (Забайкалье, Минусинская котловина). Пещерные отложения с фауной частью доледниковые (Алтай), частью ледниковые (Нижнеудинская), частью послеледниковые (Балаганская).

Тектоника и история развития. Древнее основание, на к-ром в той или иной последовательности, с теми или иными проблемами, покоятся геологические системы, содержащие следы органической жизни, именно, образования докембрия, проявляется в Сиб., как в древнем темени—Байкало-Саянс-кой горной стране, так и отдельными площадями к С. от нее, доказывающими его первоначальное обширное распростр. В этом основании слоистые породы (крис-таллические сланцы) являются сильно нарушенными; архей обнаруживает в общем две выпуклые к С. складчатые дуги: более плоскую— Саянскую и более крутую — Байкальскую, сохранившиеся только в виде глубоких корней, пронизанный интрузиями и измененных метаморфизмом разного рода и степени. Опускание больших частей древнейшей складчатой горной страны создало место для эозойского моря, частью заливавшего и древнее темя, особ. в Саянской дуге; две фазы орогенезиса, т.-е. горообразования, создали складки из эозойских отложений, частью перекрывающие остатки архейских, частью прижатые к ним с С., обтекавшие древнее темя. Эозойское море сменилось кембрийским сначала очень мелким, в связи с предшествовавшими движениями земной коры, затем углубившимся и захватившим большую площадь, залившим Минусинскую котловину, Алданское плато (где ср. кембрий лежит на размытых складках архея), Кузнецкий Алатау; слабые горообразовательные движения в конце ср. кембрия обусловили обмеление моря и некоторое отступание его на С.; верхнекембрийское море сменилось силурийским, таким же мелким сначала, потом углубившимся, к концу опять обмелевшим и покинувшим уже все Ср.-Сиб. плоскогорье. Горообразование конца силура создало «каледонские» складки, прижатые к эозойским, распростр. и на плоскогорье в виде плоских волн, выпуклых к Ю., но значит. более крутые в Вост. Алтае. В это же время, вероятно, возникли первые (или повторные после эозойских) складки в хр. Верхоянском и хр. Черского. Вдоль р. Енисея каледонские складки плоскогорья, встречая препятствие в виде Енисейского горста (к-рый, м. б., представляет обломок большой эозойской складчатой дуги, продолжавшейся и на Таймырском п-ове в хр. Быр-ранга), загибаются на С.-С.-З. В Киргизской степи открытие осадков кембрия и силура также позволяет думать о каледонской складчатости, но для суждения о направлении ее пока нет данных. Благодаря каледонскому орогенезису площадь сплошного моря в Сиб. к началу девона распалась на две части, на зап. и на вост., разделенные сушей, и море сначала б. ч. было мелкое, но к эпохе ср. девона местами углубилось; на З. оно покрывало Киргизскую степь, Зап. Алтай, Салаир, Кузнецкую котловину и через юж. часть Кузнецкого Алатау проникало в Зап. Саян и Минусинскую котловину. На В. оно покрывало бассейн р. Амура и через Охотское м. распростр. на Верхоянско-Колымский край. К верх. девону море обмелело, и в конце этой эпохи «герцинский» орогенезис создал Киргизские складки, простирания С.-В.— Ю.-З., складки Зап. Алтая, прижатые к каледонским Вост. Алтая, выпуклые к Ю. складки в Минусинской котловине и простирающиеся на С.-С.-В. складки Малого Хин-гана и Сихота-Алина. В эпоху ниж. карбона море сохранилось и на З. и на В. и С.-В.; осушилась только Минусинская котловина, где остались озера. Но в конце этой эпохи новый орогенезис усилил Киргизские складки, изгнав море из степи, надвинул новые складки на Зап. Алтай, превратил Кузнецкую котловину в лагуну, имевшую слабое сообщение с морем, вероятно, также усилил складки хр. Верхоянского и Черского, изгнав море из б. ч. этого края и Амурского бассейна. Но зато в Тунгусском бассейне, остававшемся сушей во время девона, началось погружение, и в эпоху ниж. карбона море стало наступать с С., захватив к середине или концу карбона всю громадную площадь до Ниж. Ангары и Ср. Вилюя; но эта затопленная площадь быстро превратилась в сеть больших озер, в к-рых отлагались угленосные осадки. То же имело место в Киргизской степи, где в конце карбона и в перми существовали озера, в Кузнецкой котловине превратившейся из лагуны в озеро, в к-ром, благодаря периодическому погружению, в течение карбона-перми накопилась угленосная толща в 7.500 м, затем в Минусинской котловине, где после озер ниж. карбона существовали озера в пермское время, отлагавшие угленосные свиты, вероятно, также кое-где в Забайкалье на С.-В. и в Амурском бассейне. Вообще, в пермское время Сиб. представляла сушу, приблизительно, в современных пределах с озерами разной величины, а море заливало, повидимому, только вост. окраину. В конце этого времени приходится принимать сильный орогенезис «тяньшанский», направленный с Ю., из глуб. Азии, где еще сохранилось море. Он создал в Киргизской степи старую складчатость, обусловил глыбовый надвиг Салаира на Кузнецкую котловину и т. наз. Томский шарриаж в ней и надвиг Зап. Саяна на юж. часть Минусинской котловины. В связи с этими движениями осушились и озера в Зап. Сиб. и Тунгусском бассейне, где создались плоские складки, вероятно, и на С.-В. и на В. и суша достигла наиб. развития. В начале триаса замечается погружение и вторжение моря на С., от Оленека до Яны, и в районе Владивостока; на С. оно постепенно проникало все дальше на Ю. по бассейну р. Яны, покрыло остатки хр. Верхоянского и Черского и дошло до Охотского берегов к концу триаса; южнее оно захватило только низовья р. Уды и соседний к В. берег суши, а в районе Владивостока то отступало, оставляя озера и лагуны вдоль берега, то наступало и заливало их. В эпоху лейаса, т.-е. ниж. юры, нужно отметить начало погружения и продвижения моря вдоль подножия Урала, затем в низовьях pp. Хатанги и Анабары; в бассейне pp. Яны и Индигирки произошел орогенезис, создались новые складки хр. Верхоянского и Черского, по р. Охоте, в верховьях р. Маи и море отодвинулось на С.; южнее же оно, повидимому, продвинулось длинным заливом по долине р. Уды, в глубь Амурской обл. и в Вост. Забайкалье. Внутри Сиб., в связи с погружениями, местами образовались озера, напр. в бассейне р. Вилюя. Это погружение усилилось к эпохе доггера и мальма, когда по всему югу Сиб., от Кузнецкой котловины до Амура, и на Алданском плато создались многочисленные озера, осаждавшие угленосные толщи; в эпоху доггера море даже вторглось с С. в бассейн р. Вилюя, оставив в эпоху мальма после себя озеро. В районе Владивостока также существовали озера, в к-рые изредка вторгалось море. То же продолжалось и в эпоху ниж. мела, когда море захватило часть бассейна р. Бурей, на С. залило бассейн р. Яны и склоны хр. Верхоянского и Черского, а по долине Лены проникло до низовий р. Алдана; такое же вторжение имело место по р. Енисею и окраинам Таймырской земли, а вдоль Урала морской залив продвинулся дальше на юг. В начале эпохи ср. мела приходится принимать сильный орогенезис на В. с образованием шарриажа в Сихота-Алине, складок в Амурском бассейне и шарриажа, или надвигов, в Вост. Забайкалье, глыбового надвига на зап. берегу Байкала, по Ангаре и в соседнем Вост. Саяне; на С. усилились складки в сев. части хр. Верхоянского и в устье Лены; внутри Сиб. исчезли озера, море ушло из долины Енисея, но вдоль Урала продвинулось дальше на юг. Здесь погружение усилилось в начале палеогена, когда Ледовитое м. захватило всю Зап. Сиб., соединившись с Среднеазиатским и превратив горы Киргизской степи в о-ва. На В. море затопило Сахалин, на к-рый оно уже дважды наступало во время мела. В конце палеогена в Зап. Сиб., в связи с поднятием, море отступило на С. и на Ю., оставив озера; на С.-В. оно залило бассейн р. Анадыря и вторично Сахалин; внутри Сиб. в неогене местами существовали озера. Фаза «альпийского» орогенезиса проявилась, повидимому, только на Сахалине и в бассейне Анадыря образованием меридианальных складок. Для четвертичного периода нужно отметить двукратную трансгрессию моря на С. и одну на В. и дву- или троекратное оледенение. В последнее время берега Сиб. почти везде поднимаются. Кроме орогенетических движений, выражавшихся образованием складок, и эпироге-нетических, выражавшихся медленными поднятиями и погружениями суши, обуславливавшими транс- и регрессии моря, в Сиб. неоднократно происходили орогенетические движения диз’юнк-тивного типа, именно, разломы старых складчатых площадей и перемещения отдельных глыб вверх и вниз, а также, м. б., образование глыбовых складок, предполагаемых Арганом, с надвиганием их на соседние, более низко расположенные глыбы и созданием покровных складок в континентальных отложениях. Такими движениями было оконтурено древнее темя, созданы горсты и грабены в его пределах, выдвинуты в виде горстов Алтай, Кузнецкий Алатау, Салаир, хр. Енисейский, Верхоянский и др., осели грабенами Кузнецкая и Минусинская котловина, оз. Байкал; разломы расчленили древнее темя, Тунгусский бассейн и Алданское плато. В связи с ними, на поверхность проникали изверженные породы и создавались цепи вулканов (см. Вулканические явления). Эти движения повторялись неоднократно по тем же линиям и обуславливали возобновление эрозии горстов, сглаженных в предшествующую эпоху, восстановление сложного рельефа на месте почти-равнин. Последние движения этого рода произошли еще в эпоху неогена, когда, напр., был выдвинут сложный горст Алтая, и повторились еще раз после излияния первых базальтов Вост. Саяна и Хамар-Дабана, а затем, слабее, сравнит. недавно, снова обусловив усиление эрозии и углубление речных долин во многих местах Сиб., т.-е. омоложение рельефа.

Степень изученности геологии Сиб. очень неравномерна; юж. полоса вдоль ж. д. и Киргизский край исследованы более подробно, за исключением Вост. Саяна и, отчасти, Алтая; равным образом, почти все золотоносные районы подверглись уже б. или м. детальной с’емке. Север пересечен только отдельными маршрутами, гл. обр. вдоль больших рек и гл. путей сообщения; кое-где эти маршруты сгущаются, но остаются большие площади совсем не изученные, особ. на крайнем С. и С.-В. На Ю. началась уже детальная с’емка листов 10 — верстной карты в разных местах, преим. угленосных бассейнов и рудоносных районов.

Приложенная геологическая карта Сибири представляет схематизированную копию карты последнего издания (1925) Геологического К-тета. На этой карте не могли быть отмечены из-за мелкого масштаба небольшие пятна формаций, развитых очень слабо или установленных в отдельных местонахождениях соответствующих окаменелостей. Кроме того, за последующие годы, в связи с развитием геолого-разведочных исследонаний, появилось много новых данных по стратиграфии Сиб., к-рые также не отразились на данной карте и частью не могли попасть даже в статьи. Вообще пока еще нет реальной возможности дать общую геологическую карту Сиб. точной и устойчивой.

Литература

  1. Борисяк, А. А. Геологический очерк Сиб., Пгр., 1923;
  2. Обручев, В. А. Геологический обзор Спб., К. ГИЗ, 1927;
  3. Черский, И. Д. К геологии Внутренней Азии, „Тр. СПб. Об-ва Естество-исп.», т. XVII, в. 2, прот. стр. 51—58, СПб., 1886;
  4. Эделъштейн, Я. С. Тектоника и полезные ископаемые Сиб., „Из. Геол. К-та», т. 42, в. 4, 1923;
  5. его же. Геологический очерк Зап -Сиб. равнины, „Изв. Зап.-Сиб. Отд. Р. Г. Об-ва», т. V, Омск, 1925—26,
  6. De-Launay L. La geologie et les richesses minerales de 1’Asie, Paris, 1911;
  7. Obrutschew, W. A. Geologie von Sibirien, Berlin, 1926; Suess, E. Das Antlitz der Erde, Bd. III (1—2), Wien, 1901 и 1909.

Выходные данные материала:

Жанр материала: Др. энциклопедии | Автор(ы): Обручев В. А. | Источник(и): Сибирская советская энциклопедия. В 4 т. — [Новосибирск], 1929–1992 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 1929 | Дата последней редакции в Иркипедии: 19 мая 2016

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Сибирская советская энциклопедия | Иркутская область | Иркутская область в энциклопедиях
Загрузка...