«Эхо эколого-экономических скандалов». Глава 4 // Корытный Л.М. (2011)

Вы здесь

ГЛАВА 4. БЕЗ ВОДЫ – И НЕ ТУДЫ, И НЕ СЮДЫ

Эту истину из популярной советской песенки 1930-х гг. более поэтично высказал французский летчик и писатель Антуан Сент-Экзюпери: «Нельзя сказать, что необходима для жизни: ты сама жизнь!». Действительно, нет в природе более важного для человека вещества. Мало того, что две трети поверхности нашей планеты покрыты водой (и называть вообще-то ее правильнее не Земля, а Вода!), что сам человек (и все остальные биологические организмы) в значительной степени состоят нз воды, так к тому же именно вода – самый употребимый природный ресурс, который по объему ежегодного использования намного превосходит все вместе взятые другие добываемые ресурсы. Однако в ходе использования водных ресурсов возникает множество проблем, которые объединяются в одну глобальную водную проблему – одну из острейших проблем человечества. Рассмотрим ее в этой главе подробнее.

4.1. ИСТОКИ ВОДНЫХ ПРОБЛЕМ

Вода как вещество и как ресурс обладает рядом особенностей, отличающих ее от всех других природных соединений и ресурсов планеты.

Огромна биологическая (иначе жизнедеятельностная) роль воды. Вода является непременной составной частью всего живого. В растениях содержится до 90% воды. В теле взрослого человека ее 65%, причем в мозгу и жировых тканях – 75%, в крови – 92%. Основная часть воды, около 70%, сосредоточена внутри клеток, а 30% – это внеклеточная вода, которая разделяется на две части: меньшая часть, около 7%, – это кровь и лимфа, а большая часть – межтканевая, омывающая клетки.

Понятно, что вода не только поддерживает внешнюю форму отдельных органов и внешний вид человека в целом, но и обеспечивает нормальное их функционирование. Поэтому человек должен поддерживать нужное количество воды в организме. Человек очень быстро ощущает нарушение водного баланса. Если количество воды в человеческом организме уменьшится на 1-2% (0,5-1л) против нормы, человек испытывает жажду; при уменьшении на 5-8% (2-3 л) его кожа сморщивается, во рту пересыхает, сознание затемняется, могут появиться галлюцинации; потеря 10% влаги (~5 л) вызывает расстройство психического аппарата, нарушение глотательного рефлекса; при потере 14-15% (7-8л) человек умирает.

Как универсальный растворитель, вода растворяет питательные вещества для их проникания в клетку, участвует в химических процессах при пищеварении, а также вымывает продукты жизнедеятельности и уходит из организма через почки и кожу, унося с собой вредные вещества. Кроме того, вода является той физико-химической средой, благодаря которой может осуществляться большинство реакций обмена веществ, обеспечивающих непрерывный процесс разрушения и восстановления живых тканей. Таким образом, вода является основной биологической жидкостью.

Вода играет и терморегулирующую роль – поддерживает необходимую температуру тела. Она осуществляет это своей большой теплоёмкостью в случае снижения температуры и испарением с поверхности тела при его перегреве.

Транспортнаяфункция воды осуществляется благодаря её высокому поверхностному натяжению. Благодаря этому свойству она может проникать в самые тонкие капилляры и межклеточные пространства, неся клеткам организма питание и выводя из них продукты жизнедеятельности.

Заменить воду в жизни человека невозможно. Именно поэтому обеспечение населения пресной водой для питья, приготовления пищи и удов­летворение санитарно-гигиенических потребностей является приоритетом мирового водного хозяйства. Как будет показано ниже, это совсем не просто, особенно учитывая, что доступные ресурсы пресных вод, сосредоточенные в основном в реках, озерах в верхних горизонтах подземных вод, составляют всего около 1 % мировой гидросферы. Всего в мире на бытовые (коммунальное водоснабжение) нужды человека уходит 8-10% мировых ресурсов пресных вод.

Вода – важнейший энергетическо-производственный ресурс. Еще с древности человек научился использовать энергию текущей и падающей воды, применяя ее в водяных колесах мельниц. С изобретением электричества, гидротурбины и способа передачи электроэнергии на значительные расстояния началось освоение водной энергии путем преобразования ее в электрическую на гидроэлектростанциях (ГЭС). Ввиду возобновляемости водных ресурсов, этот способ получения энергии относится к самым дешевым. В настоящее время на ГЭС мира производится около 19% электроэнергии, однако еще 4/5 гидроэнергетического потенциала планеты не освоено.

Трудно назвать такую отрасль промышленности, которая бы обходилась без воды. Для производства 1 тонны бумаги необходимо 400-800 тонн воды, одной тонны алиминия – 1500 тонн воды, одной тонны синтетических волокон – 2500- 5000 тонн воды. Вода входит в состав готовой продукции, используются для промывки и охлаждения систем и механизмов, является тело- и теплоносителем, растворителем, транспортирующей средой, применяется для кондиционирования и и обеспыливания воздуха в цехах. Даже с учетом большой экономии воды в системах оборотного и повторного водоснабжения (в развитых странах в промышленном секторе каждый кубометр воды используется в среднем 15-20 раз) в промышленности расходуется 22-24% мировых ресурсов пресных вод.

Но больше всего воды – 65 – 70 % – используется при водных мелиорациях. И никуда от этого не дется – только благодаря орошению сельскохозяйственных полей и обводнению пастбищ на аридных территориях удается удерживать планету от продовольственной катастрофы. Для поддержания урожайности приходится тратить на орошение ежегодно не менее 400 тонн воды в среднем на одного жителя планеты, а в развитых странах, например, в США, эта величина увеличивается в 4 – 5 раз. Хотя лишь около 15 % всей пашни орошается, на этих землях производится, в частности, более трети всего мирового урожая пшеницы и весь урожай риса.

Необходимо сказать, что не более 10-15% свежей воды в промышленности и коммунальном хозяйстве, а в сельском хозяйстве – в среднем около 37 % – входит в состав готовой продукции, т.е.расходуется безвозвратно. Остальная вода возвращается в водные объекты как так называемые сточные воды, но увы, в изрядно трансформированном – загрязненном – виде, несмотря на стоящие на этом пути очистные сооружения. Глобальный сброс сточных вод составляет величину порядка 2000 км3 в год, а для приведения ка­чества воды в природном объекте, используемом как приемник стока, к фоновому сточные воды даже после очистки требуют разбавления в 10-50, а без очистки – до 100-1000 раз. Именно для этого требуется огромное количество воды, хотя в расчетах водопотребления оно практически не учитывается. Не успевает сработать, как уже говорилось в разделе . и механизм самоочищения. Неудивитель­но, что практически все реки мира в той или иной степени загряз­нены, как и некоторые озера, замкнутые моря и прибрежные во­ды, а также верхний горизонт подземных вод. По мнению одного из ведущих гидрологов мира Дж. Родда, много лет возглавлявшего Международную ассоциацию гидрологических наук, в на­стоящее время загрязняется до 17 тыс. км3 воды, что составляет половину от максимальной оценки ее доступного для использова­ния объема.

Не менее важна средообразующая роль воды. Онанепременный и органичный компонент природной среды; постоянное взаимодействие воды с другими компо­нентами в значительной степени определяет динамику и качество среды, создает природные ландшафты. В глобальном водообмене формируется климат, а также газовый состав атмосферы, где водяные пары играют свою важную роль. Специфическая особен­ность заключается во взаимосвязи различных видов природных вод в процессе влагооборота и фактической неисчерпаемости этого ресурса в глобальном масштабе. Наконец, при изучении и использовании ВР всегда необходимо учитывать большую изменчивость режима природных вод, т.е. их динамику в годовом, сезонном и даже иногда суточном разрезе.

Водные потоки постоянно изменяют поверхность суши, которая фактически представляет собой макросистему бассейнов рек, озер и морей, что, как уже говорилось в разд. , служит основанием бассейновой концепции природопользования. Водные объекты представляют собой пространство формирования особых биологических сообществ – гидробиоценозов, играющих колоссальную роль в биосфере, ее ранообразии и пищевой цепи. В то же время вода в жидком и твердом состоянии – источник опасных природно-стихийных явлений: наводнений, лавин, наледей, селей, заторов, абразии берегов, овражной эрозии и др.

Наряду с земельными, водные ресурсы не только обладают вещественно-энергетическими и средоформирующими свойствами, но и одновременно служат пространственным базисом для развития хозяйства и жизнедеятель­ности (водная поверхность как акватория), т.е. являются особым типом ресурсов – территориально-акваториальным (см разд.). В этом качестве вода служит основой для водного транспорта, лесосплава, водной рекреации.

Наконец, вода выступает одним из важнейших элементов производительных сил, играя при этом большую цивилизационную – социально-историческую, инфраструктурную и районообразующую роль. Рассмотрим эту роль подробнее.

Цивилизационное развитие общества определяется эволюционным сочетание природного, социального и политического факторов. При этом особое значение имеют речные системы. Это отмечалось многими историками, однако общепризнанным стало после публикации в 1889г. работы Л.И.Мечникова «Цивилизация и великие исторические реки». Он анализировал и интерпретировал тот известный факт, что зарождение великих цивилизаций древности – египетской, ассиро-вавилонской, индийской, китайской – происходило в долинах крупнейших рек – Нила, Тигра и Евфрата, Инда и Ганга, Хуанхэ и Янцзы.

«С нашей точки зрения, основной причиной зарождения и развития цивилизации являются реки. Река во всякой стране является как бы выражением живого синтеза, всей совокупности физико-географических условий: и климата, и почвы, и рельефа земной поверхности, и геологического строения данной области. Быстрота или медленность ее течения, обилие воды в реке обусловливаются дождями, таянием снегов, сменой времен года и бесчисленными климатическими изменениями; рельеф земной поверхности, степень удаленности реки от моря определяют длину реки и извилистость русла, геологическое строение, обилие или недостаток наносов, присутствие или отсутствие органических остатков и различных минеральных веществ в русле обусловливают прозрачность или мутность вод; те же условия сообщают речной воде специальные свойства, окраску, запах, увеличивают или уменьшают ее пластическую или разрушительную мощь». Цитата в духе современных представлений, и не верится, что ей более ста лет!

Историческая роль рек в разных природных условиях проявлялась по-разному. В субтропических и тропических условиях реки стали, как писал Л.И.Мечников, «воспитателями человечества». «Эти реки обладают одной замечательной характерной чертой, способной объяснить секрет их выдающейся исторической роли: все они обращают долины то в орошаемые ими житницы, питающие миллионы людей за труд нескольких дней, то в заразные болота, усеянные трупами бесчисленных жертв. Специфическая географическая среда этих рек могла быть обращена на пользу человека лишь коллективным, сурово дисциплинированным трудом больших народных масс, хотя бы состоявших из самых разнообразных этнических элементов». Именно река, заставляя коллективно создавать ирригационные системы и поддерживать их в рабочем состоянии, объединила этнос, образовала некоторую этнодемографическую общность, которая в основном и консолидировалась в определенном речном бассейне.

Цивилизационная роль речных систем изменялась во времени. Так, предки древних китайцев в III-II тысячелетии до н.э., проживавшие в долинах среднего и нижнего течения Хуанхэ, занимались отдельными общинами земледелием на плодородных поймах, охотой и рыболовством. Но в I тысячелетии до н.э. ухудшение климатических условий (аридизация) и уже заметное антропогенное изменение среды заставили перейти к интенсивному и экстенсивному земледелию, в первую очередь к орошаемому, что способствовало оформлению этноса в государство.

Во внетропическом поясе развитие цивилизации шло другими путями, но и здесь роль речных систем была весьма заметной. В полной мере это относится и к российской истории. Один из первых транспортных путей через Европу проходил по Днепру, еще в доскифские и в скифские времена; закономерно, что на Днепре были основаны крупнейшие города древней Руси Киев, Смоленск, Любеч и др. Да и вообще столицы большинства русских княжеств находилось в городах, расположенных на больших и средних реках: Галич – на Днестре, Чернигов и Новгород-Северский – на Десне, Туров – на Припяти, Полоцк – на Западной Двине, Муром – на Оке и т.д. Рождение и быстрое возвышение Москвы было во многом обязано тому обстоятельству, что город стоял на уникальном перекрестке водных транспортных путей, соединявших Юг с Севером и Восток с Западом. Особенно велика здесь роль Волги. Как сказал С.М.Соловьев, «куда течет Волга – главная река русской государственности, туда поворачивается все». Расцвет общественной жизни в Москве, Твери, Рязани, Нижнем Новгороде предопределялся активизацией торговых связей по основным водным магистралям – Волге и Оке К началу XVIII в. на Волге сложилась целая сеть городов. Аналогичные цепи образовались на Дунае, Рейне, Миссисипи и других крупнейших реках Европы и Америки.

Иную роль сыграли реки в русском освоении Сибири и Дальнего Востока в XVII-XIX вв. и в дальнейшем экономическом развитии этого региона. Л.А.Безруковым по исторической общественной роли водного фактора для Ангаро-Енисейского региона было выделено четыре этапа.

1 этап. XVIII-середина XVIII вв. Русская колонизация таежной зоны с созданием опорных городов – острогов (Енисейск, Илимск, Иркутск) и развитием долинно-пойменного расселения по крупнейшим рекам – Енисею, Ангаре, Лене и их главным притокам. По рекам – единственным транспортным путям – осуществлялось заселение таежных районов, а затем транзитная и межселенческая связь и перевозки; причем освоение шло с севера, от устьев крупнейших рек. Важное значение имел и рыбный промысел, основанный на нетронутых запасах рыбы в реках и озерах.

2 этап. Середина XV111 в. – 20-ые годы XX в. Рост транспортно-распределительных центров на перекрестках водных и судоходных путей в связи с земледельческим освоением лесостепной полосы, проведением здесь Московского тракта и Транссибирской железнодорожной магистрали. Особенно растут главные города региона Иркутск и Красноярск, с исключительно высокой концентрацией транспортно-распределительных функций, прежде всего обмена товарами между территориями тяготеющих к этим городам громадных речных бассейнов.

3 этап. 20-ые – середина 50-х годов XX в. Рост промышленных центров на пересечении железными дорогами рек – надежных источников водоснабжения и лесосплавных путей. Условия водообеспечения и отведения сточных вод становятся одним из определяющих фактором территориальной организации водоемкой промышленности и городов. Для освоения северных территорий сохраняется важное хозяйственное значение воднотранспортных путей, а в степных и лесостепных районах региона строятся крупные оросительные системы.

4 этап. Середина 50-х – 80-ые годы. Формирование системы Ангаро-Енисейских территориально-производственных комплексов – Иркутско-Черемховского, Центрально-Красноярского, Братско-Усть-Илимского и Саянского – в связи с крупным гидроэнергостроительством на Ангаре и Енисее. Огромные потребности промышленных предприятий в воде и энергии заставили ориентироваться на крупнейшие реки и ГЭС Ангаро-Енисейского каскада; резко ускорился рост старых городов и возникли новые (Шелехов, Братск, Дивногорск, Усть-Илимск, Саяногорск).

Исторические пути развития мировых цивилизаций, связанные с реками, зафиксированы в гидронимах – географических названиях, произошедших с давних времен от названий водных объектов. В частности, в Восточной Сибири не менее четверти всех географических названий связаны в своем происхождении с корнями «река», «вода», «озеро» и т.п. на языках различных народов, населявших эту территорию Тем самым еще раз подчеркивается важная историко-этническая роль рек и их бассейнов.

Особое значение имеют территории определенных бассейнов как места постоянного жительства малочисленных народов, оказавшихся в ходе развития мировой истории, к сожалению, фактически на обочине мировой цивилизации рубежа II и III тысячелетий нашей эры. Для индейцев Северной и Южной Америки, племен тропической Африки, эвенков Восточной Сибири реки и озера – это не только места добычи пищи и транспортные артерии, но и районы обитания их предков, территории многовековых культурных и религиозных традиций. Эти народы по возможности сохраняют бассейны как традиционные местообитания, т.е. бассейновый принцип относится к важным для сохранения традиций этнического природопользования.

Рассмотренные выше исторические тенденции развития хозяйства и населения в речных бассейнах естественным образом проектируется на современное социально-экономическое положение регионов. Социально-экономические системы – поселения, промышленные и сельскохозяйственные зоны «лепятся» к речным системам прежде всего как к важнейшим источникам водных ресурсов. Вполне закономерно, что тенденция концентрации хозяйства и населения вблизи крупнейших рек достигла к концу XX века своего максимума. Преимущественное повышение численности населения в городах у больших рек сопряжено с их опережающим экономическим ростом и усилением хозяйственного влияния на всю территорию бассейна. Эта тенденция особенно четко проявляется в восточных районах Сибири, где исторически обоснованная, как показано выше, локализация и повышенная концентрация хозяйства у водотоков и водоемов привели к возникновению линейных форм территориальной организации производительных сил – водных линий. По Л.А.Безрукову, в Ангаро-Енисейском регионе, наиболее выгодным оказалось положение населенных пунктах в узловых ареалах на пересечении этими реками переходных полос природных зон, выходов из гор на равнины, транзитных сухопутных магистралей. Данные пункты становятся очагами формирования повышенного экономического потенциала, что притягивает сюда и население.. На 21 водной линии в 111 городских поселениях Ангаро-Енисейского региона проживало (на середину 80-х годов) 91,2% городского населения, выпускалось 91,6% товарной продукции промышленности и было сосредоточено 94,1% основных промышленно-производственных фондов. При этом 2/3 городского населения и промышленной продукции приходится на две линии с исключительно высоким природным водным потенциалом – Енисейскую и Байкало-Ангарскую. Наиболее благоприятными условиями экономического развития обладают поселения, расположенные на пересечении (или примыкании) железных дорог и водных линий, названные Л.А.Безруковым центральными местами I порядка – для Енисейской и Байкало-Ангарской линий, и II порядка – для других водных линий с высоким природным потенциалом. В этих центральных местах было сосредоточено в 75 городских поселениях свыше 5/6 городского населения, выпускалось 89,8% промышленной продукции и концентрировалось 91,1% основных промышленных фондов региона. При этом важнейшим стимулом роста городов на центральных местах I порядка явилось крупное гидроэнергостроительство – для Иркутска, Братска, Красноярска, Усть-Илимска, Саяногорска, Абакана.

Подобная картина характерна для большинства регионов планеты. Но именно экономическая привлекательность водных объектов и водных ресурсов в целом и стала в итоге одной из главных причин возникновения водных проблем. Их удобно сгруппировать в четыре крупные глобальные проблемы. Наилучшим образом они недавно, в 2006г., исследованы В.И.Даниловым-Данильяном и К.С.Лосевым в книге «Потребление воды: экологические, экономические, социальные и политические аспекты». Рассмотрим их в кратком виде.

1. Истощение водных ресурсов, приводящее к количественному дефициту воды. Уже сегодня около 1,3 миллиарда человек остро нуждаются в пресной воде, а около четверти миллиарда испытывают сильнейший водный стресс. Положение усугубляется неравномерным распределением водных ресурсов на планете: из не имеющих доступа к чистой пресной воде 65% населения проживает в Азии, а 27% – в Африке. По оценкам Все­мирного банка, на существенное изменение ситуации в ближай­шие 50 лет рассчитывать не приходится: к середине XXI в. уже 40% населения Земли будет испытывать дефицит воды, 20% – се­рьезно страдать от него. По прогнозам ООН, уже к 2015 г. объем ресурсов пресной воды в расчете на душу населения в мире сократится на четверть – в годовом исчислении с 3 тыс. в 2005г. до 2,3 тыс. м3.

Частью этой проблемы стало истощение грунтовых вод – наиболее стабильного источника качественных пресных вод. Во многих районах интенсивного использования их для орошения, особенно в Китае, Индии, США, скорость отбора грунтовых вод намного превышает возможности их естественного восстановления, что приводит к катастрофическим последствиям, в частности, падения уровня подземных со скоростью до десятков метров в год.

2. Загрязнение и засорение водных объектов, приводящее к их качественной деградации.Загрязнение воды в результате деятельности людей началось очень давно и вместе с ростом хозяйства и численности населе­ния, развитием урбанизации быстро увеличивалось в объеме и разнообразии. Измененные в пропорциях своего химическому составу или вообще содержащие чужеродные вещества воды уже не являются естественными, а называются сточными водами. Природа не справляется с такими воздействиями, несмотря на помощь дорогостоящих очистных сооружений, технологии которых постоянно совершенствуются: самоочищения и разбавления сточных вод в необходимых масштабах не происходит. В итоге загрязнение водных объектов, несмотря на все усилия, все увеличивается. К этому «приложили руку» все отрасли хозяйства.

Промышленность обеспечивает исключительное разнообразие – тысячи! – загрязняющих веществ в природных водах, вплоть до самых опас­ных, как, например, диоксины или радионуклиды. Серьезным источником загрязнения также слу­жат бытовые сточные воды, на образова­ние которых приходится 10% от глобального водозабора. В них содержатся фекальная органика, микробы и биогены. Существенный приток загрязненных растворов в водные объекты идет также за счет свалок твердых отходов Наряду с загрязнением природных вод из точечных источни­ков, есть и рассеянное загрязнение за счет выпадений веществ из атмосферы и поступления их с дождевыми и талыми водами (ливневый сток) с территорий промышленных объектов и населенных пунктов в водные объекты.

Не менее «грешит» и современное интенсивное сельское хозяйство, которое создает значительное рассеянное загрязнение водных объектов за счет смыва с угодий удобрений и химических средств защиты растений. Эти воды содержат опасные вещества, такие, как пестициды и их ме­таболиты, нитраты, соединения фосфора, многие из них относятся к весьма опасным стойким органическим загрязнителям. Существенный вклад в загрязнение водных объектов при­вносит сток с сельхозугодий и скотоводческих ферм, загрязнен­ных органикой, биогенами и микробами. Органика и биогены, в основном фосфор и азот, вызывают поглощение кислорода, бурное развитие водной растительности – так называемое эвтрофирование водных объектов, ведущее к угнетению и гибели прежних водных экологических систем В развитых странах эвтрофированию подвержены в той или иной степени почти все водные объекты, многие прибрежные участки морей и даже моря (почти замкнутые), как, например, Балтийское или Азовское.

Особенно сложное положение складывается в развивающихся странах, где на объектах индустрии и в городах далеко не всегда осуществляется очистка сточных вод. Некоторые страны вообще не имеют таких сооружений; даже в Ки­тае только в конце XX в. приступили к их созданию. В целом в развивающихся странах в водные объекты без очистки сбрасы­вается до 70% объема промышленных сточных вод. Но преобладает в них рассеянный сток с сельскохозяйственных полей, особенно там, где осуществлен пе­реход на использование интенсивных технологий (например, Ки­тай и Индия), предполагающих большие дозы удобрений и средств защиты растений. В этих странах продол­жается использование ряда запрещенных в развитых странах пе­стицидов, например ДДТ.

По очень неполным и приблизи­тельным оценкам, суммарный сброс сточных вод составляет 1500 км3 в год Таким образом, загрязнение водных объектов стало, увы, повсеместным планетарным явлением. Большая часть поверхностных вод суши и значительная часть подземных вод в той или иной степени за­грязнены. Около половины населения развивающихся стран уже сегодня вынуждено использовать воду из загрязненных источников. Неудовлетворительное качество питьевой воды и нехватка воды для санитарно-гигиенических нужд создают реальную угрозу жизни и здоровью миллионов людей планеты. Уже в настоящее время от этого ежегодно болеют более 500 млн и умирает не менее 10 млн человек.

3. Изменения водного режима и водного баланса ландшафтов суши и водных объектов в результате антропогенной деятельности, приводящие к нарушению влагооборота, изменениям климата и переменам в водных биогеоценозах. Абсолютное большинство процессовсвязанных с деятельностью человека, так или иначе влияют в конечном итоге на гидросферу. Наибольшее влияние из процессов на водосборах. оказывают вырубки лесов, создание и эксплуатация пашен, перевыпас скота, рост городов, добыча полезных ископаемых, орошение и осушение. К основным процессам, воздействующим непосредственно на водные объекты, относятся; строительство плотин и создание водохранилищ; спрямление русел, укрепление берегов и другие изменения в гидрографической сети; русловые искусственные деформации при поддержании воднотранспортного хода и добыче гравия; строительство портов, причалов и вообще любое строительство на берегах. В итоге всех процессов:

– изменяется соотношение поверхностной и подземной составляющих речного стока;

– меняется интенсивность инфильтрации в почву, снеготаяния, испарении с водной поверхности, почвы, снежного покрова;

– повышается (в большинстве ситуаций) сток наносов, интенсивность и направленность русловых процессов;

– меняется (чаще в неблагоприятную для человека сторону) гидрохимический, термический и ледовый режимы;

– в итоге изменяется количественное соотношение всех составляющих водного баланса, интенсивность и направленность влагооборота, влекущие за собой климатические изменения, а также преобразования в водных экосистемах всех уровней.

4. Проблемы, возникающие вследствие межотраслевых противоречий (тип 1), а также из-за неравномерного пространственного распределения водных ресурсов, разных темпов и стадий экономического роста и уровней социально-экономического развития (тип 2). Проблемы первого типа наиболее остры в каскадах водохранилищ и будут рассмотрены в следующей главе на примере Ангаро-Енисейского каскада, а второго типа – в следующем разделе на примере Азии.

Рассмотренные выше особенности воды и водных ресурсов, а также возникающие при использовании воды проблемы в интегральном виде представлены на рис. 8. Они последние 30 лет находятся в центре внимания на всех крупнейших форумах планеты по экономическому и экологическому развитию, не говоря уж о бесчисленных национальных и международных научных, общественных, экономических специалированных конференциях и семинарах водной тематики. В связи с огромной важностью водных проблем ООН 22 марта объявлен ежегодный Всемирный день воды; 2003 год был объявлен Международным годом пресной воды; 2005 год – Всемирным годом воды, а следующая за ним декада – Международным десятилетием воды для жизни.

Еще1980-1989-е годы были объявлены Международ­ным десятилетием питьевого водоснабжения и санитарии.

На Втором Всемирном форуме по водным ресурсам в Гааге в 2000 г.и вскоре после него были сформулированы следующие основные направления будущих действий:

– удовлетворение базовых потребностей людей в безопасной питьевой воде и в благоприятных санитарно-гигиенических усло­виях;

– обеспечение продовольственной безопасности посредством более эффективного использования водных ресурсов;

– защита экосистем и обеспечение их целостности путем устойчивого управления водными ресурсами;

– совместное использование как различными хозяйствующими субъектами, так и государствами водных ресурсов на основе устойчивого управления ими;

– защита от опасностей, связанных с водой, путем управления рисками;

– управление водными ресурсами на основе определения ценности воды в экономическом, социальном, экологическом, культурном аспектах и установление такой цены на воду, которая не ляжет тяжелым бременем на бедные и уязвимые слои населения;

– рациональное управление водными ресурсами при общественном контроле и соблюдении интересов всех слоев населения;:

– развитие более экологически безопасной промышленности, не наносящей ущерба качеству воды и потребностям в ней других потребителей;

– учет ключевой роли воды в выработке энергии для обеспечения растущих потребностей в ней и значения воды для быстро урбанизирующегося мира;

– обеспечение для всех доступности информации о водных ресурсах и водопользовании.

Конечно, предпринимаемые усилия приносят определенные плоды. Так, только в результате объявленного еще в1980-1989-е годы Международ­ного десятилетия питьевого водоснабжения и санитарии доступ к чистой пресной воде был улучшен для половины тех жителей планеты, которые страдают от ее недостатка. Однако все предпринятые до сих пор меры недостаточны и проблему дефицита пресной воды отнюдь не решают. Причины этого уже были названы в разделе 1.1.: самоуверенность человека (успеем справиться и с водным кризисом!), нежелание развитых стран поступиться удовлетворением своих потребностей, приоритетность других проблем. Эксперты прогнозируют конфликты и даже войны между странами и регионами из-за воды еще до середины XXI века. Впрочем, такое в истории нашей планеты уже бывало – и в древние века, и совсем недавно. Расскажем об этом на примере Азии в следующем разделе.

alt

 

Рис. 8. Вода: ролевые функции и проблемы в результате использования

4.2. КАК СЛОЖНО УПРАВЛЯТЬ ВОДОПОЛЬЗОВАНИЕМ В АЗИИ

В Азии принято выделять территории пяти частей (субконтинентов), в соответствии с принадлежностью к бассейнам океанов: Северную Азию, объединяющую бассейны рек, впадающих в Северный Ледовитый океан, т. е. Сибирь, и полностью принадлежащую России; Восточную Азию – бассейн Тихого океана (Дальний Восток России, Китай, Корея, Япония); Южную и Юго-Восточную Азию – преимущественно бассейн Индийского океана (страны полуостровов Индостан и Индокитай); Западную Азию – бассейны Персидского залива и Красного моря (Индийский океан), а также Средиземного моря (Атлантический океан) – ИРАн, Турция, Ирак, Израиль и др.; Центральную Азию – бессточную область, в основном бассейны Каспийского и Аральского морей (Узбекистан, Туркменистан, Кыргызстан и др.) .

Экономика азиатских стран в значительной степени определяется наличием водных ресурсов. Площадь орошаемых земель в Азии составляет 60% от мировых. За XX век полное водопотребление в Азии увеличилось в 57 раз и составляет 59 % от водопотребления планеты. В этой же пропорции увеличился безвозвратный расход, который достиг почти 1,5 тыс. км3/год (две третьих безвозвратного водопотребления планеты). В тоже время ресурсы среднего многолетнего стока (13200 км3) – основного источника пресных вод – составляют около трети мировых, подземных вод – только четверть. По водообеспеченности населения Азия почти в 5 раз уступает Северной Америке и почти в 10 раз – Южной. При этом водные ресурсы Азии крайне неравномерно распределены по территории: водообеспеченность Северной Азии на порядок превышает эту характеристику для большинства ее остальных регионов.

Водные проблемы Азии

В итоге по остроте водных проблем Азия значительно превышает все остальные части света. Это прекрасно показано В.И.Даниловым-Данильяном и К. П Лосевым в уже упоминавшейся недавно (в 2006 г.) изданной книге. Рассмотрим кратко четыре основные проблемы.

Дефицит водных ресурсов характерен для 4 из 5 субконтинентов (кроме Северной Азии). Быстрый рост населения и экономики здесь все время усиливают нехватку воды, особенно в период зимнего муссона, когда наступает сухой период с резким сни­жением стока рек. Это не только препятствует экономическому росту, но уже сегодня создает угрозу периодического отсутствия питьевой воды и воды для санитарно-гигиенических нужд для миллионов людей. Проблема это и для орошаемого земледелия, издавна обеспечивающего население продовольствием. Так, даже Китай – лидер планеты по темпам экономичес­кого развития – оказался в условиях, грозящих настоящим водным голо­дом, и это одно из самых серьезных противоречий его роста, уг­рожающее большими экономическими потерями и даже массо­выми жертвами среди населения. За последние 50 лет потребление воды в сельском хозяйстве выросло здесь в 3 раза, в промышленности – в 46 раз, в коммунальном секторе – в 41 раз. По китайским источникам, почти 300 городов страны имеют проблемы, связанные с нехваткой воды, и годо­вые потери от этого достигают 14 млрд долл., а с учетом нехватки воды для орошения – порядка 25 млрд долл. Засухе регулярно подвержено порядка 15% земель, а в особо засушливые годы (примерно один раз в 5 лет) – до 30% неорошаемых земель, составляющих половину площади сель­скохозяйственных земель страны. Такая же картина наблюдается в странах Юго-Восточной, Южной и Западной Азии, причем богатые нефтедобывающие страны Западной Азии уже вынуждены вовсю использовать опреснение морской воды, благо средства для этого пока сверхдорогого «удовольствия», в отличие от большинства стран мира, у них имеются.

Но особо трагично положение в Центральной Азии, где серьезнейшие проблемы с использовани­ем водных ресурсов имеются в ряде стран Центральной Азии, расположенных в среднем и нижнем течении Амударьи и Сырдарьи, где практически исчерпаны все резервы водообеспечения. Сток Амударьи уже используется (в основном разбирается на орошение) на 96%, а Сырдарьи – на более чем 85%. В итоге Аральское море уже фактически погибло: уровень упал на десятки метров, водоем разделился на несколько частей, соленость увеличилась в разы. Учитывая огромные гуманитарные проблемы населения, живущего в басейгне Аральского моря и особенно вокруг него, можно считать все происходящее здесть крупнейшей цивилизационной катастрофой, которое человечество уже полвека старается решить, но пока безуспешно.

По своим последствиям фактически частью рассмотренной выше проблемы дефицита является проблемаистощения подземных вод, но о ней надо сказать отдельно. Подземные воды – важный источник пополнения запасов поверхностных вод, но они активно используются и напрямую, прежде всего – благодаря своему высокому качеству – для питьевого водоснабжения. Но в засушливых ре­гионах они вынужденно широко используются и для орошении. Откачка этих вод достигла в последние десятилетия огромных размеров, особенно в Китае, Индии, странах Юго-Восточной Азии, что ведет к истощению вод, в том числе их вековых запасов, и в итоге к про­седанию земной поверхности. По мнению специалистов, в некоторых странах уровень подемных вод понижается со скорость. До 1,5 м/год. В столице Таиланда Бангко­ке откачивается 2,5 млн м3 подземных вод в сутки вместо допус­тимых 0,6 млн, в результате поверхность земли в городе опуска­ется со скоростью 1,5-5,3 см в год. Но наибольший объем откачки происходит в Китае, в результате чего в 56 районах страны происходит постоянное оседание поверхности земли. Переэксплуатация подземных вод в ряде прибрежных го­родов – Бангкоке, Дакке, Джакарте – привела к замещению их солеными морскими водами.

Проблему дефицита воды в странах Азии усугубляет загряз­нение водоисточников. Почти по­всеместно наблюдается рост загрязнения рек, озер и водохрани­лищ, что связано с индустриализацией, ростом плотности населе­ния, использованием больших доз удобрений, ядохимикатов и гербицидов на единицу площади и отставанием в создании очистных сооружений. Основную опасность в регионе в связи с неудовлетворительным состоянием водных объектов представляют патогенные организмы, органические вещества (биогены), тяжелые металлы, пестициды и другие ток­сичные соединения, взвешенные частицы и соли. Особенно вели­ко загрязнение в странах Южной и Юго-Восточной Азии, а так­же в Китае, где вообще очищается лишь около половины сточных вод. К сожалению, с этой проблемой сталкиваеся и наша страна, где даже крупнейшие реки, особенно Томь, Иртыш, Обь, ангара с вее водохранилищами сильно загрязнены. Но самыми загрязненными реками мира считаются Ху­анхэ и Ганг. Большинство рек и водоемов эвтрофированы за счет антропогенного загрязне­ния биогенами, так как канализацией обеспечено менее полови­ны населения Азии. В результате ежегодно от заболеваний, связанных с водой, умирает более 500 тыс. детей, высок общий уровень заболеваемости и потерь трудоспособности.

Наконец, четвертой проблемой следует назвать частые ка­тастрофические наводнения в период летнего муссона и тайфунов с большим числом жертв и значительным экономическим ущер­бом. Последнее связано не только с природными условиями и осо­бенностями водного режима рек, но и с высокой плотностью насе­ления, живущего в зонах затопления, Ярким примером является Бангладеш, страна с самой высокой в мире плотностью населения, занимающая дельту Ганга и Брахмапутры, где наводне­ния случаются практически ежегодно, а катастрофические – 2- раза в десятилетие, унося тысячи и десятки тысяч жизней. Да и Китае сельскохозяйственные земли и две трети городов подвержены затоплениям в период сильных паводков, потери от которых, по китайским данным, только с 1993 по 1997 г. соста­вили 95 млрд долларов – почти пятую часть дохода страны за тот же период.

Таким образом, на огромном азиатском пространстве происходит не­эффективное использование водных ресурсов, загрязнение вод­ных объектов, эвтрофирование озер и водохранилищ, переэксплуатация под­земных вод, рост ущербов от наводнений, разрушение водных экосистем и т.п. В целом в этом огромном регионе нараста­ет водный кризис, в его самом остром на планете проявлении. Но происходит это на различных территориях по-разному.

Конфликты в международных бассейнах Азии

Все чаще на планете возникают конфликтные ситуации, порождаемые водным фактором. Особенно остро они проявляются в международных речных или озерных бассейнах (МБ), на территории которых расположено два и более государств. В каждый МБ входят территории от двух до 14 стран, причем 25 МБ находятся под контролем 4 и более стран. Около 50 стран имеют не менее 75% своей территории в пределах МБ. Всего в мире выделено 261 МБ, занимающих 45,3 % поверхности Земли (без Антарктиды), на территории которых проживает более 40% населения мира. На водосборах МБ расположены территории 145 стран. 53 МБ находятся в Азии.

Страны, расположенные ниже по течению реки, как правило, имеют менее выгодное геополитическое положение, т.к. хозяйственная деятельность на водосборе выше расположенных стран прямо или косвенно оказывает влияние на объемы и качество транзитных водных ресурсов. Это неизбежно приводит к противоречиям, конфликтам, инцидентам между странами. Только за последние 50 лет произошло более 1200 таких инцидентов, 80 % из которых сводилось к вербальным угрозам и обвинениям, но из них 37 привели к острым конфликтам, в том числе 21 сопровождался военными действиями., Такие ситуациивообще особенно наглядно прослеживаются на азиатском пространстве.

Все возможные конфликтные ситуации в МБ Азии нами условно разделены на четыре типа: территориальные, водопользовательские, экологические и природно-ресурсные.

Территориальные конфликты, как правило, возникают в том случае, если государственная граница приурочена к реке. Пограничными являются участки крупнейших рек Азии – Меконга (между Таиландом и Лаосом, Лаосом и Бирмой), Амура (между Россией и Китаем).

Ситуации с реками–границами нередко усугубляются гидрологическими причинами. Граница устанавливается по одному из элементов реки, как правило, по какому-либо берегу или фарватеру; однако естественная динамика русла приводит к изменению этих элементов. К этому же ведет целенаправленная деятельность человека, например, строительство дамб, препятствующих размыву берегов. Так, протяженность таких дамб на правом – китайском – берегу Амура на участке от Благовещенска до Хабаровска уже превысила 300 км, что способствует активизации размыва берегов на других участках реки, увеличивает неустойчивость русла, перемещение значительного объема стока воды в левобережные протоки и в итоге перенос в них фарватера. В результате встает спорный вопрос о перемещении границы и потери одной из стран участка своей территории, что и привело в рассмотренной выше ситуации к передаче Китаю ряда островов – Луговского, Попова и др., а совсем недавно – острова Тарабаров и части острова Большой Уссурийский в окрестностях г. Хабаровска. Естественно, что население относится к тим земельным потерям отрицательно, с чем были связаны (правда, робкие) хабаровчан.

Следует отметить, что территориальные конфликты являются наиболее острыми и в истории человечества служили причинами большинства войн. Печально известны пограничные конфликты 1960-ых гг. между СССР и Китаем из-за островов на р. Уссури, а поводом для ирано-иракской войны 1980-1988 гг. стал конфликт, связанный с проведением. границы по участку реки, образуемой Тигром и Евфратом после их слияния.

Конфликтные ситуации, связанные с водопользованием, занимают первое место по своей распространенности. Одной из причин является неравное положение стран по отношению к областям формирования и разгрузки вод. Ярким примером служит затянувшийся конфликт между Израилем и Палестиной. На каждого палестинца в год приходится 85 м3 воды с учетом совокупного водопотребления на хозяйственно-питьевые, промышленные и сельскохозяйственные нужды, в то время как израильтяне потребляют 447 м3 на чел. в год. На Западном берегу Иордана 25 % населения не имеют проточной воды, несмотря на то, что район сравнительно богат подземными водами благодаря горе Аквифер ("Водопадная гора"). Однако эти воды разгружаются и полностью используются на территории Израиля. Палестинцы считают эту воду своей собственностью, т.к. накапливается она на их территории. В то же время израильтяне апеллируют к основному международному положению – исторически сложившемуся праву пользования: они первыми стали добывать здесь воду около 80 лет тому назад по соглашению с властями подмандатной Великобритании территории. Постоянный спор в регионе идет из-за вод рек Иордан и Ярмук. «Водная» подоплека в многолетнем еврейско-арабском конфликте исключительно велика.

Еще более продолжительный и не менее кровопролитный конфликт – индо-пакистанский спор вокруг Кашмира – тоже имеет к воде непосредственное отношение. Истоки практически всех рек, протекающих по территории Пакистана, в том числе главной водной артерии – Инда – находятся в Кашмире, и многие из них – на территории, контролируемой Индией. Уже в первый год после провозглашения независимости обоих государств, весной 1948 г., Индия продемонстрировала своему соседу действенность "водного оружия", перекрыв снабжение водой каналов, орошающих поля в пакистанской провинции Пенджаб. В 1960 г. Индия и Пакистан нашли компромисс: они заключили договор о развитии бассейна реки Инд, согласно которому в пользовании Пакистана оказывались воды трех западных рек, питающих Инд, а в пользовании Индии – трех восточных. По этому договору Индия брала на себя обязательство не нарушать водосток рек, протекающих по ее территории, но определенных в пользование Пакистана. Новое обострение водной проблемы произошло в начале 2005 г., когда Дели объявил о планах строительства гидроузла на реке Чинаб. Пакистан усмотрел в этом нарушение договора 1960 г.

Наиболее часто конфликты водопользования имеют комплексный характер, связанный с регулированием речного стока и гидротехническим строительством. Сооружение плотин и водохранилищ в верхнем течении рек имеет и положительное, и отрицательное значение для нижних бьефов и нижних течений рек, которые часто располагаются на территории уже к других страна. С одной стороны, регулирование стока в верховьях рек часто предохраняет нижерасположенные участки долины от разрушительных наводнений; для многих гидроузлов – это основное предназначение. С другой стороны, ниже плотин значительные изменения претерпевают водный, русловой, гидрохимический, термический и ледовый режимы.

Создание гидроузлов нередко обостряет противоречия между государствами верхних и нижних бьефов в сфере водного транспорта, рыболовства, водной рекреации и т.п. Особый вопрос – распределение гидроэнергетических доходов, получаемых в МБ на гидроэнергоузлах; на них нередко претендуют страны, не участвующие в строительстве плотин, но потерпевшие определенные урон в связи с затоплением в верхнем бьефе или изменениями режимов в нижнем бьефе. Отдельный случай – претензии на часть гидроэнергетической ренты со стороны государств, расположенных в верховьях рек – как "создателей" водных и, следовательно, гидроэнергетических ресурсов. Все проблемы значительно обостряются при сооружении каскадов гидроэлектростанций.

Ярким примером все обостряющегося и слабо решаемого конфликта, связанного с вододелением в результате гидроэнергетического строительства, является напряженная ситуация, возникшая между Турцией, Ираком и Сирией. В январе 1990 г. Турция, на территории которой находятся верховья рек Тигр и Евфрат и зона формирования стока этих рек, на месяц остановила сток р. Евфрат в Сирию и Ирак для заполнения водохранилища Ататюрк. Усугубляет ситуацию тот факт, что Турция начала привлечение частного и государственного капиталов для финансирования одного из самых спорных проектов "GAP", предусматривающего строительство 22 плотин и 19 электростанций на Тигре, Евфрате и их притоках. Строительство этих гидротехнических сооружений может снизить сток в Сирию в средний по водности год на 35%, а в маловодный – существенно больше. В настоящее время Турция и Сирия имеют только временное соглашение о распределении воды р. Евфрат, а с Ираком серьезных переговоров не проводилось.

Нерешенной остается и проблема совместного использования реки Меконг, ставшая в последние годы источником напряженности во взаимоотношениях Китая со странами Индокитая. Экономическая и экологическая безопасность последних непосредственно зависит от реализации Китаем его амбициозных планов строительства 6 плотин на р. Меконг (две крупные плотины уже построены, на очереди – третья) и 9 – на ее притоках. С осуществлением этих проектов Китай, контролирующий 20% стока Меконга, связывает решение многих своих экономических и социальных задач, в числе которых удовлетворение энергетических потребностей населения ряда бедных районов страны, развитие туризма и торговли с соседними странами. Однако как отразятся эти проекты на экологической ситуации в соседних странах Индокитая и их развитии, не ясно, поскольку никакой оценки их воздействия на состояние окружающей среды не проводилось. Так, большую тревогу вызывает вероятность изменения долинных экосистем, составляющих, в частности, в Камбодже 20% ее площади, что может привести к сокращению запасы рыбы и существенному ухудшению продовольственного обеспечения 70% камбоджийцев, удовлетворяющих свои потребности в протеине за счет ловли рыбы в Меконге. Во Вьетнаме пострадает дельта Меконга – житница страны.

Еще один источник конфликтов – планируемые крупномасштабные перераспределения стока рек («переброски»), обычно затрагивающие интересы нескольких государств. Так, в связи с резкой нехваткой воды в южных районах Монголии (Гоби), вызванной перевыпасом скота в горах Хентея, развитием поселений и горнодобывающего комплекса, начиная с 2003 г. в Монголии постоянно поднимается вопрос о переброске части стока рек Селенга, Керулен, Онон и Бальджа на юг. Данная проблема постоянно обостряется в связи с деградацией высокогорных болот, имеющих ключевое значение для водообеспечения обширных территорий, и опустыниванием.

Первоочередным следствием такой переброски на территории КНР будет снижение стока в озеро Далайнор, и без того быстро мелеющего в последние годы. В целях поддержания уровня оз. Далайнор появился проект о переброски в него 1,5 – 2 км3 стока р. Хайлар, т.е. верховьев Аргуни. Проект уже был готов к осуществлению в апреле 2007г., но приостановлен, в первую очередь в результате оперативных совместных усилий научной общественности и руководства Забайкальского края. Начились переговоры между водными ведомствами на высшем уровне, но договориться не удалось. В итоге проект начал исполняться.

Опасения россиян в отношении к этому проекту понятны. Его реализация приведит к ряду экологических последствий: ухудшению условий разбавления сточных вод в Аргуни, снижению биологической продуктивности сельскохозяйственных угодий поймы и рыбопродуктивности реки, уничтожению местообитаний для мигрирующих, в том числе редких видов птиц и т.п. Неизбежные ограничения питьевого и технического водоснабжения вызовут экономические потери и угрозу для здоровья населения. Вероятно изменения линии фарватера реки и трансформация существующей государственной границы между Китаем и Россией.

Проблема водопользования и верхнем течении Иртыша пока не приняла столь острые формы, как на Ближнем Востоке или в Кашмире, но также осложняет отношения между странами-соседями. Исток Иртыша расположен на территории Китая, затем река течет по территории Казахстана и России. В конце 1990-х гг. власти Китая объявили о планах строительства канала в верховьях Иртыша для орошения, испытывающих острую нехватку воды, земель в Синьцзян-Уйгурском автономном районе. В результате к 2020 г. русло Иртыша на всей территории Казахстана и вплоть до Омска может превратиться в цепь болот и стоячих озер, что будет иметь катастрофические последствия для экономики и экологии не только Казахстана, но и рос­сийских областей Западной Сибири. Попытки решить проблему дипломати­ческим путем пока ни к чему не привели. Китай противится подключению России к переговорам и настаивает, что проблема должна решаться на двусторонней основе – между ним и Казахстаном.

Центральная Азия – еще один регион, в котором борьба за воду проходит весьма остро. В советское время централизованное планирование позволяло сохранять баланс в отношениях богатых углеводородами Казахстана, Узбекистана и Туркмении с обладающими огромными запасами воды, но небогатыми полезными ископаемыми Таджикистаном и Киргизией. После распада СССР вторая группастран оказалась в невыгодном поло­жении: нефть и газ им пришлось покупать, а водой, поступающей с их территорий, страны, расположенные ниже по течению рек, пользовались бесплатно.

Активность Таджикистана по строительству цепи гидроузлов в верхо­вьях рек, питающих Амударью, – Вахша, Пянджа, Зеравшана – призвана ликвидировать этот дисбаланс. Вынашиваются планы по превращению этой страны в ведущего экспортера электроэнергии. При этом будет не только покрыт существующий дефицит энергии в стране, но и можно будет выйти на рынки соседних стран – Афганистана и Пакистана. Ресурсы для осуществления таких планов есть: по запасам гидроэнергоресурсов (300 млрд. кВт-ч в год) Таджикистан занимает восьмое место в мире, а по по­казателям на душу населения – первое.

Аналогичные планы имеет и Киргизия, на территории которой находятся истоки большинства притоков другой крупнейшей реки региона – Сырдарьи. Сброс воды из Токтогульского водохранилища в соответствии со своими интересами уже не раз приводил к конфликтам с властями Узбеки­стана и Казахстана, требующими ограничить сброс в зимнее время и увеличить его летом. Сейчас Киргизия пытается перевести отношения с соседями на рыночные рельсы – "энергоносители в обмен на воду", но пока безуспешно.

Осуществление даже части планов Таджикистана и Киргизии может еще более усугубить положение с обеспечением водой населения, проживающего в низовьях Амударьи и Сырдарьи. Выше уже упоминалось о катастрофе высыхающего Аральского моря. На ее фоне сокращение подачи воды вообще приведет к невозможности проживания здесь десятков миллионов жителей Казахстана, Туркмении и Узбекистана.

Одним из вариантов решения водных проблем Центральной Азии может стать проект переброски в нее части стока сибирских рек. Как известно, этот проект активно готовился в СССР в 1970-ых – первой половине 1980-ых гг., но в 1986 г. был свернут по ряду политических, экономических и экологических причин, а также в результате мощного движения общественного протеста. В настоящее время предпринимаются попытки реанимации проекта на новой технологической и рыночной основе, однако последствия реализации этого проекта, особенно экологические, для российских территорий далеко не ясны.

Даже без Аральской проблемы, последствия несогласованной водохозяйственной политики в Центральной Азии достаточно велики. Для решения своих проблем водохра­нилища Нурекской и Токтогульской ГЭС, служившие в советское время в первую очередь резервуарами орошения сельскохозяйственных земель в республиках, расположенных ниже по течению, приоритетно используются в энергетическом режиме. Это приводит к разливам рек и заболачиванию пахотных земель "ниж­них соседей". За последнее десятилетие доля засоленной и заболоченной пахотной земли увеличилась примерно на 25% и сегодня составляет 50% площади орошае­мых земель. В результате урожайность в низовьях рек в Узбекистане и Туркмени­стане снизилась на 20-30%.

«Политическая водная война» в этом регионе фактически уже идет. Так, на августовском (2007 г.) саммите Шанхайской организации сотрудниче­ства президент Узбекистана Ис­лам Каримов об­рушился на «некоторые страны» (конечно, имелись в виду Таджикистан и Киргизия), которые, по его мнению, слишком увлекаются строитель­ством ГЭС на трансграничных реках, и заявил о необходимости "разумного ис­пользования водно-энергетических ре­сурсов в регионе Центральной Азии, вы­зывающих сегодня различные и неодноз­начные подходы". Вскоре Таджикис­тан расторг соглашение с "Русалом" о стро­ительстве Рогунской ГЭС, поскольку "Русал", под давлением Узбекистана, отказался строить плотину нужной высоты до 325 м. Провалом заканчиваются все попытки как-то договориться, например, создать межгосударственный водноэнергетичес­кий консорциум. В итоге в убытке оказываются все страны.

Экологические конфликты в МБ приобретают глобальный характер и, прежде всего, связаны с трансграничным переносом загрязнений. Загрязнение трансграничных рек – одна из наиболее важных проблем взаимоотношений между Казахстаном и Россией в бассейне р. Урал, между Россией и Китаем в бассейне р. Амур, Китаем, Казахстаном и Россией в бассейне Иртыша.

Так, ускоренное экономическое развитие северо-восточных провинций Китая (сооружение химических и целлюлозно-бумажных комбинатов, широкое использование в сельском хозяйстве удобрений и пестицидов и т.д.) оказывает значительное влияние на качество речных вод не только Китая, но вод пограничных Амгуни, Амура и Уссури. Особенно это заметно в Амуре ниже впадения р. Сунгари. Положение усугубляется технологически несовершенными системами очистки сточных вод на большинстве китайских предприятий и их высокой аварийностью. Это в полной мере проявилось осенью 2006г. в результате аварии на нефтехимическом комбинате, вследствие которой пятно загрязнений, движущиеся по Сунгари и Амуру, создало угрозы питьевому водоснабжению Хабаровска и других российских населенных пунктов. Однако и в обычном состоянии воды Сунгари имеют низкую, близкую к критической, концентрацию растворенного кислорода и высокое содержание биогенных веществ, в первую очередь фосфора, аммонийного и нитратного азота, что приводит в летнюю межень к «цветению» Амура и соединенных с ним озер, повышению pH, а главное – к появлению «химического» запаха в воде и ихтиофауне Амура.

Проблема трансграничного переноса загрязнения не менее остро стоит в бассейне р. Иртыш. Существенный вклад в загрязнение российского участка реки вносят предприятия металлургического и химического, в том числе нефтехимического, комплексов Восточного Казахстана. Ежегодный сброс сточных вод 50 крупнейшими предприятиями Казахстана составляет более 1,5 млрд. м3, при этом в пограничном створе с. Татарка (р. Иртыш) отмечаются повышенные, на порядок превышающие норму концентрации меди, цинка и марганца. Также фиксируется превышение нормативов качества вод по фенолам, нефтепродуктам, железу и другим загрязняющим веществам Существует проблема ртутного загрязнения р. Иртыш в результате деятельности ОАО "Химпром", расположенного в г. Павлодар (Казахстан).

Природно-ресурсные конфликты в МБ связаны с переэксплуатацией природных ресурсов на водосборе, прежде всего земельных и лесных, которые и должны рассматриваться совместно с использованием водных ресурсов, особенно в случаях гидроэнергетического или ирригационного строительства. Так, в условиях аридного климата сокращение длительности и площадей затопления пойм приводит к засолению сельскохозяйственных угодий, так как прекращается ежегодная промывка почв от солей. Снижение, по сравнению со среднемноголетними условиями, поверхностного стока только под влиянием неорошаемого земледелия составляет в южной лесной и лесостепной зонах 5-15%, степной 10-25 %. Существенное увеличение поверхностного стока происходит вследствие изъятия земель под промышленную и городскую застройку, составляющее 100-200%. Нередки ситуации, когда добыча полезных ископаемых ведется в верховьях реки, расположенных на территории одной страной, а значительная часть экологического ущерба достается другому государству, находящемуся ниже по течению.

По характеру проявления конфликтные ситуации всех четырех типов можно подразделить на две группы:современные, зародившиеся в недавнем прошлом и продолжающиеся в настоящее время, ипотенциальные – прогнозируемые конфликты, которые могут возникнуть в ближайшем будущем. В настоящее время основная часть конфликтов в Азии обусловлена нехваткой воды и связана с ее перераспределением между государствами МБ (конфликтные ситуации 2 типа). Можно предположить, что в ближайшее время, с учетом все возрастающих темпов промышленного развития новых индустриальных стран Азии, серьезные конфликты будут связаны с загрязнением международных рек и трансграничным переносом загрязнений (конфликтные ситуации 3 типа). Усугубят ситуацию планируемые масштабные проекты переброски стока международных рек Китаем и гидроэнергетического строительства в Центральной Азии. Кроме того, природно-ресурсные конфликты, сегодня не выделяемые отдельно в международном праве, но все расширяющиеся, в скором времени станут предметом международных споров и конфликтов.

На практике конфликтные ситуации в МБ разрешаются двумя путями: боевыми действиями и мирным урегулированием споров. При этом, если в историческом прошлом основная часть конфликтов решалась с применением оружия, то в настоящее время на смену приходят более цивилизованные методы – правовые (подписание соглашений, заключение договоров) и экономические, связанные с торговыми и иными преимуществами и санкциями.

Изложенная выше типизация конфликтов, их группировка по времени происхождения и проявления, а также способам разрешения наглядно представлена на выполненной совместно с Ириной Владимировной Жерелиной картосхеме (рис.9). Природно-ресурсные конфликты не приведены на картосхеме ввиду их повсеместности. Уже сейчас в конфликты вовлечено 26 из 49 азиатских государств, затронуты практически все крупнейшие МБ. Наиболее комплексный характер носят конфликты в бассейнах Амура, Иртыша, Меконга, рек Ближнего Востока. К середине XXI века ареной острых «водных» споров и конфликтов станет не менее 25 % территории Азии, что требует совершенствования управления природопользованием вообще и водопользованием – в частности.

alt

Рис.9. Конфликты в международных бассейнах

Типы конфликтных ситуаций: территориально пограничные, 2 – водопользовательские, 3 – водно-экологические. Группы конфликтных ситуаций: 4 -современные, сопровождающиеся военными действиями; 5 – современные, разрешаемые мирным путем; 6 – потенциальные. Границы: 7 – Азии с Европой, 8 –бассейнов, 9 – государственные.

Опыт управления водопользованием в международных бассейнах Азии

Так что же делать в этой сложной ситуации? Конечно, надо срочно договариваться, и чем скорее – тем лучше! Нельзя же, в самом деле, поступать с соответствии с докт­риной Хармона, названной так по имени генпрокурора США Джадсона Хармона, выдвинувшего еще в 1895 г. идею об аб­солютном территориальном суверените­те. Согласно этой доктрине, каждое наци­ональное государство может использовать воды международных рек, текущих по их территории, по собственному усмотре­нию, не обращая внимания на послед­ствия для других государств и не всту­пая с ними в консультации. У нас идет не XIX –й, а XXI век. Тем более что как раз и международный опыт в этом отношении весьма богат.

Многообразие и острота геополитических конфликтов в МБ, обусловленных "водным" фактором, определили необходимость закрепления в официальных международных документах бассейнового подхода в качестве важнейшего инструмента управления. Мы уже рассматривали суть этогоподхода в разд. Напомним, что речной бассейн не только считается неделимым гидрологическим единством, которое требует всестороннего рассмотрения для получения наилучших результатов при использовании любой части его вод, но и является целостн природным и экономическим комплексом. Именно всестороннее использование вод бассейна позволяет учитывать потребности и возможности различных видов природопользования, в первую очередь водопользования, в различных его частях. Таким образом, географическое, физическое и биологическое единство бассейна, также как взаимозависимость государств в использовании его вод, требует установления единых общебассейновых правил.

Важным шагом на пути разрешения конфликтных ситуаций стало принятие на 52-й конференции Ассоциации международного права Хельсинских правил (1966 г.), в которых было закреплено право каждого государства МБ на разумную и справедливую долю полезного использования его вод, равенство всех видов водопользования, определена процедура разрешения возникающих споров и ряд других важных вопросов [16]. Конвенция по охране и использованию трансграничных водотоков и международных озер (Хельсинки, 1992), разработанная Европейской экономической комиссией ООН, еще раз акцентировала внимание на необходимости решения трансграничных водных проблем на основе бассейнового подхода. В ней особо подчеркивалась необходимость заключения международных соглашений по конкретным водосборным бассейнам, при максимальном учете интересов стран, расположенных на его территории. В 1997 г. ООН рассмотрела конвенцию о международных водах, в которой содержалось два основных принципа их распределения: первый – справедливое и разумное использование, второй – обязательство не причинять значительного ущерба. Против конвенции проголосовали только Турция, Китай и Бурунди.

Принятые на международном уровне конвенции определяют основные направления и подходы к разрешению конфликтных ситуаций и управлению водопользованием, которые затем реализуются для конкретных МБ. При этом формы реализации могут существенно различаться в зависимости от специфики водосборного бассейна, характерных для него проблем и особенности национальных законодательств стран, расположенных в его границах.

Всего в мире заключено более 150 международных соглашений по вопросам регулирования отношений в области использования и охраны вод, а также в целом по регулированию природопользования, которые делают отношения в области управления природными, в первую очередь водными ресурсами более устойчивыми. Эти соглашения существенно различаются между собой по цели, задачам, определенным ими формам, методам и механизмам управления, что в значительной степени зависит от специфики регулируемых вопросов. Отметим, что среди ситуаций, не связанных с регулированием водных ресурсов, наибольшее значение сохраняют воднотранспортные отношения на трансграничных реках. Сотрудничество в этой сфере обычно оказывается наиболее взаимовыгодным, для чего необходимо договориться о графиках и правилах перевозок, типах судов, чистке фарватера и т.п., что обычно закрепляется специальными договорами. Аналогичные соглашения заключаются в отношении организации рыболовства, туризма и отдыха, охраны водных биоценозов.

В Азии наиболее успешно ведет договорные процессы в МБ Индия. Первым был договор о водах р. Инд, заключенный между Индией и Пакистан в 1960 г., ставший отправной точкой на пути решения вопросов совместного водопользования. Важным шагом стало разрешение на основе дипломатических отношений конфликтной ситуации по вопросам совместного использования вод р. Ганг, в верховьях которой в 1960-х гг. Индия возвела плотину Фаракка. В сухой сезон плотина препятствовала естественному стоку реки, следствием чего для Бангладеш стали жестокие засухи из-за нехватки воды, а в период дождей, в результате внезапных сбросов воды, страна несла значительный ущерб от наводнений [18]). В декабре 1996 г. руководство Индии и Бангладеш заключили 30-летний договор по использованию водных ресурсов р. Ганг, с определением объема воды, пропускаемой Индией через плотину. В 1997 г. был разрешен еще один давний спор с Непалом по поводу использования ресурсов р. Махакали; согласно договору Индия, используя гидроэнергетические ресурсы трансграничной р. Махакали для собственных нужд, в то же время предоставляет Непалу право пользоваться водой и электроэнергией индийской стороны.

Использование и охрана вод трансграничной реки Селенга регулируются российско-монгольским межправительственным Соглашением, подписанным Правительствами Российской Федерации и Монголии в 1995 г. В целях успешной реализации данного Соглашения по совместному использованию и охране трансграничных вод был введен Институт Уполномоченных Правительств двух стран, который по мере необходимости проводит совещания поочередно на территории каждой из сторон. Успешному решению трансграничных проблем также призвана содействовать “Схема комплексного использования и охраны водных ресурсов бассейна р. Селенги”, а также разработка совместной российско-монгольской программы “Бассейн р. Селенги как модельная территория устойчивого развития и трансграничного сотрудничества”. Данная программа включает следующие направления: оценка ресурсного потенциала бассейна; устойчивое развитие экономики; охрана окружающей среды и рациональное природопользование; трансграничное сотрудничество: факторы и условия повышения эффективности.

В тоже время в Азии существует множество примеров, когда взаимное непонимание, нежелание уступать свои монопольные позиции по отношению к речному стоку, политические амбиции и другие факторы существенно сдерживают процесс мирного урегулирования «водных» споров, что негативно сказывается на качестве жизни людей, уровне развития национальных экономик и способствует усилению международной напряженности. Самый яркий пример – Центральная Азия, где на протяжении десятилетий не прекращаются споры вокруг перераспределения водных ресурсов рек Сырдарья и Амударья, сохранения Аральского моря, что уже рассмотрено выше.

Трудно идут любые переговорные процессы с участием Китая, имеющего конфликтные ситуации фактически во всех МБ, расположенных по периферии его территории. Во главу угла самое мощное в экономическом и демографическом отношении государство Азии всегда ставит свои интересы и сложно идет на компромиссы. Только после многолетних переговоров, в 2007г., удалось подписать документы по совместному использованию трансграничных вод между Китаем и Россией, но, как показано выше, они систематически нарушаются китайской стороной.

Таким образом, всеобщий водный кризис приближается в Азии наиболее быстрыми темпами. В этой ситуации у азиатских стран нет альтернативы сотрудничеству в МБ. Однако такое управление МБ осуществляется не везде. Несколько государств до сих пор выступает за полное отделение своих водных ресурсов, многие страны поддерживают технократический подход, а некоторые предпочитают крупномасштабное освоение ресурсов МБ их комплексной охране и эффективному управлению.

Тем не менее, можно констатировать, что за последние 20 лет сложилась устойчивая тенденция к более выраженному комплексному и юридически согласованному управлению МБ. Современная парадигма управления ресурсами должна звучать так: от национального освоения водных ресурсов к комплексному совместному управлению МБ на всех уровнях.

4.3. ТАЙНЫ ВОДЫ И ИХ ЛОЖНАЯ ИНТЕРПРЕТАЦИЯ

Вода – особое и самое загадочное вещество. Хорошо известны ее уникальные физико-химические свойства: существование в жидком, парообразном и твердом состоянии с особенностями перехода (расширение при замерзании и др.); самый сильный инертный растворитель; самая большая диэлектрическая постоянная; уникальная текучесть (в частности, вследствие уменьшения вязкости при увеличении давления); особые характеристики теплоемкости, смачиваемости, магнитности и др. Все эти свойства связаны с уникальной химической и кристаллической структурой воды, что определяет также наличие более 40 изотопных разновидностей и почти 50 форм состояния: удивительное разнообразие! Не будь всего этого, развитие планеты и жизни на ней шло бы совершенно по другому пути. Но научное объяснение причин многих свойств воды и происходящих с ней процессов до настоящего времени отсутствует, что позволяет считать воду самым загадочным веществом на нашей планете. К сожалению, это порождает множество лженаучных спекуляций, пик которых в нашей стране приходится на начало XXI в. Рассмотрим некоторые из них.

Начнем с создания в 2006 г. видеофильма «Вода». Он широко распространялся на дисках, а также несколько раз был представлен на телевидении, в том числе на телеканале «Россия» под многозначительным названием «Великая тайна воды». Фильм добротно и умело сделан, причем упор сделан именно на загадочных свойствах воды. И какова же главная разгадка? Оказывается, вода обладает памятью; открыто четвертое состояние воды – информационное! Простая вода способна воспринимать, сохранять и передавать любую информацию, прежде всего – человеческую мысль и слова. В доказательство этого приводятся мнения исследователей из разных стран, в том числе из России. Но что-то маловато среди них ученых с регалиями, нет никого, например, из Российской академии наук. Желающих же заявить о якобы сенсационных открытиях всегда находится немало.

А в подтверждение этого приводятся опыты, очень похожие на фокусы. Например, по реакции воды на человеческие эмоции, выполняемые японцем Эмоту Масару, уже не раз разоблачаемые как мошеннические, что, впрочем, не помешало недавнему выходу на русском языке его книги. И вот уже в августе 2008 г. Масару проводит на берегу Байкала «Акцию благодарения», когда сотни людей просили у Байкала прощения. Последующие при этом ухудшение, а затем улучшение погоды (обычное для Байкала) было воспринято однозначно: Байкал простил.

Доказательства всему этому искать излишне, поскольку их просто нет. Тривиальное правило любого эксперимента – его воспроизводимость другими исследователями и в других условиях – никогда не выполняется. Ответ же сомневающимся очень прост – надо верить! И желающих верить всегда достаточно. Вспомним ажиотаж вокруг целебных свойств воды, «заряженной» по телевизору Кашпировским или Чумаком. Или, например, недавно иркутская «Восточно-Сибирская правда, вообще-то не склонная к дешевым сенсациям, опубликовала заметку Анны Доценко, члена Иркутского клуба садоводов-опытников им. А. К. Томсона. Она вполне допускала, вслед за Эмоту Масару, что вода одинаково реагирует сменой структуры, когда ее на разных языках (!) называют «дурой». А вывод делается вполне практический: только в определенное время суток вода из городского водопровода обладает ценными питьевыми качествами (приводится 5 интервалов), в это же время особо полезна и приятна процедура принятия душа. И далее идут полезные советы по выбору оптимальной воды по поливу сада – только если в семье поддерживаются добрые отношения, вода в бочках, шлангах и лейках будет как бальзам для растений. Ну кто же будет возражать против хороших семейных отношений, знать бы еще, как этого добиться …

Вопрос веры вообще очень тонок и тесно переплетается с верой религиозной. Недаром в вышеупомянутом фильме наряду с исследователями (язык не поворачивается называть большинство из них учеными, да и в титрах они в основном так и не называются) выступают представители разных конфессий. Действительно, таинства, связанные с водой (омовение, крещение и др.), занимают заметное место во всех религиях, что подчеркивает важнейшую роль воды в природе и обществе. Не буду здесь, как закоренелый атеист, дискутировать по поводу религиозных догматов, но только зачем Господь допустил отравление сотен иркутян в январе 2010 г. крещенской водой, ведь там были не только грешники, но и безвинные детишки?

Обратимся к другой теме, но также связанной с отсутствием научно обоснованного подхода. Речь идет о множестве бутилированных природных вод, непонятно каким образом получающих право на существование в обход санитарно-гигиенических и торговых правил. При этом они зачастую рекламируются как чудодейственные средства от многих, чуть ли от всех болезней, в то время как производители, конечно, не утруждают себя доказательствами, ссылаясь на уникальные свойства именно этой воды. В розничной продаже присутствует множество «серебряных», «хрустальных», «кристальных» и прочих бутилированных вод. В итоге потребитель этой продукции делает свой выбор при приобретении той или другой воды, ориентируясь только на красочность этикетки и убедительность рекламных надписей на ней с перечислением когда-то и каким-то образом полученных сертификатов соответствия и гигиенических заключений. На самом деле не более трети всех бутылок, произведенных в России, имеет действительный сертификат, остальные – подделки. Надежнее пить воду фирмы «Эвиан» или «сан Пелегино», но не у всех хватит для этого средств… Так что будьте бдительны.

Вот только один из примеров. В 2006 г. под руководством главного инженера Водоканала в г. Ангарске Владимира Пискайкина в сертифицированной в системе Росстандарта испытательной лабораторией контроля качества питьевой воды (аттестат № РОСС RU.0001.511664 от 05.10.2005 года) были исследованы на соответствие СанПиН 2.1.4.1116-02 «Питьевая вода. Гигиенические требования к качеству воды, расфасованной в ёмкости. Контроль качества» пробы воды «Чебогорская» – самой популярной (и безудержно рекламируемой) в городе – из пластиковых бутылок. Оказалось, что питьевая вода «Чебогорская» в лучшем случае только с натяжкой может быть отнесена к питьевой воде первой категории(а не высшей или тем более какой-либо уникальной, как рекламируется), так как: мутность воды, показатель ОМЧ (общее микробное число), содержание нитратов превышает ПДК для воды высшей категории; по показателю «фторид-ион» вода в 10 раз меньше норматива физиологической полноценности для человека, как и низкая общая минерализация воды «Чебогорская» (не превышающая 135 мг/л, при требуемой СанПиНом 2.1.4.1116-02 концентрации для её физиологической полноценности в диапазоне от 200 до 500 мг/л.).

При исследовании воды «Чебогорская» из пластиковых бутылок было обнаружено также значительное превышение содержания хлороформа – в 2 раза выше фактического содержания хлороформа в разводящей водопроводной сети города после обеззараживания питьевой воды жидким хлором. Хлороформ является обобщающим показателем, характеризующим наличие в питьевой воде опасных для здоровья человека хлорорганических канцерогенных веществ, способных вызывать мутагенные изменения в организме человека; он характеризуется санитарно-токсикологическим показателем вредности и имеет высокий 2 класс опасности по четырёхбалльной классификации. Данный показатель появился в российских санитарных правилах в 1996 году по рекомендации Всемирной организации здравоохранения, после чего были закончены все дебаты российских научных организаций о выборе единого обобщающего показателя, характеризующего наличие в питьевой воде различных канцерогенных хлорорганических, опасных для здоровья человека, соединений. Поскольку остаточного хлора в бутылках «Чебогорской» выявлено не было, следует вывод об отсутствии искусственного хлорирования воды.Значит, повышенное содержание хлороформа может быть следствием контакта воды с пластиковой ёмкостью, и это может быть для многих бутилированных вод.

Особо необходимо остановиться на упоре в рекламе воды «Чебагорская» (как и многих других вод, расфасованных в ёмкости) на наличие в этой водеселена, серебра или «природного» йода, по мнению авторов рекламы характеризующих особенные чудодейственные свойства именно их воды. Однако на основании нормативов СанПиН отметим:

  • cелен находится в разделе 2Б с названием «Токсичные металлы» таблицы 2 СанПиН, характеризуется санитарно-токсикологическим показателем вредности и имеет высокий 2 класс опасности для человека;
  • cеребро тоже находится в разделе «Токсичные металлы», также характеризуется санитарно-токсикологическим показателем вредности и имеет 3 класс опасности для человека;
  • повышенное содержание йодид-иона, наоборот, понижает статус качества питьевой воды, расфасованной в ёмкости: вода 1-ой категории может содержать до 125 мкг/л йодид-иона, вода высшей категории и для детского питания – строго в диапазоне от 40 до 60 мкг/л йодид-иона.

О серебре вообще разговор особый. В СМИ и Интернете идет интенсивная реклама чудодейственной роли серебра в природной воде. Настойчиво пропагандируется необходимость присутствия серебряных предметов – ложечек, крестиков, цепочек и т.п. – в домашних емкостях с питьевой водой, причем, не только для сохранения ее качества, но и для лечения ряда болезней. На самом деле все по-другому.

Действительно, серебро (кстати, наряду с другими тяжелыми металлами, такими как медь, олово, ртуть) способно в малых концентрациях (начиная с 2х10-11 моль/л) оказывать бактерицидное действие (так называемый олигодинамический эффект). Однако, по данным ВОЗ, выраженный бактерицидный эффект (т. е. способность гарантированно убивать определенные бактерии) наблюдается при концентрациях ионов серебра свыше 150 мкг/л. При концентрациях 50-100 мкг/л ионы серебра обладают бактериостатическим действием (т. е. способностью сдерживать рост и размножение бактерий). Причем ионы серебра убивают отнюдь не все бактерии. Целый ряд микроорганизмов, например, спорообразующие бактерии более устойчивы к их воздействию. Также до конца не ясен вопрос о воздействии ионов серебра на простейшие и вирусы.

В то же время, как уже говорилось выше, серебро – это тяжелый металл, причем, вопреки расхожему мнению, отнюдь не безобидный. Госсанэпидемнадзор России официально установил, что серебро стоит в одном ряду со свинцом, кобальтом, кадмием, мышьяком, цианидами и другими общепризнанно ядовитыми веществами, имеющими такой же класс опасности и близкие уровни ПДК. Как и большинство тяжелых металлов, серебро достаточно медленно выводится из организма и при постоянном поступлении может накапливаться. При длительном (до 10 и более лет) накоплении серебра возможно проявление признаков аргироза – отравления серебром. Физиологическая роль серебра в организме человека также пока изучена недостаточно. Ни один из серьезных источников не относит серебро к жизненно важным биоэлементам. Никакого улучшения химических и физиологических свойств воды серебро не вызывает.

К тому же во многих публикациях прямо или косвенно проводится параллель между посеребренной водой и освященной водой. Однако любой христианский священнослужитель скажет, что крест, используемый при таинстве освящения воды, может быть любой: хоть железный, хоть деревянный. Это же относится и к используемой емкости (не говоря уже об освящении воды в открытых водоемах). Можно по-разному относиться к религии и ее обрядам, однако если даже признавать особые свойства освященной воды, то надо одновременно признавать и то, что серебро здесь совершенно не при чем: кратковременное опускание в воду серебряных предметов не изменяет ее свойств.

Следующая тема связана с программой «Чистая вода». Она подробно раскрыта в бюллетене № 6 «В защиту науки» Комиссии РАН по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований (М., Наука, 2009) и в статьях в газете «Наука в Сибири» председателя этой Комиссии академика Э. П. Круглякова (№ 13-15 за 2010 г.), поэтому здесь лишь кратко раскроем ее суть.

Когда несколько лет правящая партия нашей страны «Единая Россия» громко заявила о создании (и финансировании!) под ее патронажем общероссийской программы «Чистая вода», специалисты, связанные с водными ресурсами, восприняли это с энтузиазмом. Действительно, проблем с водой на планете более чем достаточно, а в нашей стране, хотя она и является одной из богатейших водными ресурсами стран мира, они усугубляются бесхозяйственностью, и давно пора их интенсивно решать. Кто же будет возражать против благородных целей программы: улучшения качества питьевой воды, подаваемой населению, и доведения услуг по водоснабжению до уровня, отвечающего потребностям жизнедеятельности человека; определения требований по обеспечению потребителей питьевой водой при нарушениях функционирования централизованных и нецентрализованных систем питьевого водоснабжения; повышения качества управления объектами водоснабжения. Правда, настораживало сведение всех водных проблем к качеству питьевой воды (а истощение и загрязнение воды?) и вообще, по сути, к проблеме ЖКХ, как и реальность заложенной для реализации программы до 2020 г. огромной суммы – 15 трлн рублей. Также многим, и мне в том числе, не очень понравилась задумка научно-экономической, по идее, программы без обсуждения ее концепции (не исключено, что она должна быть совершенно другой!) с ведущими учеными, без должной экспертизы, к тому же под партийной эгидой: мы такое уже в недавнем прошлом проходили…

Увы, опасения вскоре подтвердились. В большинстве регионов, в том числе в Иркутской области, программа «Чистая вода» забуксовала, так толком и не начавшись, разве что местные комиссии были созданы, и рапорты об этом ушли наверх. Да и несколько помпезных форумов по этой программе прошло. Два штриха по ноябрьскому столичному: на него приглашался любой (!), кто был способен заплатить организационный взнос в 2 тыс. евро; на одном из заседаний в течение полутора часов председательствовал вышеупомянутый Эмоту Масару, заодно торгующий бутылочками с «заряженной» им водой.

Но в некоторых регионах, например, в Новгородской области, «Чистая вода» «пошла». Здесь начинается самое интересное. Дело в том, что главным мероприятием этой программы, наряду с доочисткой водопроводной воды перед употреблением и установкой отдельного крана для чистой воды, значится… всемерное внедрение по всей России изобретений величайшего ученого современной России В. И. Петрика. Как, Вы ничего не слышали о новом отечественном Ломоносове? Да, тщетно искать его фамилию среди нобелевских лауреатов, академиков РАН, докторов наук и даже просто авторов научных публикаций (их у него всего несколько). Зато среди его регалий – звание академика семи «игрушечных» академий, должность директора Института физики фуллеронов и новых материалов РАЕН, а также… приличный срок в недалеком прошлом по 13 уголовным статьям. Его «ломоносовость» (или даже в масштабах всей планеты – чего уж тут мелочиться! – «леонардовость») впечатляет: научные и практические достижения мирового уровня в области физики ядра, наноуглеродных структур, кристаллографии, антистоксовых соединений, математики истории (разгадка назначения пирамиды Хеопса), материаловедения (раскрытие секрета изготовления скрипок Страдивари); множество патентов, в том числе на защиту от подделки ценных бумаг, на получение искусственных драгоценных камней «любого размера и красоты» (это слова самого В. И. Петрика!), технологию монокристалла кремния и т. п. Меня так гордость просто распирает: ведь Петрик родился в одной со мной Житомирской областью, и даже примерно в одно время. Но увы, суть всех этих «открытий» раскрыта в вышеупомянутых статья Э. П. Круглякова и его коллег: они или противоречат основополагающим законам физики, химии и других наук, или повторяют давным-давно открытое, или просто представляют собой откровенные ложь и мошенничество.

В этом же ряду – два патента, имеющие отношение к воде – по получению питьевой воды из жидких радиоактивных отходов, а также по бытовому фильтру для воды. Первый из них после испытаний в Челябинске показал по-прежнему высокий уровень радиоактивности. Второй не прошел контрольных испытаний в Московском, Санкт-Петербургском, Брянском Водоканалах, получил отрицательные заключения в головных санитарно-гигиенических институтах и журналах, а также не имеет разрешения на использование Главного санитарного врача РФ Г. Онищенко. Зато он стоит в несколько раз дороже аналогичных. Тем не менее, именно он рекомендован для повсеместного использования в масштабах всей страны. И здесь нет ничего удивительного: патент по очистке от радиации получен совместно со спикером Государственной Думы Б. В. Грызловым, а фильтр имеет название ZF-МЧС «Шойгу». Технология по очистке воды, основанная на применении этого фильтра, в 2007 г. победила в конкурсе «Единой России», и именно она и положена в основу программы «Чистая вода». Несмотря на отсутствие должного обсуждения, экспертизы, разрешений и т. п.! Как сказал директор НИИ экологии человека и гигиены окружающей среды Ю. А. Рахманин, «установка фильтров Петрика в Новгородской области, жители которой стали подопытными кроликами, это преступление».

Чем очаровал «великий ученый» лидеров «Единой России» – неизвестно. Но под их защитой он чувствует себя вполне надежно, несмотря на разоблачения и критику. Более того, Б. В. Грызлов обрушился из-за этого на Комиссию РАН по лженауке, обвинив ее… в мракобесии, в травле изобретателей и вообще «в работе на те силы, которые не хотят, чтобы наши граждане жили долго и счастливо, не хотят видеть нашу страну среди первых мировых держав». В былые годы после таких обвинений следовали прогулки в места отдаленные или вообще на тот свет. Хорошо все же, что, сейчас, к счастью, не те времена.

Дальнейшее хорошо освещалось в СМИ, не буду повторять. Академия наук от Бориса Грызлова настоящих извинений так и не дождалась. «Чистая вода» должна была превратиться из партийной программы в общегосударственную, но и здесь не сложилось (может, и к лучшему, деньги жалко). Интерес к Петрику возник еще раз, когда он попытался оспорить авторство на открытие у нобелевских лауреатов. Скажу откровенно, не знаю, продолжают ли внедряться его фильтры.

Но остался риторический вопрос: доколе за правильными словами о заботе о здоровье и благополучии наших граждан будут стоять петрики, грабовые, масуру и прочие знахари и мошенники? Ведь и вода, и вообще наша жизнь действительно должны быть ЧИСТЫМИ!

Выходные данные материала:

Жанр материала: Отрывок из книги | Автор(ы): Корытный Леонид Маркусович | Источник(и): Эхо эколого-экономических скандалов - Издательство СО РАН. 2011 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2011 | Дата последней редакции в Иркипедии: 19 мая 2016

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Книги | Иркутская область | Библиотека по теме "Природа. Экология"