Демидов, Дмитрий Дмитриевич

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Демидов Дмитрий Дмитриевич (1827–16.09.1888). Иркутский городской голова 1877–1886. Иркутский 1-й гильдии купец, золотопромышленник. В каком году стал гласным городской думы, точно неизвестно.

В списке избранных гласных 1872 г. его нет, однако в 1874 г. он баллотировался на должность городского головы. Согласно Городовому положению 1870 г. на должность городского головы могли избираться не только гласные, но и другие лица, имеющие право голоса на выборах. Потомственный почетный гражданин, получивший это звание за работу на ниве городского общественного управления. Один из крупнейших предпринимателей 1870–80-х гг. Имел золотые прииски в Олекминском, Читинском, Акширском округах, занимался виноторговлей. Оставил после себя капитал в 17 млн руб. Более 20 лет находился на общественной службе. Член распорядительного комитета благотворительного общества, староста Иерусалимской церкви (на его деньги она неоднократно ремонтировалась), почетный блюститель иркутской мужской гимназии, попечитель духовной семинарии и Иерусалимского кладбища, член общества вспомоществования учащимся сибирякам в Петербурге. Член комитета по призрению пострадавших от пожара 1879 г. жителей города. Один из организаторов общества приказчиков.

По свидетельству современников, отличался «легкостью характера», был доброжелателен. Имел библейское прозвище Иафет. Внес большие средства на строительство церкви Казанской Божьей матери. Жертвовал на приют арестантских детей; Александринский и Мариинский приюты, в 1880 г. отдал 1 тыс. руб. для возрождения библиотеки ВСОРГО. В 1883 г. входил в состав делегации иркутян, побывавших на коронации Александра III. Имел благодарность от правительства США за оказание помощи в доставке на родину погибших членов американской полярной экспедиции Де Лонга. Был похоронен на Иерусалимском кладбище в Иркутске. Жена – Евлампия Николаевна – активно занималась благотворительностью, так же, как и муж, была членом Иркутского благотворительного общества; председателем дамского отделения попечительского совета о тюрьмах; в 1890-х гг. – блюститель Глазковского училища св. Владимира.

За срок служения городу Д.Д. Демидова было открыто наибольшее количество начальных школ в Иркутске, в 1882 г. их было всего 5, а общее количество учащихся составляло 202 чел. Иркутское городское общественное управление тратило на них 5 844 руб. 32 коп. К 1888 г. начальных школ стало – 16, а количество учащихся достигло 1 000 чел.

Сам Демидов в 1878 г. пожертвовал участок земли с деревянным двухэтажным флигелем по ул. Троицкой в 1-й части города для устройства приходского училища. Он также приобрел разные вещи для пожарного обоза и городской управы на 2 026 руб. 40 коп. и устроил земляной вал по берегу реки Ушаковки у кузницы, на который истратил 1 600 руб. Городская дума выразила ему за это благодарность. Именно при Демидове впервые в 1878 г. принимается решение управы по наведению порядка в канцелярии.

В 1879 г. Демидов, озадаченный проблемой удовлетворительного и недорогого освещения города, вошел в личные сношения с известным изобретателем электрического освещения Яблочковым, который предложил городскому голове осветить Иркутск 80 электрофонарями, затратив на это 50 тыс. руб. единовременно и 12 тыс. руб. ежегодно. Если фонари установить на капитал изобретателя, то городу это обошлось бы в 17 тыс. руб. ежегодно. Городская дума предложение городского головы отклонила.

На первый срок службы Демидова пришелся страшный пожар 22 и 24 июня 1879 г., уничтоживший лучшую и богатейшую половину Иркутска. Забота о пожарной части находилась в ведении городского общественного управления. Подполковник Д. Д. Ларионов, давший описание пожара в своей книге, отметил, что к содержанию пожарной команды в Иркутске был частный, а не государственный подход. Пожарная часть города была впервые увеличена и приведена в отличный порядок в бытность недолгое время головою почетного гражданина С.К. Трапезникова (1871). Подарена городу паровая машина почетным гражданином А. Сибиряковым, заведены двумя-тремя купеческими домами (Ф.К. Трапезников с отличною машиною и со своими рабочими являлся при всех пожарных случаях) пожарные машины, и при постройках стали возводиться брандмауэры, также кое-где, при сплошных деревянных постройках, показались разделяющие домики каменные стенки. Во время пожара выяснилось, что паровая машина находилась в неисправном состоянии. Город был застроен неправильно, без соблюдения необходимых интервалов между зданиями, что повышало опасность пожаров. Чистота улиц оставляла желать лучшего: иркутяне имели привычку высаривать низменные улицы мусором, щепьем, не покрывая сверху щебнем, землей или песком.

В пожаре сгорело 918 дворов, в которых находилось около 4 000 разного рода строений каменных и деревянных, по городской оценке на 7 557 880 руб. Городской думе предстояло решать трудные задачи: накормить и приютить немалочисленное бедное население города, восстановить городские здания и одновременно с этим нести и текущие городские расходы. Однако многие домохозяева тогда разорились. Гласный В.И. Вагин отмечал, что городское управление исполняло свои обязанности настолько удовлетворительно, что ни голодных, ни замерзших не было, как не было жалоб и на городское управление. Подполковник Д.Д. Ларионов также отметил, что управой «роздано денег 1 700 руб., устроены дешевые столовые, сделано распоряжение о немедленном пригоне скота, подвозе хлеба и других жизненных продуктов из ближайших окрестностей… управа озаботилась устройством летних бараков, навесов для помещения неимущих».

Несколько улиц после пожара были расширены, и город получил тот облик, который частично сохранился до настоящего времени. На членов управы была возложена обязанность по наблюдению за законностью производства строительных работ жителями города. Городская дума приняла решение о перепланировке и разработке четкой схемы Иркутска. Также городская дума решила построить двухэтажный деревянный ночлежный дом для неимущих жителей города, пострадавших во время пожара на остатки от капитала, собранного для помощи погорельцам Иркутска. В верхнем этаже расположился сам приют, а в нижнем – дешевая столовая, устроенная иркутским благотворительным комитетом.

Иркутская городская дума ходатайствовала об освобождении жителей города от казенного налога и дополнительного сбора на квартирную повинность. И хотя город не был полностью освобожден от налогов, но размер их на 1882 г. был уменьшен.

В апреле 1881 г. Д.Д. Демидов утвердил первоначальные учредительные документы Иркутского пожарного общества из охотников. Оно было создано по инициативе братьев С.К. и Ф.К. Трапезниковых, которые пожертвовали обществу машину «красотка». Демидов вошел в совет общества. К 1884 г. на средства общества было заново отстроено здание каланчи вблизи Арсенальской площади.

Необходимо отметить, что со времени пожара 1879 г. устройство городской пожарной части стало одной из важных забот городской управы. Особое внимание было обращено на городской пожарный резерв, состоявший при ней. Пожарная часть была снабжена хорошим инвентарем. Лошади и команда содержались в исправности. Только в 1883 г. на пожарную часть было потрачено 40 223 руб. 50 коп.

В 1881 г. в распоряжение города поступил капитал, завещанный купцом И.Н. Трапезниковым на учебно-воспитательные и благотворительные цели. Трапезников оставил городу после своей смерти в 1865 г. капитал на строительство ремесленно-воспитательного заведения для мальчиков, но из завещания не было ясно – какая именно сумма выделялась на данное заведение, что послужило поводом для иска его сестры А.Н. Портновой и племянника В.П. Сукачева. Дело тянулось 16 лет. В результате иркутскому городскому обществу досталось капитала и имущества на 2 086 665 руб. 36 коп. В августе 1881 г. на заседании Городской думы была прочитана копия с мировой сделки, заключенной городом с наследниками И.Н. Трапезникова Сукачевым и Портновой. Исполнение воли завещателя состоялось в 1883 г. Для ремесленно-воспитательной школы, получившей имя отца завещателя – Никанора Трапезникова, был куплен деревянный дом со службами за 15 тыс. руб. и было обеспечено содержание школы.

1881 г. оказался кризисным годом в управлении города. В феврале 1881 г. гласный В.И. Вагин в газете «Сибирь» опубликовал критику деятельности городского управления в статье «Задачи Иркутской городской думы». Вагин обвинил Думу в равнодушном отношении к людской жизни, в отсутствии компетенции и желании работать. В апреле 1881 г. в «Сибири» появилось «Открытое письмо гласным городской думы», в котором содержалась открытая критика деятельности гласных и особенно проблема непосещения гласными заседаний городской думы. «Едва город успеет выбрать вас – вы поворачиваетесь к нему спиной, а лицом к администрации… Вы держите вашего доверителя в постоянном неведении на счет вашей деятельности. В продолжение девяти лет вы не публиковали ни одного денежного отчета, ни отчета о действиях управы. Ваш доверитель совсем не знает, сколько денег вы получили с него, и сколько их истратили; удовлетворяете ли вы нужды города, не прибегая к повышению налогов, или и нужды города вы не удовлетворяете, и налоги чрезвычайно повышаете?».

Возможно, эта серия публикаций спровоцировала отставку городского головы Д.Д. Демидова. Сначала гласные решили поручить городской управе просить голову вернуться к службе, но все попытки оказались тщетными. Тогда было решено выбрать нового городского голову. В течение оставшегося календарного года Иркутской думой было выбрано четыре городские головы: А.А. Белоголовый, С.И. Тельных, И.Г. Громов и Н.А. Родионов, но каждый из них по разным причинам отказывался от предложенной должности. Именно при отсутствии твердой руки в управлении города 24 гласных подписывают заявление, адресованное городской думе, посвященное 300-летию Сибири, с тем чтобы возбудить ходатайство, во-первых, об избавлении Сибири от ссылки по суду или административным порядком всех отбросов населения Европейской России по причине деморализующего влияния ссыльных на коренное население Сибири; во-вторых, даровать Сибири, подобно Европейской России, земских учреждений, необходимых для призвания к жизни и деятельности тех общественных элементов, которые Сибирь может дать для организации и общественного самоуправления; скорого и правого суда; и, наконец, той доли свободы печатного слова, которой пользуется столичная пресса. Необходимо отметить, что на думском заседании обсуждался не текст заявления гласных, а уже подписанное, видимо, в частном порядке заявление 24 гласных о возбуждении ходатайства. На этом заседании, состоявшемся 31 августа 1881 г. присутствовало только 15 гласных, а председательствовал и.д. городского головы Н.З. Селиванов. Интересно, что среди этих 15 гласных не было в тот день ни М.В. Загоскина, ни В.И. Вагина, т. е. тех людей, которым, скорее всего, принадлежала идея такого ходатайства.

6 декабря 1882 г. отмечался день празднования 300-летия Сибири. Иркутская городская дума ознаменовала этот день учреждением стипендий в Иркутской мужской и женской гимназиях, на каждом факультете Сибирского университета, две в Петербургских врачебных женских курсах, пять в Иркутском техническом училище, две в Иркутском Александровском приюте. Кроме того, Дума предложила совету банка Е. Медведниковой учредить при сиропитательном доме две сверхкомплектные стипендии, устроить в Нагорной части города начальную бесплатную школу для приходящих мальчиков и девочек на 40 человек. Всем учрежденным стипендиям и школе присвоить название стипендий и школы г. Иркутска, учрежденных в память 300-летия присоединения Сибири к России.

В 1882 г. Д.Д. Демидов обратился с письмом к начальнику съемочного и межевого отделения Восточной Сибири с просьбой о возможности межевого отделения принять на себя составление плана города. Тот уведомил городского голову, что «по малому числу наличных съемщиков, состоящих в топографическом отделе, а также и ввиду массы служебных дел, чины отделения взяться за такую большую работу, как составление плана города, решительно не могут». В 1883 г. городской управой был заключен контракт с дворянином Н.З. Федоровым, ранее служившим литографом при военно-топографическом отделе штаба Иркутского военного округа, который обязался в течение 8 месяцев за 2 000 руб. составить план существующего города и проектный план города.

Вскоре выяснилось, что Федоров не имеет подобного опыта работы, и управа расторгла с ним контракт. 27 марта 1883 г. был заключен новый контракт с технологом А.С. Федоровым, по которому тот обязался к 1 января 1885 г. составить план г. Иркутска за 3 000 руб., но с тем лишь условием, что все рабочие, инструменты и чертежные принадлежности будут ему даны за счет города. Однако план А.С. Федорова, составленный к концу 1886 г., был признан совершенно неверным и не пригодным для исправления.

Демидову принадлежит почин об учреждении при городской управе санитарной комиссии. В нее вошли член управы, врач-санитар, ветеринарный врач и три санитарных надзирателя. В 1883 г. состоялось первое заседание санитарного совета, образованного постановлением городской думы. В совет входили городской голова (председатель совета), члены санитарной комиссии, инспектор врачебной управы, городской врач, губернский ветеринар, полицеймейстер и трое гласных Думы. Од- ним из первых обсуждавшихся вопросов стало обсуждение предложения начальника Иркутской губернии об открытии оспопрививательного института. В том же году на заседании санитарного совета обсуждался вопрос об устройстве в городе водопровода согласно проекту инженера Лагарда. Совет обратил внимание, что одновременно с водопроводом необходимо устраивать и подземную канализацию для удаления городских нечистот.

В 1883 г. губернская администрация возложила на город расквартирование казачьей сотни, имеющей собственные казармы, но переданные в ведение города. Управа подала жалобу Правительствующему сенату и тот поддержал городские власти.

Необходимо отметить, что начало 1880-х гг. – это период, когда в городе одним за другим открывались образовательные заведения, основанные на частный капитал. В 1882 г. в доме купца А.М. Сибирякова состоялось открытие бесплатной народной школы А. Кладищевой для 40 мальчиков и 40 девочек на средства, пожертвованные им. В 1883 г. на средства И.С. Хаминова открылось городское училище имени императора Александра III. В 1884 г. на средства А.М. Сибирякова открылась школа для девочек Н.В. Сукачевой на 100 чел. в усадьбе Сукачевых и Троицкое отделение для девочек и мальчиков школы А.М. Кладищевой.

В 1884 г. городское управление открывает начальные училища – Знаменское для девочек в наемном доме и Нагорное – в каменном доме, построенном городом, с двумя отделениями для девочек и мальчиков, основанное в память 300-летия присоединения Сибири к России, а также второе 4-классное Иркутское городское училище. В январе 1884 г. в Иркутске прошла однодневная перепись населения, результаты которой показали, что в городе проживает 36 117 чел., в том числе 19 488 мужчин и 16 629 женщин. Из них грамотных было только 32,2% населения.

В 1884 г. Иркутское городское общественное управление впервые обратилось к губернатору с просьбой представить правительству ходатайство города о сложении с него расходов на содержание полиции. Когда последовал отказ губернатора, Дума постановила жаловаться в Сенат. Город платил жалованье 69 нижним полицейским чинам и 9 сторожам и рассыльным в размере 16 740 руб., а также перечислял Государственному казначейству 6 735 руб. на содержание личного состава полиции. Кроме этого в 1883 г. городское общественное управление уплатило 3 000 руб. добавочного жалованья полицеймейстеру из запасного капитала.

Д.Д. Демидов – первый городской голова, который после принятия Городового положения стал активно заниматься городским развитием. Может быть, не без критики В.И. Вагина, Демидов уделял большое внимание развитию в Иркутске начального образования, сформировал санитарную комиссию. Главной же его заслугой можно считать то, что город пережил пожар 1879 г. Демидов первым поднял вопрос о снятии с города содержания полиции. Эта статья расходов, забирая городские средства, вынуждала откладывать вопросы городского благоустройства в «долгий ящик».

Литература:

  1. ГАИО. Ф. 70. Оп .2. Д. 471; Д. 489; Д. 614; Д. 748; Д. 980. Л. 333, 339;
  2. Губернский город Иркутск (пожары 22-го и 24-го июня 1879 года) составлено подполковником Д.Д. Ларионовым. Иркутск: Тип. Н.Н. Синицына, 1880. С. 8-9, 61-62.;
  3. Романов Н.С. Летопись города Иркутска за 1881–1901 гг. Иркутск, 1993. С. 21-22, 31, 42, 54, 77, 93-94, 105-106, 116;
  4. Состояние различных отраслей общественного управления в 1883 году // Изв. Иркутской городской думы. 1887. Т. 2. № 9-16. С. 32-50;
  5. Городское самоуправление в Иркутске: 220 лет / под общ. ред. М.М. Плотниковой. Иркутск: Изд-во Иркут. гос. ун-та, 2008. С. 69-70;
  6. Вагин В.И. Задачи Иркутской городской думы // Сибирь. 1881. № 4. 1 февр. С. 2;
  7. Открытое письмо гласным городской думы // Сибирь. 1881. № 14. 12 апр. С. 2;
  8. Доклад и. д. городского головы П. Гаряева по поводу составления проектного плана г. Иркутска // Изв. Иркутской городской думы. 1897. Т. 2. № 9. С. 312;
  9. Краткая энциклопедия по истории купечества и коммерции Сибири / под. ред. А.С. Зуева, В.П. Зиновьева. Т. 1, кн. 2. Новосибирск: РИПЭЛ, 1994. С. 116-117;
  10. Гаврилова Н.И., Гаращенко А.Н., Колмаков Ю.П. Городские головы // Земля Иркутская. 2001. № 16. С. 25.

Выходные данные материала:

Жанр материала: Термин (понятие) | Автор(ы): Петров Алексей, Плотникова М. М. | Источник(и): Городские головы, гласные и депутаты Иркутской думы 1872–2011 гг. Биографический справочник, Иркутск, 2011 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2011 | Дата последней редакции в Иркипедии: 01 сентября 2015