Экология Байкала. Государственные меры по защите озера // Карнышев А .Д. Байкал таинственный...

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Мировая практика последних десятилетий показывает, что чем бо­лее «дика» природа в определенных местах, тем больше она нуждается в защите, чтобы сохранить свою чистоту и девственность. Естественно, речь идет о правовой регламентации посещения данных местностей. Но не только о ней. Нужны не только законы, но и неформальный авторитет ландшафтов, флоры и фауны, чтобы люди с благоговейной осторожностью находились в таких зонах, соблюдая все правила при­родопользования. В Байкальском регионе «просторов» дикой природы и тайги — не менее 90%. Поэтому здесь тайга должна быть «в законе», а закон не в букве, а в привычках, обычаях, традициях — в активном сознании людей.

Государственные мероприятия, направленные на защиту Байкала

Определенные нормативные и (законодательные) акты о сбереже­нии окружающей среды наблюдались в России и в царское и в со­ветское время. Но они редко были «привязаны к конкретным мест­ностям». Одним из продуктивных по «документальной» и, отчасти, реальной, защите стал для Байкала период перестройки, т.е. середина и конец 80-х годов. В это время принимается ряд постановлений ЦК КПСС и Совета Министров СССР по Байкалу, соответственно по обе­им сторонам Байкала активизируются партийные и советские органы в решении данных вопросов. Например, в 1987 году прошел совмест­ный партийно — хозяйственный актив Иркутской области и Бурятской АССР по рассмотрению конкретных направлений решения стоящих задач Байкальского региона. Реальными, весомыми шагами защиты Байкала стали созданные в 1986 году Прибайкальский и Забайкаль­ский национальные парки, Байкало-Ленский заповедник. Разрушение СССР в начале 1990-х годов уничтожило и многие намеченные благие намерения обезопасить Байкал.

Стоит вспомнить некоторые основные мероприятия из постанов­ления ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О мерах по обеспе­чению охраны и рационального использования природных ресурсов бассейна озера Байкал в 1987 1995 годах», которые оказались или нереализованными совсем или реализованными в минимальном объеме:

• прекратить к  1995  году производство  целлюлозы на  БЦБК (III);

• осуществить строительство, реконструкцию и расширение сооружений для очистки сточных вод на десятках предприятий в прибайкальских городах, поселках, на железнодорожных станциях, а так же строительство и реконструкцию установок для очистки выбро­сов в атмосферный воздух на многих промышленных предприятиях (к примеру, оснащенность заводов и фабрик, работающих на тер­ритории Бурятии газопылеулавливающим оборудованием составляло чуть больше 29%);

•   построить значительное число складов для хранения минераль­ных удобрений и ядохимикатов;

•   реализовать меры по упорядочению судоходства и перевозки грузов по озеру, приема на береговые очистные сооружения нефтесо-держащих вод с судов;

•   сократить до минимума с 1989 года транспортировку нефтепро­дуктов по озеру Байкал;

•   прекратить буксировку по озеру древесины в плотах и органи­зовать ее перевозку на специальных судах (построить для этого 17 барж грузоподъемностью 3тысячи тонн);

•   запретить рубки леса главного пользования в прибрежной за­щитной полосе;

•   обеспечить лесную противопожарную службу специальными машинами и оборудованием в объеме полной их потребности, чтобы свести к минимуму ущерб, наносимый лесным ресурсам пожарами.

Многие названные меры в связи с разными причинами и в первую очередь с развалом СССР и вхождением России в экономический кризис так и остались на бумаге. Но все же новые власти суверенной страны не оставляли своих пусть и ирожективных планов защиты Байкала. Этого требовала и российская общественность и ответствен­ность перед мировым сообществом.

16 ноября 1994 года в г. Улан-Удэ по инициативе депутатов Народного Хурала Республики Бурятия состоялись выездные парламентские слушания Государственной Думы РФ по проекту закона «Об озере Байкал». «Ходившие» до этого с начала 90-х годов по комитетам сна­чала Верховного Совета, а затем ГД проекты закона были обобщены и вынесены на обсуждение заинтересованной общественности. Предло­жение о проведении данных слушаний было высказано Председателю ГД И.П.Рыбкину, который вначале возразил организаторам мероприя­тия, поскольку в Регламенте Госдумы в то время не было положения о выездных слушаниях. Но после наших обращений к руководителям партийных фракций ГД и с их согласия вопрос о слушаниях был ре­шен. В Бурятию на слушания приехали несколько депутатов ГД и ее сотрудники, представители правительства РФ, наши коллеги из со­седних территорий: председатель Читинской областной Думы, пред­седатель комитета по природопользованию и экологии Законодатель­ного собрания Иркутской области, заместитель главы администрации Усть-Ордынского Бурятского автономного округа. На слушаниях присутствовали также несколько представителей ГД, работники ап­паратов законодательных собраний Иркутской и Читинской областей, Усть-Ордынского округа, руководство Бурятского научного центра и Байкальского лимнологического института СО РАН и свыше 100 представителей властных структур и общественных движений Буря­тии. Можно сказать, что состоялся первый публичный разговор о том, каким быть закону о Байкале, как в нем учесть не только правовые нормы, но и интересы коренных жителей Прибайкалья.

Открыл парламентские слушания и сделал вступительное слово Председатель НХ М.И.Семенов. С докладом посчастливилось высту­пить автору данной книги, в то время зам. председателя НХ. Правда, в самом начале было подчеркнуто, что доклад основан на социологи­ческом опросе 761 жителя Прибайкалья из более чем 10 сел Кабан-ского и Прибайкальского районов. Это как бы делало выступление коллективным размышлением о судьбе родного Байкала. Очень крат­ко напишу об основных проблемах и заботах байкальцев (со стороны Бурятии) тех лет:

•        более 80% респондентов тревожили перспективы священного моря,

•        около 60% видели вредное влияние Селенгинского ЦКК на природу,

•        большинство было против продажи земель в прибайкальских местностях в частную собственность,

•        половина опрошенных считала, что в ситуации социально-экономического кризиса люди стали равнодушными к проблемам Байкала,

•        свыше 60% респондентов считали, что «власти решают пробле­мы Байкала только на словах», но ничего по-настоящему не делают.

Существенным оказалось то, что, несмотря на публикацию проек­тов закона о Байкале в республиканской печати, более 70% опрошен­ных почти не имели о нем представления.

Парламентские слушания были нацелены и на то, чтобы привлечь внимание людей к правовым вопросам охраны Байкала, и на то, чтобы люди сами участвовали в разработке норм его безопасности. Подчер­кивая этот момент, председатель Комитета по природным ресурсам и природопользованию ГД Н.П.Астафьев сказал: «Какая будет польза от предложений и замечаний по проекту Закона «Об озере Байкал» от Калининградской области или от Карелии? Байкал прежде всего богатство народов, живущих около него... Нам нужен не всякий за­кон. Нам нужен такой закон, который бы сочетал вопросы экологии и экономики одновременно». В более чем 20 выступлениях участников парламентских слушаний было предложено свыше 100 по­правок к закону. Слушания способствовали тому, что ряд норм закона подверглись корректировкам и дополнению, в нем зримей и рельефней проявились исконные интересы жителей региона. В несколько измененном варианте закон был принят в 1999 году. «Затяжка» с его при­нятием была вызвана прежде всего тем, что далеко не все депутаты в то время понимали общероссийское и мировое значение Байкала и относились к проекту, как к документу, лоббируемому региональными властями. Существенную сумятицу вносило и наличие нескольких ва­риантов Закона, которые подготавливали разные «субъекты». Таких вариантов в то время насчитывалось не менее 15, и каж­дый из субъектов законодательной инициативы воинственно защищал свой приоритет.

В книге «Правовая охрана озера Байкал и байкальской природной территории» приведены, в частности, нормативные акты по вопросу обеспечения взаимосвязи экологии, охраны природной среды и соответ­ствующей организации экономики трех субъектов РФ - Республики Бурятия, Иркутской и Читинской областей. Среди них названы два закона, одно постановление НХ и ряд постановлений Правительства РБ, большинство из которых показаны в нашей книге. В качестве при­мера опубликованы также два положения о рекреационных местностях локального значения в Кабанском районе Бурятии. В Читинской об­ласти, по мнению юристов, с данной проблемой связан один закон «Об особо охраняемых и резервных природных территориях Читинской области». Нормативные акты Иркутской области представлены пятью постановлениями губернатора: о порядке любительского лова, об организации водного контроля, об экологическом контроле, о развитии БЦБК и об утверждении параметров особо защитных участков леса на территории Иркутской области.

Различия в уровне и содержании актов говорят о том, что единого подхода к рассматриваемому вопросу нет, и существуют разные точки зрения на приоритетные аспекты и направления регулирования охраны природы в субъектах РФ. И этот момент показывает, что у регионов есть возможности взаимодействия с целью создания совместных нор­мативных актов для защиты Байкала и окружающей среды. Ведь кро­ме федеральных компетенций в экологии и природоохране существуют правомочия регионального и муниципального порядка, и о взаимодей­ствии по их реализации субъектам РФ придется договариваться.

Законы, решающие экологические проблемы

Законы в решении экологических проблем могут и должны сыграть решающую роль. Возьмем к примеру Японию, которая сегодня отли­чается своей экологичной экономикой. Но данная реалия пришла не сразу, а через множество законов, принятых в стране в 60-е - 70-е годы.

В целом экологическая деятельность соответствующих правительственных органов страны «восходящего солнца» уже в те годы регули­ровались следующими группами законов:

Об институционных преобразованиях: 

•    Закон о создании Управления по охране окружающей среды;

•    Закон о создании на определенных предприятиях служб по борьбе с общественным ущербом;

•    Закон о создании комиссии по урегулированию вопросов, связанных с общественным ущербом.

О защите атмосферного воздуха:

•    Закон о безопасности на рудниках;

•    Закон о борьбе с загрязнением воздуха. О защите водных бассейнов:

•    Закон о системах канализации;

•     Закон о борьбе с загрязнением вод;

•     Закон о борьбе с загрязнением морей и океанов. О борьбе с загрязнением почв:

•    Закон о регулировании применения химикалиев в сельском хозяйстве;

•    Закон о борьбе с загрязнением сельскохозяйственных угодий.

О регулировании шумов:

•    Закон о борьбе с шумами авиатранспорта в районах, прилежа­щих к аэродромам;

•    Закон о регулировании шумов. О борьбе с оседанием грунта:

•    Закон об использовании воды в промышленности;

•    Закон о регулировании забора грунтовых вод для использова­ния в строительстве.

Об охране природы:

•    Закон об охоте и охране птиц и зверей;

•    Закон о естественных парках;

•    Закон об охране окружающей природной среды.

О несении природоохранных расходов и мерах финансовой по­мощи:

•     Закон о Корпорации по борьбе с общественным ущербом;

•     Закон о несении предпринимателями расходов по борьбе с общественным ущербом;

•     Закон о Корпорации оказания помощи мелким и средним предприятиям.

Уверенно можно говорить, что аналогичные группы «детальных» экологических законов очень нужны в нашей стране. И если федераль­ные структуры «не успевают» в подготовке соответствующих норма­тивных актов, данной работой должны заняться региональные власти (естественно, в пределах своих полномочий). А для Байкала, как уже говорилось, весьма нужны межрегиональные законы.

Если эффективность социального законодательства в первую оче­редь оценивается людьми, ради которых оно создано, то успешность действия экологических законов должны почувствовать на себе представители флоры и фауны, как все скопом, так и их отдельные виды. В этом плане живучесть и выживаемость безусловных лидеров и авторитетов тайги — байкальских медведей, как и бесчисленного количества живностей России — главнейший критерий успешности действия правовых природоохранных норм. Присмотр, пригляд, «прокурорский надзор» за ними должен осуществляться, прежде всего медведями и «иже с ними». Именно об этом мы хотели сказать, ставя соответствую­щие слова в заголовок раздела.

Волею судьбы и Бога Байкал стал главной ареной борьбы за охрану природы в России. Байкальская эпопея наглядно показала - стратегия бездумного освоения природы рождает сомнительные про­жектерские кампании. Потому что в ней отсутствует одно важнейшее условие — реальная забота о человеке и человечестве. И именно поэ­тому в борьбе и сотрудничестве за природу и Байкал нужно сделать все, чтобы любую экологическую опасность «не минимизировать, а исключить».

К содержанию книги К списку источников книги

Выходные данные материала:

Жанр материала: Отрывок из книги | Автор(ы): Карнышев А. Д. | Источник(и): Байкал таинственный, многоликий и разноязыкий, 3 изд-е, Иркутск, 2010 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2010 | Дата последней редакции в Иркипедии: 17 марта 2015