Детский приют имени государыни императрицы Марии Федоровны в Иркутске

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Приют – в дореволюционной России благотворительное учреждение для призрения детей-сирот. Детский приют имени государыни императрицы Марии Федоровны был открыт в Иркутске в июне 1883. Размещался в трехэтажном здании по адресу: ул. Большая, 39 (ныне – ул. Карла Маркса, 29).

Открытие и существование приюта

Мариинский приют для детей женского пола учрежден в Иркутске 11 июня 1883 для призрения 40 девочек. Состоял в ведении Иркутского губернского попечительства детских приютов. Открыт на пожертвования частных лиц, главным из которых был тайный советник И.С. Хаминов. В марте 1883 он в ознаменование «дня коронования Их Императорских Величеств Государя Императора Александра III и Государыни Императрицы Марии Федоровны» в пользу учреждаемого приюта пожертвовал трехэтажный каменный дом на Большой улице (строился в 1877–1883), купленный им в 1881 у купцов Ивана Александровича Мыльникова и Василия Васильевича Зазубрина и оцененный в 160 тыс. руб. На первоначальное обзаведение приюта, а также для обеспечения дальнейшего существования он выделил 50 тыс. руб. облигациями восточного займа. Общая же сумма пожертвования составила 211 625 руб.

С Высочайшего соизволения, согласно воле жертвователя, приюту присвоено августейшее имя императрицы Марии Федоровны.

В приют принимались младенцы-подкидыши женского пола, а также круглые сироты, оставшиеся без всякого призрения, «впредь до обнаружения родных». Предполагалось, что дети будут содержаться в заведении до 6-летнего возраста, по достижении которого планировалось устраивать их к благонадежным лицам православного вероисповедания, с правом усыновления. В 1891 в Мариинском приюте воспитывалось уже 90–95 девочек, в 1897 – 75. К 1 января 1901 было 67 воспитанниц, из которых более половины (37 человек) принадлежали к городским сословиям; в 1909 – 76 девочек.

Летописи Иркутска зафиксировали ряд событий, связанных с этим заведением:

  • 9 января 1894 в Мариинском приюте состоялось скромное торжество праздновавшегося десятилетия существования заведения;
  • 14 июля 1905 на дачу Мариинского приюта из дома Мейеровича на углу улиц Дегтевской и Луговой переведен 3-й Кауфмановский лазарет;
  • 1 января 1909 отмечался юбилей 25-летия Мариинского детского приюта. На молебствии присутствовали архиепископ Тихон, губернатор и прочее начальство. Директор приюта И.А. Люблинский прочитал краткий очерк существования приюта;
  • 8 ноября 1918 Александро-Мариинский детский приют посетила английская группа Красного Креста.

В послереволюционные годы в здании размещался Иркутский областной отдел здравоохранения (ныне – министерство здравоохранения Иркутской области).

Финансовое обеспечение приюта

Средствами для содержания приюта являлись проценты с капиталов, принадлежавших заведению, продажа рукоделий воспитанниц и исполнение заказов, вознаграждение за пение в церкви, прибыль от лотерей и гуляний, устраивавшихся в пользу приюта, а также пособие от городского общественного управления. Так, в 1900 было выдано 1500 руб. Всего же на содержание приюта в 1900 было затрачено 14 191 руб. 08 коп.

Пожертвованный И.С. Хаминовым дом находился в лучшей части Иркутска. Приют размещался на верхних этажах, а на нижнем этаже находились торговые помещения, приносившие приюту ежегодно около 3,5 тыс. руб. дохода. Так, в доме Мариинского приюта на ул. Большой, 39 в 1908 находился магазин И.А. Мыльникова, где продавались вина (в том числе заграничные), минеральные воды, крупы и орехи, сухие фрукты и ягоды, сыры разных видов, консервы, деликатесы, кофе, какао, шоколад, конфеты, вафли и печенье, варенье, табачные изделия.

Приют, первоначально основанный при значительных денежных средствах, сразу оказался в обеспеченном положении и в скором времени развил благотворительную деятельность в пользу местного населения.

В 1886 вдова тайного советника И.С. Хаминова пожертвовала на нужды детского приюта, учрежденного ее покойным мужем, капитал  в 10 тыс. руб. с тем, чтобы на 3 тыс. руб. в приюте была учреждена стипендия ее имени, а остальные 7 тыс. руб. присоединены к общему капиталу заведения, а также чтобы проценты с этой суммы употреблялись на улучшение пищи воспитанниц, на одежду, обувь и другие потребности приюта.

Принадлежавший приюту капитал в процентных бумагах на 1 января 1899 составлял 106 700 руб. В том же году было куплено одно свидетельство 4-процентной государственной ренты в 5 тыс. руб. на остатки свободных сумм на содержание заведения. И к 1 января 1900 приют имел уже 111 700 руб. в процентных бумагах, из этой суммы 20 200 руб. принадлежали стипендиальным капиталам. В числе процентных бумаг были следующие стипендиальные капиталы: П.А. Сиверса – 8 тыс. руб. (в 1893 В. Кельх, урожденная Базанова, пожертвовала 16 000 р. на учреждение в иркутских приютах Мариинском и Александринском шести стипендий имени П.А. Сиверса), Е.И. Хаминовой – 3 тыс. руб., И.Е. Семенова – 9200 руб. (в декабре 1899 в детских приютах Мариинском и Александринском учреждено по три стипендии на средства 18 425 р., пожертвованные иркутским купцом Иваном Егоровичем Семеновым). Для сравнения: в 1891 стипендии города имели шесть воспитанниц.

Одним из жертвователей на содержание Мариинского приюта был иркутский купец 1-й гильдии Дмитрий Дмитриевич Демидов (тор­говал вином, имел золотые прииски в Олекминском, Читинском и Акшинском округах; исполнял службы иркутского городского го­ловы (1877—1885), гласного городской думы, старосты Иерусалимской церк­ви).

В 1895 скончавшийся 30 апреля Иван Яковлевич Чурин, председатель совета Сиропитательного дома Е. Медведниковой, имевший обширные торговые дела на Амуре, завещал в пользу Мариинского приюта 10 тыс. руб.

В 1898 генерал-адъютантом гр. Протасовым-Бахметевым были переданы директору приюта 75 руб. на предмет выдачи в пособие трем бедным воспитанницам, которые при выпуске покажут наилучшие успехи на экзаменах. Кроме того, бывшим директором приюта И.С. Тельных было пожертвовано 473 руб. 58 коп. на возмещение расхода по покупке материалов и на устройство выставки базара рукодельных работ.

Известно, что 28 февраля 1888 состоялись базар и выставка рукодельных работ в детском приюте имени императрицы Марии. 19 и 20 марта 1895 проводилась выставка и продажа рукодельных работ, исполненных воспитанницами приюта. Между прочего была выставлена часть работ, приготовляемых для Всероссийской выставки в Нижнем Новгороде.

18 февраля 1913 в пользу Александринского и Мариинского приютов была организована продажа флажков по городу и в общественных местах. Сбор составил около 4 тыс. руб.

Попечительницы приюта и ее помощники

Выборы попечителей приюта были не случайными: почетной попечительницей избиралась дама, чей супруг занимал одну из высших должностей в губернском правлении.

Одной из первых попечительниц, в 1890-е, была Христиана Яковлевна Колыгина, дочь известного золотопромышленника Я.А. Немчинова, жена иркутского купца В.Ф. Колыгина (возглавляла Александро-Мариинскую общину сестер милосердия в г. Иркутске). 1 января 1893 в детском приюте имени государыни императрицы Марии Федоровны попечительницей Х.Я. Колыгиной была устроена роскошная елка. Каждая из 76 воспитанниц получила кроме игрушек еще по приятному и полезному подарку.

Среди попечительниц Мариинского приюта: Александра Владимировна Пантелеева (1902–1903), графиня Ольга Васильевна Кутайсова (1905), Александра Георгиевна Селиванова (1908–1909), Мария Николаевна Князева (1914–1915) – супруга иркутского генерал-губернатора Л.М. Князева.

В качестве помощников попечительницы выступали супруга иркутского губернатора Анастасия Петровна Моллериус (1901–1905), Владимир Андреевич Романенко (1908–1909), Лидия Гавриловна Римская-Корсакова.

Воспитательный процесс

Организация учебно-воспитательного процесса повторяла в общих чертах деятельность многих благотворительных заведений.

Основой образования в детском приюте была христианская нравственность, каждый день начинался и заканчивался молитвой. В воскресные и праздничные дни дети в сопровождении надзирательницы посещали церковь для слушания Божественной литургии. Ежегодно говели, постились, то есть ничего не ели, а только пили воду, и после таинства покаяния приступали к святому причастию.

Воспитанницы приюта разделялись на четыре класса, из которых последний предназначался главным образом для занятий и «усовершенствования девиц в рукоделии, домашнем хозяйстве и некоторых профессиональных отделах приютского образования».

Учебный курс продолжался в 1 классе – до двух лет, применительно к возрасту и общему развитию детей, во 2 и 3 классах – по два года, в последнем – один год. Известно, что в 1911 классов было не менее пяти, поскольку с девочками во 2-м классе работала А.Д. Гагарина, в 3-м – А.М. Чирчева, в 4-м – А.И. Пляскина, в 5-м – А.А. Школина.

Совершенно малолетние дети, поступавшие в заведение неграмотными или малограмотными, под руководством воспитанниц старшего возраста и наблюдением прямого начальства приучались к строю приютской жизни и обучались первоначально грамоте и рукоделию особыми группами, а затем зачислялись в первый класс.

Преподавание общеобразовательных предметов велось по программам народных училищ Министерства народного просвещения. Воспитанницы занимались чтением, письмом, счетом. Кроме того, им преподавались «краткая российская, священная и естественная история, поучения о религии», различные виды рукоделия и начальные советы по ведению домашнего хозяйства.

Обязательным для всех девочек было обучение церковному и светскому пению. Хор приюта пел на всех службах в Харлампиевской церкви «весьма удовлетворительно». Обучение рукоделию продолжалось во все время пребываний детей в приюте. В программу входили: шитье, вязание, плетение кружев, вышивание гладью и другими швами, кройка и, как пособие к ней, начала черчения и рисования.

В сентябре 1900 Мариинский приют получил почетный диплом за экспонаты на Парижской всемирной выставке, где ведомство детских приютов устроило обширный отдел как показатель полной и наглядной картины организации и внутреннего устройства русских заведений для призрения, воспитания, школьного и ремесленного обучения сирот и детей неимущих родителей и подготовления их к самостоятельной трудовой жизни.

Штат приюта

Директором приюта обычно назначался человек, имевший медицинское образование, поскольку одновременно он должен был исполнять должность приютского врача. Так, в должности директора Мариинского приюта значились: потомственный почетный гражданин иркутский купец 1-й гильдии Иван Степанович Тельных (1897–1901), действительный статский советник Александр Петрович Сипягин (1902–1903), тайный титулярный советник, чиновник особых поручений при иркутском губернаторе Владимир Самойлович Пророков (1905), Иннокентий Афанасьевич Люблинский (1908–1915).

Начальницей (смотрительницей) приюта в 1897 являлась вдова надворного советника Зинаида Александровна Бунькова, в 1901–1903 – С. Алексеевна Попова, в 1905 – Ольга Федоровна Шеметова, в 1908–1916 – Парасковья Михайловна Зыбунова.

В должности законоучителя в Мариинском приюте были священник Измаил Иванович Соколов (1897–1905), священник о. Михаил Иннокентьевич  Шастин (1908–1916).

В штате заведения состояли: старшие помощницы Анна Вильгельмовна Эйсбрюнер (1897), Мария Алексеевна Шапко (1901), Ольга Петровна Ковригина (1902–1905), младшие помощницы (или воспитательницы) Софья Петровна Артемьева (1914), Антонина Александровна Белоусова (1905–1909), Клавдия Ивановна Блаженская (1914), Елена Николаевна Бондарчук (1905), Соломея Константиновна Важнина (1897), Анна Дмитриевна Гагарина (1909–1915), Нина Дмитриевна Гагарина (1915), Антонина Михайловна Грабовская (1915), Александра Михайловна Карачарова (1912), Агния Федоровна Литвинцева (1902), Анна Михайловна Мартынова (1915), Ольга Иннокентьевна Милюшина (1916), Надежда Ивановна Мясоедова (1915), Лидия Александровна Нозанская (1902–1903), Августа Иннокентьевна Пляскина (1908–1914), Ольга Васильевна Тропина (1916), Александра Михайловна Чирчева (1911–1912), Серафима Ивановна Шведова (1902–1905), Августа Адриановна Школина (1908–1911), учительницы рукоделия Ирина Петровна Калмыкова (1908–1916), Надежда Матвеевна Любославова (1897), Валентина Николаевна Птицына (1909–1916),  учительницы кройки Евдокия Лаврентьевна Бобылева (1911), Александра Петровна Паргачевская (1897), учителя Пелагея Дмитриевна Дмитриева (1901), Иван Андреевич Корнаков (1903–1905), Екатерина Семеновна Малышева (1902), Александра Павловна Панфилова (1903–1905), Матвей Николаевич Попов (1902), Иван Федорович Попов (1908), Анна Иннокентьевна Шеретова (1911), учителя пения М.И. Агафонова (1908), Степан Иванович Богатников (1916), Федор Евграфович Крылов (1909–1912), Алексей Фил. Хитров (1914–1915), Петр Николаевич Чигринцев (1897), Игнатий Чурсинов (1901, священник), учитель кулинарного искусства Александр Карлович Юнг (1901), а также надзирательницы Лидия Александровна Казанская (1901), Адел. Людом. Ушакова (1901), экономки М.И. Агафонова (1909–1912), Ольга Иннокентьевна Милюхина (1914), Александра Андреевна Смоленцева (1897), Татьяна Петровна Погодаева (1916), Валентина Николаевна Птицына (1908), Анна Прохоровна Яковлева (1915), помощницы по лазарету Анна Николаевна Птицына (1909–1916), А.И. Ситникова (1908), Мария Алексеевна Шумакова (1897), надзирательница при кулинарной школе Антонина Ивановна Богомолова (1901).

Медицинский надзор за здоровьем воспитанниц осуществляли врачи: Григорий Ильич Губкин (1897), Сосфен Порфирьевич Тыжнев (1903–1905), Павел Григорьевич Шнейдерман (1908–1916).

Источники и литература

  1. Адрес-календарь Иркутской губернии. – Иркутск, 1916.
  2. Адрес-календарь личного состава служащих в правительственных, общественных и частных учреждениях города Иркутска на 1897–98 год. – Иркутск, 1897.
  3. Весь Иркутск с отделами Забайкальской области: адресно-справочная и торгово-промышленная книга на 1908 год. – Иркутск, 1908.
  4. Весь Иркутск с отделами Забайкальской и Якутской областей на 1909 г. – Иркутск, 1909.
  5. Известия Иркутской городской думы. – 1889. – № 23 (декабрь).
  6. Демидов, Дмитрий Дмитриевич // Энциклопедия Сибири.
  7. Иркутск. Его место и значение в истории и культурном развитии Восточной Сибири: Очерк, редактированный и изданный городским головой В.П. Сукачевым. – М., 1891.
  8. Иркутская летопись 1661–1940 гг. / сост., автор предисл. и примеч. Ю.П. Колмаков. – Иркутск, 2003.
  9. Иркутские губернские ведомости. – 1882. – 3 февраля.
  10. Календарь-справочник по Восточной Сибири на 1911 год. – Иркутск, 1911.
  11. Календарь-справочник по г. Иркутску и Иркутской губернии на 1914 г. – Иркутск, 1914.
  12. Памятная книжка по Иркутской губернии на 1901 год. – Иркутск, б/г.
  13. Памятная книжка Иркутской губернии на 1902 г. – Иркутск, 1902.
  14. Памятная книжка по Иркутской губернии на 1903 год. – Иркутск, б/г.
  15. Памятная книжка Иркутской губернии на 1905 г. – Иркутск, 1905.
  16. Памятная книжка Иркутской губернии. – Иркутск, 1911.
  17. Памятная книжка Иркутской губернии. – Иркутск, 1912.
  18. Романов Н.С. Летопись города Иркутска за 1881–1901 гг. / изд. подг. Н.В. Куликаускене. – Иркутск, 1993.
  19. Романов Н.С. Летопись города Иркутска за 1902–1924 гг. / сост., предисл. и примеч. Н.В. Куликаускене. – Иркутск, 1994.
  20. Справочник по городу Иркутску и Иркутской губернии на 1915 г. – Иркутск, 1915.
  21. Терновая И.И., Терновой И.В. Как учились иркутяне. – Иркутск, 2011.
  22. Чирков Н.С. Иркутск в кармане: Справочник 1908–1909 г. – Иркутск, б/г.

Выходные данные материала:

Жанр материала: Научная работа | Автор(ы): Гаращенко Любовь Витальевна | Источник(и): Иркипедия | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2013 | Дата последней редакции в Иркипедии: 27 марта 2015