Эвенкийские элементы в фольклоре хамниган

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Фотоальбом

Автор: Р.Ю. Зонненбург
Автор: Не известен
Автор: Не известен

Цель данного исследования заключается в том, чтобы выявить сходства между эвенкийским фольклором и фольклором закаменских хамниган. Для этого мы проанализируем такие виды мифов, как космогонические и мифы с элементами этиологического мифа, а также обрядовый фольклор эвенков и хамниган.

Космогонические виды мифов — это мифы о сотворении мира, небесных тел.

В эвенкийском фольклоре есть космогонический миф о девочке-сиротке, которую забрала к себе Луна. В хамниганском фольклоре есть точно такой же миф, но с последующим запретом-оберегом:

Жила девочка с отцом и мачехой. Умер ее отец. Мачеха начала плохо к ней относиться. Вот однажды ночью приказала идти за водой на речку. Пришла девочка к речке, замерзла по дороге и не может набрать воды в ведро. Сидит плачет. Увидели это Солнце и Луна. Солнце говорит:

— Возьму я к себе ее.

А Луна отвечает:

— Дай я ее возьму. Ты днем ходишь, людей видишь. А я ночью совсем одна.

Так взяла Луна девочку».

Миф оканчивается запретом-оберегом: «Человек не должен ходить за водой ночью — иначе его заберет Луна.

Следующий вид мифов — мифы первотворения.

В мифах первотворения говорится о творении земли, человека, животных, растений. В хамниганском фольклоре, так же, как в эвенкийском, имеет место миф первотворения с элементами этиологического мифа, т. е. с поясняющими элементами. К примеру: Бог (в эвенкийском фольклоре Сэвэки) на Средней земле делал из глины человека. На некоторое время он ушел в Верхний мир, и на Среднюю землю пришел черт (в эвенкийском фольклоре Харги), сломал все сделанное Богом и ушел. Бог, увидев проделки черта, пошел на его поиски. По дороге он встретил ласточку и спросил ее, не видела ли она черта. Ласточка видела, куда удалился черт, но обманывает Бога, направляя его в другую сторону. Идет Бог дальше, ищет и не может найти черта. Вдруг он решает пойти в обратную сторону, и тут он догоняет черта, наказывает его и отправляет в Нижний мир. Придя домой, он зовет ласточку. Ласточка понимает, что Бог будет наказывать ее за вранье, и спасается бегством. Вдогонку ласточке Бог кидает свою тарелку. Тарелка, попав ей в хвост, раздвоила его. Бог сказал: «Теперь все твои потомки будут с раздвоенными хвостами». Так в мифе хамниган объясняется, почему у ласточек раздвоенные хвосты.

Этот миф схож с эвенкийским мифом, но только вместо ласточки в эвенкийском варианте Сэвэки наказывает собаку, впустившую Харги в чум, где хранились вылепленные из глины фигурки людей.

Общее в фольклоре эвенков и хамниган прослеживается и в их отношении к медведю. Эвенки считают, что медведь — их предок. «Медведь, говорят, наполовину человек — бэе калтакан»[1].

Считалось, что медведь понимает человеческую речь. Поэтому, если на охоте медведь нападал на эвенка, он просил, заклиная его:

Бабушка! Что же ты делаешь, фу, фу!

Бабушка, плохо так делать, плохо!

Младшего брата своего зачем губишь?

Братья родные ведь мы, фу, фу! — человек и медведь.

Медвежьи дети мы, фу, фу!

Грех совершаешь, нельзя

Брата младшего своего губить, нельзя![2]

Нередки случаи, когда медведь после таких слов отступал от человека. Отсюда у эвенков почтительное отношение к этому зверю и большое количество мифов, в которых он фигурирует.

Хамниганы считают медведя хозяином леса и так же, как эвенки, почитают его. У хамниган существует миф, где медведь был человеком:

Жили муж с женой. Муж с охоты приносит всегда мясо, добытое как будто не человеком, а зверем: туша во многих местах была изодрана. Жена не могла понять, почему мясо такое изодранное. Однажды она пошла за ним посмотреть, как он добывает мясо. Приходит в лес и видит: муж превращается в медведя и идет охотиться. И с этого времени хамниганы узнали, что медведь был человеком.

У хамниган также есть поверье, связанное с медведем. Если охотник увидит на дереве черту, оставленную медведем, то он должен снизу оставить свою черту, вызывая тем самым зверя на поединок. Медведь увидит черту и придет драться с охотником.

Эвенки считали медведя обладателем особых качеств, которые помещались в частях его тела. Лапу после свежевания вешали на дверную жердь чума для охраны здоровья членов семьи. Хамниганы тоже для защиты семьи использовали лапу и даже высушенный нос медведя. Они верили в способность этих амулетов отгонять зло от дома и подвешивали в доме над дверью. Лапу вешали для того, чтобы она не пускала людей со злыми мыслями. Нос служил препятствием для проникновения болезни, плохих запахов и т. д.

И в обрядовом фольклоре мы прослеживаем общие корни. К примеру, рассмотрим культ огня. При обращении к огню, прося его о чем-то, эвенки говорят: «Бугакакун, боридякал!» (Небо Буга, одаривай). И верили: «Небо Буга обязательно услышит просьбу, так как оно угощается через огонь»[3]. Хамниганы, угощая огонь, обращаются к небу: «Хранительница очага, Хранительница счастья, открытое необъятное Небо! Помоги нам». Просьбы могли быть разными: об охотничьей удаче, о счастье в семье, здоровье детям и т. д.

У хамниган есть миф, связанный с огнем:

Говорят, что если человек знает 70 языков, он будет знать язык огня. Вот был такой человек. Пришел он однажды к знакомому в гости. И услышал, как разговаривают два огня. Один огонь спрашивает другого:

— Почему ты такой изодранный, весь в ранах, в синяках и в лохмотьях?

Тот отвечает:

— Мои хозяева меня не кормят. Их дети постоянно меня колют чем-нибудь острым. Мне не дают лоскутки (хамниганы всегда при покупке ткани подносили лоскуток огню, угощали пищей).

— Приходи жить ко мне, мои хозяева всегда угощают меня. Никогда не обижают.

— Приду! Но сначала проучу своих хозяев: сожгу их дом.

— Твой хозяин взял у нас седло. Только его не трогай.

— Хорошо.

Так огонь сжег дом, проучил своих хозяев. И только седло оставил.

У хамниган существует множество запретов, связанных с огнем, которые существуют и в эвенкийском фольклоре:

  1. Нельзя класть в огонь острые предметы.

  2. Нельзя рубить дрова возле огня. Щепки будут лететь в огонь.

  3. Нельзя бросать в огонь ненужные вещи…

Все эти мифы рассказаны моей матерью Натальей Дансаруновой Гомбоевой (1945 г. р.) и ее родственницей Дулмой Сосоровной Шагжиевой (1924 г. р.). Они являются уроженками села Мыла Закаменского района из рода заектаев.

Таким образом, сравнительное исследование некоторых элементов фольклора, в частности космогонических мифов, мифов первотворения, обрядового фольклора эвенков и хамниган Закаменского района, выявило общие черты. Это, безусловно, подтверждает их единые исторические корни.

Примечания

  1. 1. — С. 101.
  2. 1. — С. 100.
  3. 2. — С. 12.

Литература

  1. Варламова Г.И. Мировоззрение эвенков: Отражение в фольклоре. — Новосибирск, 2004.
  2. Мазин А.И. Традиционные верования и обряды эвенков-орочонов. — Новосибирск, 1984.
  3. Раднаева Е.Б. Культ медведя у эвенков и его образ в фольклоре // Актуальные проблемы языков, истории, культуры и образования стран АТР: материалы докладов 3-й Международной конференции студентов, аспирантов и молодых преподавателей. — Владивосток, 2003. — С. 205–209.

Выходные данные материала:

Жанр материала: Статья | Автор(ы): Гомбоева С. В. | Источник(и): Тальцы, журнал | 2009 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2012 | Дата последней редакции в Иркипедии: 31 марта 2015

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Статьи | Байкал | Иркипедия | Библиотека по теме "Народы вокруг Байкала. Этнография"