Ермолович, Олег Петрович

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Оглавление

Комедия "Женихи и невеста" в постановке "Театра пилигримов"
Комедия "Женихи и невеста" в постановке "Театра пилигримов"

Олег Петрович Ермолович (27 ноября 1955, пос. Лермонтово Куйтунского района Иркутской области, РСФСР, СССР) — шоумен, актёр и общественный деятель. В театральных кругах известен как "Петрович".

В 1985 окончил Улан-Удэнскую академию культуры по специальности театральный режиссёр, актёр. Работал в иркутском экспериментальном театре-студии, в театре народной драмы. Пробовал себя в качестве художника-постановщика, художника по костюмам. В 1989 пришёл в "Театр пилигримов". В 1995 основал народную партию дураков, является её "гениальным секретарём", партийная кличка — Петрович. Провёл несколько шумных акций. Не то в шутку, не то всерьёз собирался выдвинуть свою кандидатуру на губернаторских выборах.

Олег Ермолович:

– Партия возникла, когда я понял неисчерпаемость её членов – все кругом были дураки. Конечно, так формулировать программу партии было грубо, и я немного изменил программную формулировку: «Спроси себя сам: «А умный ли я?» Если задумался – уже кандидат в члены партии!» 1 апреля 1995 года состоялась презентация партии, пришло неимоверное количество народа, все массово писали заявления на вступление в партию. У меня до сих пор сохранились три тысячи этих заявлений. Одна налоговая инспекция вступила в полном составе. А какие у нас тогда были лозунги!!! «Человек, который смеётся, никогда не стреляет. А если стреляет – всё равно промажет». «Смеяться, смеяться и ещё раз смеяться, как завещал великий Гуимплен!»

Петрович отличается большим жизнелюбием. Любит детей и соратников по общему "дурацкому" делу. Близко к сердцу принимает молодежную культуру. Заслужил титул короля тусовки.

Олег Ермолович:

— Когда меня выгнали из мединститута, я пошел работать монтировщиком сцены в Иркутский драмтеатр. И во время одного из спектаклей по Островскому нас попросили заменить слуг на сцене. Там был такой момент — слуги уносят тумбочку со сцены и приносят небольшую кушеточку. Меня и Гену Фадеева одели в костюмы слуг, объяснили задачу и отправили на сцену. Здесь нужно оговориться, что у меня были черные до плеч волосы, а у Гены — белые, такой же длины, это была довольно распространенная прическа у хиппи. Порепетировать мы не успели, замена была оперативной. На сцене в это время вращался круг (поворотный круг сцены — вращающаяся часть сценической площадки, позволяющая быстро сменять картины на сцене и создать реальное ощущение непрерывности сценического действия. — Авт.).

Взяли мы с Геной кушеточку, несем, круг вращается, а время мы не рассчитали. И в момент остановки круга Гена, ярко выраженный блондин, оказался на нем, лицом в зал, а я, брюнет, стою спиной к зрителям. Нам дали еще один шанс, хотя мы уже пребывали в легкой панике. Круг снова вертится, замирает, но теперь уже я, со своими черными волосами, смотрю на зрителей, а блондин стоит к ним спиной. Мы снова промахнулись и не поставили куда надо нашу кушеточку. Зрители ничего не подозревают, возможно, они подумали, что это специальный режиссерский ход. Нас выручил Виталий Константинович Венгер, небрежно обронив: «Ступайте, слуги, вы опять пьяны». Ну а когда мы уже освоились в роли монтажеров, нашей любимой игрой была «Охота с колосников» (колосники — самая верхняя часть театральной сцены). Мы любили во время спектаклей метать на сцену маленькие гвоздики, это было не больно, скорее, похоже, на укус комара, но никто в театре не мог понять, в чем тут дело. А мы забавлялись.

Давным-давно я работал в экспериментальном театре-студии. У нас шел спектакль по пьесе Карла Чапека «Из жизни насекомых», который мы назвали «Бродяга». По сюжету главный герой, бродяга, засыпает, ему снятся сны. Женя Кочетков играл навозного жука, и перед ним стояла задача скатать навозный шарик. Реквизит мы подобрали подходящий, шарик действительно был похож на навозный. По сюжету навозному жуку нужно было сказать: «Я с ума сойду от радости и забот о шарике». Полный зал народу, Женя катит свой шарик. И вдруг повисает мощная театральная пауза. И глаза у него полны ужаса. Я начинаю шептать ему: «Ты с ума сойдешь от радости и забот о шарике». Женя не слышит, а зал начинает потихоньку хихикать. Тогда мы начинаем произносить эту фразу вдвоем с кем-то из артистов. Женя опять ничего не может разобрать. Тогда весь зал начинает скандировать: «Ты с ума сойдешь от радости и забот о шарике». И только тогда он смог произнести положенную по тексту роль. Минуты четыре и мы, и зал ревели от смеха. А после, кстати, нам говорили: «Как вы здорово все придумали, какой сильный режиссерский ход!» 

Литература

  1. Корк А. Театральные байки // СМ Номер один. 2012. № 11. 22 марта
  2. Корк Б. Петрович присматривает партию // Иркутский репортер. 2013. 1 апреля

Выходные данные материала:

Жанр материала: Термин (понятие) | Автор(ы): Авторский коллектив | Источник(и): Иркипедия | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2013 | Дата последней редакции в Иркипедии: 15 августа 2019

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.