Экология Байкала. Принципы экологической социализации // Карнышев А .Д. Байкал таинственный...

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

У бурятского поэта Д. Улзытуева есть знаменательное стихотво­рение «На границе степи и пустыни» и в нем строки:

«Человек

Может мертвую землю спасти,

А живую — убить,

Хоть трава не расти».

Слова эти, особенно во второй части строфы, хорошо отражают то, что порой люди могут жить и действовать во вред природе, не задумываяь о том, что это прежде всего вред самим себе. Поэтому, обобщая разговор об экологической социализации населения в це­лом, попытаемся сформулировать естественные принципы, аргумен­тация которых будет вполне понятна любому человеку, поскольку органично увязана с его повседневной жизнью.

1. «Себе дороже». Совершая любое экологическое нарушение сегодня важно помнить, что тем самым наносится вред самому чело­веку, что проявится в виде ухудшения физического и психического здоровья по обычному правилу: «капля за каплей камень точит». Еще одним простым выражением этого принципа выступает известная по­говорка: «Как аукнется, так и откликнется». Отсутствие внимания к правильному решению экологических проблем, их игнорирование, хочешь не хочешь приведет человека к следующим негативным последствиям:

•    нездоровая загазованность окружающей атмосферы;

•    отсутствие возможности использовать питьевую воду из при­родных источников;

•    некондиционные продукты питания с нитратами и химикатами;

•    отравление организма различными вредными веществами;

•   повышенный шумовой фон, вызывающий психические расстройства;

•    невозможность комфортно отдохнуть на природе из-за мусора и несанкционированных свалок;

•    отталкивающая гигиеническая обстановка в общественных ме­стах;

•    нездоровые условия для отдыха и досуга детей, их занятии спортом.

Все перечисленные реалии (а их можно было бы и продолжить) в их сумме более всего отражаются на подрастающем поколении, и нарушения принципа «себе дороже» становятся мерзкой миной, которую человек закладывает под свое будущее. Сегодня очень важ­но научиться считать, каким образом любой ущерб природе, любая экологическая недальновидность человека, общества и государства отразится на здоровье и благополучии сегодняшнего гражданина и его потомства.

2. «Реальный вклад». Человек должен знать не только то, что негативно влияет на его здоровье и самочувствие, но уметь своими поступками и действиями, своим конкретным участием вносить ре­альную лепту в защиту и облагораживание природного мира Байка­ла, его флоры и фауны.

О том, что местные жители начали по-настоящему понимать, что они сами не играют важную роль в защите Байкала, свиде­тельствуют данные нашего опроса, о сути которого мы уже сказали выше.

На вопрос: «В какой мере местное население способствует защите и благоустройству окружающей среды на территории, где Вы проживаете?», мы получили следующие ответы:

1). Эти озабочены и стремятся внести свой вклад все жители - 6,5%

2). Большинство жителей стремятся что-то сделать, но не всё получается — 23,6%

3). Этим озабочены лишь немногие, большинство же равнодушно - 24,3%

4). Забота проявляется лишь на словах, на деле продолжается загрязнение природы — 35,3%

5). Никто об этом даже не задумывается — 7,3%

Затрудняюсь ответить — 2,9%

Близкие по содержанию ответы были получены и по вопросу: «В какой мере, на Ваш взгляд, местные власти заботятся о Байкале?».

Но все же в последнее время «лед тронулся». Инициативные ор­ганизации типа Байкальской Экологической Волны, Байкал-Экосети, российских организаций Гринписа вкупе с общественностью и заин­тересованными деловыми людьми вершат благие дела. Волонтеры-энтузиасты, как российские, так и зарубежные, все чаще приезжают на Байкал с конкретной целью - очищать его берега от мусора. В июне 2007 года на территории острова Ольхой стартовал экологиче­ский проект «Чистые берега Байкала», который разработан одним из ведущих предприятий региона «Пивоварня Хейнекен  Байкал».

Реализуется проект совместно с администрацией Иркутской области и администрацией Ольхонского района. Бизнес, власть и обществен­ность объединили усилия в благородной работе. В качестве основных направлений проекта обозначили не только сбор и вывоз мусора, но и просветительскую работу среди гостей и местного населения остро­ва. Общественный патруль дежурит на пароме, где всем въезжающим вручаются мусорные мешки, рассказывается, как вести себя на остро­ве. Люди с пониманием относятся к этому. Планируется проведение конкурсов образцовых туристских площадок с награждением лучшей палатки, конкурс среди местных жителей, по благоустройству терри­тории. Можно сказать, что рождаются добротные традиции эколо­гичной экономики или экономичной экологии.

Правило реального вклада в экологическую деятельность может и должно подкрепляться материальными стимулами. И здесь много перспектив. Вот лишь один пример, сверхдостойный заимствования. В Чистопольском районе Татарстана школьников в каникулярное время привлекли к зарабатыванию средств, которые они получают за сбор пивных банок, пластиковых бутылок и иного мусора. Объем выполненной работы учитывается в конкретных единицах — «трудиках», специально изготовленных талонах, которые затем «превраща­ются» в наличные деньги. В зависимости от того, сколько порожней тары соберет школяр (учитываются и алюминиевые банки из-под пива, макулатура, тряпье), столько «трудиков» он и получит. Иные трудоголики зарабатывают их до тысячи за каникулярный сезон. Причем особо отличившимся учебные заведения доплачивают пре­миальные, вдвое превосходящие тарифы «Вторсырья» — на эти цели из местного бюджета выделено 200 тысяч рублей. Работа, кстати, не из легких: килограмм вторсырья — 60 пивных банок или 25 пласти­ковых баллонов, за ними кланяться да кланятся... Зато и в кармане не пусто, и на улицах чисто. Взрослые уже прозвали добровольных мусорщиков «живыми пылесосами» — метут все подчистую!

В акцию втянулись и родители школьников, так как сработал рудимент соцсоревнования — каждому хочется видеть свое чадо в числе призеров «очистительного» проекта. Журналисты, описывающие эту инициативу, вспоминают: одна из девчонок, с гордостью демонстри­руя свои «денежки», рассказывала, как ее папа вместе с ней лазил в овраг, помогая собирать бутылки и картон.

Чистопольские школы охватил настоящий мусоросборочный ажиотаж: каждая старается захватить лидерство в деле очистки улиц, скверов, газонов, пляжей, дворов и парков, пригородных лесов и родников (см. Труд, 12.07.2007). Не трудно понять, что школьни­ки прибайкальских населенных пунктов по патриотическим и иным мотивам, так же могут включиться в подобные акции, обеспечивая чистоту окружающей среды. И подобного рода «механизмов» с их финансированием со стороны бюджетов разного уровня можно найти множество.

3. Реальный вклад людей в природоохранную деятельность не будет в должной мере обеспечиваться, если местное население оста­нется просто свидетелем принимаемых властями и коммерческими структурами решений об использовании ресурсов Байкала. Чтобы утвердить ответственность людей, нужна общественная экспертиза любых проектов, затрагивающих экологию священного моря, воз­можность влиять на них на разных стадиях принятия решения. За опытом опять-таки обратимся к Японии, где муниципальные власти научились прислушиваться к людям. Содержание, порядок проведе­ния и длительность процедуры учета общественного мнения опреде­ляются местной администрацией и зависят от конкретного региона, характера проекта и степени его воздействия на среду. Основной по­рядок и этапы прохождения процедуры заключаются в следующем:

1)   Разработчик передает местной администрации первый вариант проекта с его экологической оценкой и буклетом для населения.

2)   В течение 20-ти дневного (ориентировочно) срока префектура или муниципалитет распространяет среди населения буклет, предоставляет возможность желающим ознакомится с проектом и его экологической оценкой более подробно, проводит встречи разработчика с жителями (возможно, несколько встреч в различных районах), где разработчик объясняет основные положения проекта и его возможные последствия.

3)   После этого в течение 3-5 недель жители дают свои замечания по проекту, присылают письма, заявления, предъявляют претензии.

4)   Проводится повторная встреча населения с разработчиком, где он отвечает на полученные замечания жителей.

5)   Администрацией производится анализ мнения жителей. С уче­том этого фактора, а так же на основании имеющегося у администра­ции плана (программы) развития региона она принимает решения: одобрить проект или возвратить на доработку.

6)   При негативном решении проект дорабатывается, возвращает­ся в префектуру или муниципалитет, и цикл рассмотрения повторя­ется. В этом случае организуется публичное чтение проекта (до 15 дней).

7)    Если от жителей поступают требования новой встречи с разработчиком, она организуется и называется «слушание».

8)    Эти циклы повторяются до принятия положительного реше­ния, и проект одобряется.

9)    После этого разработчик начинает работы, но контроль со стороны администрации и жителей не прекращается

Естественно, иногда и «байкальские» власти организуют учет общественного мнения в принятии решений по экологическим вопро­сам. Но делается это от случая к случаю, совершенно бессистемно, от чего у людей сформировалась пагубная психология бесполезности собственных действий, ощущение «пятого колеса в телеге». Удобней становится уповать на «власть предержащих» и заодно хулить их. А на такой психологии далеко не уедешь.

4. Принцип «Горячей печи», который когда-то обосновал канад­ский психолог Бейсли. Вот суть его рассуждений, переложенная на экологическую почву:

а)  Горячая печь излучает жар, т.е. предупреждает всех, что прикосновение к ней вызывает ожог. Система борьбы с экологическими нарушениями также должна быть предупредительной, т.е. сопрово­ждаться информацией о конкретных последствиях отхода от установ­ленного порядка, и эта информация должна быть известна загодя.

б)  Горячая печь обжигает сразу же в случае соприкосновения к ней, никто не подвергает сомнению связь между прикосновением к печи и ощущением боли. Возмездие за обнаруженные преступления в экологической сфере должно неминуемо следовать сразу же реаль­ным фактом и (или) за доказательством вины человека в законном порядке.

в)  Горячая печь обжигает каждого, не обращая внимания на его
отношение, позицию, протекцию. Бедой экологического законода­тельства стали различного рода «отмазки», когда человек, поправ­ший нормы через коррупционные связи с «власть имущими» уходит от справедливого возмездия. Нарушитель, обросший связями и зна­комствами в коррумпированных органах, чаще всего уверен в своей безнаказанности. Подобной психологии необходимо всемерно проти­водействовать.

г)  Горячая печь обжигает всегда, при любом соприкосновении, нет такого положения, чтобы ожог был в отпуск. Общая атмосфера в органах, обладающих санкциями за экологические нарушения, не должна допускать случаев, когда ответственные лица могут прене­бречь установленными правилами: один карает, а другой - в его отсутствии — прощает. Последовательность в наложении взысканий должна стать общим стилем всех людей, в компетенции которых она находится;

д)  Обжегшийся человек обижается на печь «не сильно и не дол­го», а больше обижается на себя. Практика адекватного репрессивного отношения к попыткам обойти закон со стороны любого лица отучает многих желающих ссылаться на объективные причины своих наруше­ний, уповать на общее положение дел в экологической сфере.

Кому-то предлагаемая мера «горячей печи» может показаться драконовской: не соответствует демократическим и гуманным прин­ципам. Но давайте пройдемся по экологическим «половицам» не­которых стран. В Чехии, зная повадки отдельных людей оставлять на природе отслужившие срок детали машин, ввели жесткие про­цедуры. Например, чтобы купить новые автомобильные покрышки, необходимо сдать в магазин старые и заплатить за утилизацию 48 крон, что не слишком накладно, если знать, что за «утерю» старых автомобильных покрышек полагается штраф в 48 тысяч крон. Это при средней зарплате 12 тысяч крон. Так что терять резину в Че­хии - непозволительная роскошь. Во Франции въезд в Булонский лес на автомобиле или разведение там костра обойдется примерно в стоимость автомобиля. В Норвегии штрафуют даже за сорванный в лесу гриб (потому что грибы для белок). Именно поэтому в Европе нигде не валяются автомобильные шины, не горят костры в парках, а в лесу стоят красавцы боровики.

Какие-то «драконовские меры» на бумаге существуют и в Бай­кальском регионе. Например, штраф за уничтожение газонов и клумб в Иркутской области составляет 3-5 минимальных оплат труда (МРОТ); за порчу или перенос скамеек, турников, песочниц - 1-3 МРОТ, мойка машины во дворе - 1-10 МРОТ; порча, вырубка де­ревьев, кустов - 5-10 МРОТ; захламление придомовой территории 3-10 МРОТ. Но эти «бутафорские санкции» пока не приносят какого-то ощутимого эффекта по двум основным причинам. Во-первых, не такой как у иностранца менталитет у сибирского (шире российского) жителя: экология и порядок в родных местах для него — дело третьестепенное, сам их зачастую не блюдет и с других не спрашивает. Во-вторых, и принцип «горячей печи» у нас не в по­чете: и власти его далеко не всегда соблюдают, и общественность до него только дорастает.

Правда, с оптимизмом можно утверждать, что «дорастание» лю­дей до понимания справедливости принципа «горячей печи» идёт в последнее время достаточно быстрыми темпами. В нашем исследова­нии на вопрос: «В какой степени Вы согласны с мнением, что сегодня необходимо резко ужесточить меры за загрязнение и порчу природы со стороны любого человека?», были получены следующие ответы ( N = более 1000 чел.):

1.  Полностью и безусловно его поддерживаю — 65,2%

2.  В целом поддерживаю, но надо широко проработать какие-то условия наказания и т.п. — 31,0%

3.  С жёсткими мерами я не согласен — 1,8%

4.  Затруднились ответить и не ответили — 2,0%

Смотря на приведённые цифры, проникаешься уверенностью, что люди смогут сделать казалось бы рутинную заботу о  Байкале целью и ценностью своей жизни. Только надо подумать и показать всем болеющим за его уникальность и чистоту, какими механизма­ми это осуществлять, опираясь, конечно, на местную инициативу. Кстати сказать, об этом в последнее время задумались в Минприроде России. В частности, министерство намерено платить гражданам, ко­торые пожалуются в надзорные органы на экологические преступле­ния. Выплаты будут осуществляться за счет штрафов с виновников. В какой-то мере это нововведение поддержали и экологи.

Можно, конечно, рассмотреть и другие принципы экологической социализации. Но все же названные являются, так сказать, краеу­гольным фундаментом, основой основ, которая поможет восстановить и утвердить экологическую психологию человека в нужном направле­нии. Человека, который не только любит и ценит Байкал и природу, но и чувствует свою глубочайшую ответственность перед ними. Как об этом сказано в стихотворении бурятского поэта Н. Дамдинова.

Байкал подо мною. С вершины

Я взглядом пытаюсь обнять

Сверкающей шири былинной

Задумчиво-светлую гладь.

Я вижу отсюда, с обрыва,

Где Черский когда-то стоял,

Вон там, в незаметном порыве,

Неспеший рождается вал.

Наверно, напор баргузина

Его пошевеливать стал,

И волны гурьбой лебединой

Несутся к подножию скал.

Бесчисленным, нету конца им.

Средь горной немой тишины

Мильоны годов не смолкает

Беспечная песня волны.

А песня не кажется длинной,

Век слушать — не надо другой.

...К тебе я сегодня, былинный,

С повинной пришел головой.

К родителю сын за прощеньем

Явился сегодня, Байкал,

Ты помнишь мое угощенье?

Отраву я налил в бокал!

Мол, выдержит старый бывалый,

Мол, знаю, что делаю я...

Гордыня меня обуяла,

И спесь одолела меня!

Забыл вдруг о завтрашнем дне я,

О правнуках, мол, не тужи!

Священный, от гнева темнея,

Мальчишку — меня накажи...

Абориген Сибири рассказал в 1881 году В.А. Обручеву весьма пророческую для нашего времени легенду. «Сатана, владыка всех дьяволов, враг бога и человека, лежит связанный по рукам и ногам в своём подземном царстве. Огненное море окружает его, раскалён­ные угли скопляются на голове, полыхающее пламя гложет тело, не уничтожая его, мучительный жар в сердце, мозгу, во всех внутрен­ностях. Весь ад вокруг него, под ним, в нём. А наверху, на некогда соблазнённой им земле, журчит освежающая вода, светит животво­рящее солнце, цветут луга и долины, ликуют освобождённые люди. Всё это - новые адские муки для врага человечества. Вне себя от ярости хотел бы он бросить губительный взгляд на эту прекрасную, благословенную, возлюбленную богом землю. Но он не может. Перед ним стоит ангел с обнажённым мечом и следит, чтобы глаза его были закрыты, эти дьявольские злые глаза. И он держит их закрытыми днём и ночью. Единственный раз в году, на Новый год, ему разре­шается бросить взгляд на землю. И горе тому, на ком остановится этот взгляд! Если это лес — в лесу начинается пожар, землю иссуша­ет засуха, скотине угрожает чума, строение уничтожается пламенем, а человек должен умереть!»... И порою кажется, что владыка всех дьяволов по ангельской и нашей халатности всё чаще раскрывает свои глаза...

В не столь давнее время Гете сказал, что природа — мать безраз­лична, и одинаково светит солнце на зло и благо, а месяц и звезды блещут и для злодея и для лучшего. Сегодня, наверное, точнее будет сказать, что природа не индифферентна к делам и выходкам челове­ка, а просто до бесконечности милосердна и терпима. Но любому тер­пению приходит конец, особенно если им постоянно злоупотребляют. Об этом очень важно помнить современным людям.

К содержанию книги К списку источников книги

Выходные данные материала:

Жанр материала: Отрывок из книги | Автор(ы): Карнышев А. Д. | Источник(и): Байкал таинственный, многоликий и разноязыкий, 3 изд-е, Иркутск, 2010 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2010 | Дата последней редакции в Иркипедии: 17 марта 2015