Черемхово. Воспоминания Калашникова В. М. // Ковальская Т. В. «Журналистские зарисовки к 90-летию города» (2007)

Вы здесь

Не трудно заметить, что насильно привезенные спецпереселенцы, окрепнув и встав на ноги, стремились из Черемхово вырваться. Не очень-то они любили режимный город. Старожилами стали те, кто приехали как молодые специалисты и своих детей воспитали в духе черемховской гордости. Главным образом это относится к угольщикам.

Из директорского корпуса — а ведь еще в начале семидесятых насчитывалось более десяти предприятий по добыче угля — сегодня в Черемхово, помимо действующих директоров и начальников разреза «Черемховский», Касьяновской обогатительной фабрики, ПТУ и рудоремзавода, живет один «последний из могикан», экс-директор разреза «Сафроновский» Виктор Михайлович Калашников. Через год, дай Бог ему здоровья, отметит девяностолетие. Черемховская часть его биографии типична для послевоенного инженерного кадрового корпуса, но он был первым.

Виктор Калашников окончил Иркутский горно-металлургический институт в 1942 г. и сразу ушел по комсомольскому призыву на фронт. Участвовал в боях в составе 324-го Гвардейского минометного, Уманьского Краснознаменного полка на 2-м Украинском фронте, на знаменитой «Катюше». Войну закончил в мае 1945 г. в Чехословакии. Был демобилизован как горный инженер для работы в угольной промышленности. Вот что он вспоминает.

К августу 1945 г., когда я прибыл в Иркутск, там был создан комбинат «Востсибуголь», который объединил угольные предприятия Иркутской области, Красноярского края, Читинской области и Бурятии. Начальником комбината в сорок пятом году был Петр Сергеевич Дудуев. Он назначил меня районным инженером производственного отдела по Черембассу. Фактически с этого времени началось мое знакомство с угледобывающими предприятиями города Черемхово.

Вскоре в 1946 г. меня, как молодого специалиста,  Министерство угольной промышленности направило в Черемхово на Храмцовский разрез на должность заместителя главного инженера. Надо сказать, что в 1946 г. со специалистами-горняками было не очень... На Храмцовском разрезе работал один горный инженер и три-четыре техника, в том числе начальник разреза М.Д. Олегов и главный механик А.К. Ненько. Остальные должности горных  мастеров, начальников участков и управленческих отделов занимали практики.

В городе Черемхово в то время добыча угля велась в основном подземным способом на шахтах № 3, 7, 8, 5-бис, 10/16, им. СМ. Кирова, Забитуй, Уралоключи,     Малый Артем. Разрез действовал только один — Храмцовский. Обогатительных фабрик не было вовсе. Черемховские угли очень ценились в промышленности, их развозили на запад до Урала и на восток до Владивостока. Уголь добывался и обогащался в основном вручную, как в шахтах, так и на разрезе. Отбивали от пласта в забое и наваливали на проложенный вдоль забоя конвейер или лопатой в вагонетку. Основная профессия была — навалоотбойщик.

На открытых горных работах вскрыша, то есть снятие покрывающих пород с пласта угля, производилась паровым немецким экскаватором. А уголь добывали вручную те же навалоотбойщики. Вдоль забоя настилали конвейер длиной до ста метров, с него уголь перегружали на сборочный конвейер из нескольких забоев и далее в железнодорожные вагоны.

В послевоенные годы началось бурное развитие механизации добычи угля как в шахтах, так и на разрезах. Под землей стали применять мощные врубовые машины, большегрузные вагонетки, скребковые конвейеры, а затем комбайны и металлическую крепь в лавах. На разрезах появились первые электрические американские экскаваторы «Марион 4161» с ковшом емкостью 3 кубометра, «Бисариус», емкость ковша 1,9 кубометра. Появились бульдозеры «Катерпиллер» и электрические буровые установки канатно-ударного действия и вращательные бурстанки, мощные вагоны-думпкары для погрузки и вывозки вскрытой породы в отвал. Уголь грузили в полувагоны-углярки емкостью 60 тонн. Стали совершенствоваться взрывные работы.

В пятидесятых годах началось строительство разрезов, поскольку осуществлялись решения пятилетних планов и конференции 1949 г. по развитию производительных сил Иркутской области, наметившей увеличение добычи черемховского угля в 3—4 раза. Были построены Храмцовский разрез № 2, Храмцовский разрез № 3. На шахтах, где пласт угля залегал близко к поверхности, стали строить участки открытой добычи. Такие участки, малые разрезы, появились на шахтах им. Кирова, № 8, 5 и 6, 10/16. На Храмцовском разрезе была построена первая обогатительная фабрика, механизировавшая трудоемкий и малоэффективный процесс ручной выборки породы.

В 1954 г. по проекту специалистов Томского ГУЛАГа построили разрез Ново-Гришевский с транспортной системой вскрыши угольных пластов, меня по приказу треста «Черемховуголь» назначили главным инженером действовавшего разреза. При строительстве доставили трофейные немецкие рельсы и паровозы. К сожалению, рельсы были рассчитаны на бетонные шпалы и не имели привычных для нас крепежных материалов. А большие, громоздкие паровозы устроены без развала колес, важного на крутых поворотах. Когда пустили первый же паровоз, он выворачивал рельсы и шпалы. 70 километров рельсов и немецкие паровозы пришлось сдать в металлолом и в спешном порядке заменить советскими. Паровозов было шестнадцать, в том числе американские.

Трофейные рельсы нам еще поставляли для ремонта и строительства новых тупиков, но стандарты не соответствовали нашим, все резали на металлолом. Предприятие было построено с обогатительной фабрикой. Поначалу не могло освоить проектную мощность, но мне удалось внести рационализаторские решения по системе отработки высококачественного малого пласта, и вместе с коллективом мы увеличили добычу угля до двух миллионов тонн в год, а себестоимость снизили на рубль. По тем временам это было большим достижением (средняя себестоимость 1 тонны угля на шахтах была 12-15 рублей, на разрезах - 6-8 рублей).

В пятидесятых годах из малых разрезов-участков шахты № 8 и шахты им. Кирова построили разрез «Северный». Малые разрезы шахт № 5, 6 и 7 объединили и в 1955 г. открыли разрез «Южный».

В шестидесятых годах в Черемхово строили совершенно новый разрез «Сафроновский» по проекту «Ленгипрошахта», вместе с обогатительной фабрикой, на которой впервые в Черемхово обогащение углей происходило в тяжелых средах (на старых фабриках — водное обогащение). Тяжелые среды создавались магнетитом, размолотым до мелкой фракции в воде.

По воле судьбы меня назначили директором Сафроновского разреза. Мне довелось достраивать разрез и формировать коллектив угольщиков и обогатителей. Так уж сложилось, что бригады экскаваторщиков сами монтировали новые машины, испытывали их, комплектовали смены по принципу психологической совместимости. Коллектив монтировал буровые станки, собирал обогатительное оборудование. Энтузиазм рабочих и молодых инженеров был огромен. Разрез «Сафроновский» в первый же год освоил проектную мощность 2,5 млн тонн угля в год, а в 1970 г. перекрыл мощность по добыче и обогащению угля в полтора раза. На Сафроновском разрезе, как эксперимент, задолго до пуска предприятия, лет семь по частям доставляли, собирали, монтировали уникальный ковшовый экскаватор ЭВГ-35.65 на четырех гусеничных тележках весом более трех тысяч тонн. Он вскрывал первую траншею. На том месте после рекультивации создали дачный участок, очень близко от конторы и обогатительной фабрики. Первый бригадир экипажа этого гиганта Василий Иванович Смолянинов имел в городе высокий авторитет, был депутатом Верховного Совета СССР двух созывов, ходатаем в Москве по проблемам города Черемхово. За высокие трудовые достижения был удостоен высшей награды того времени — ордена Ленина, он является почетным гражданином города Черемхово.

Самые передовые технологии и системы открытой разработки, высокая производительность труда и полная механизация процессов на разрезе «Сафроновском» были высоко оценены Министерством угольной промышленности, принявшем решение представить это предприятие на Всемирной промышленной выставке «ЭКСПО-70» в японском городе Осаке. Московские фотографы и художники целый год изучали и фотографировали панораму разреза, экскаваторы в забоях. И создали уникальный экспонат, диораму разреза «Сафроновский» с гигантской «лопатой» в центре и видом на угольные забои. Модель ЭШ-35.65 — действующая. После Всемирной выставки диорама перевезена на ВДНХ, где ее можно увидеть в павильоне промышленности. В 1971 г. Указом правительства СССР коллектив разреза и его директор были награждены орденами Трудового Красного Знамени.

Период строительства разрезов и обогатительных фабрик завершился после пуска в эксплуатацию Касьяновской обогатительной фабрики и разреза «Артем 4А».

В 1978 г. разрез «Южный» был объединен с разрезом «Артем 4А» мощностью 4,5 млн тонн угля в год и стал называться разрезом «Черемховским».

Вся моя трудовая деятельность связана с напряженными поисками эффективных решений, большой ответственностью за выполнение планов и заданий министерства и объединения «Востсибуголь».  Как  яркие  вспышки, остались в памяти волнующие моменты начала нового. Хорошо помню машиниста угольного экскаватора ЭКГ-4 по фамилии Ванчин, когда он черпанул первый ковш каменного угля на горном отводе Сафроновского разреза. Таким же праздником был первый выпуск обогащенного на новом оборудовании фабрики угольного концентрата. Это была радость со слезами на глазах.

На Сафроновском разрезе добывалось в год по 4,2 млн тонн угля и работало всего 9 экскаваторов: два шагающих драглайна и ЭВГ-35.65 на вскрыше, два трех-кубовых гусеничных на угольном складе и четыре добычных в забоях. Все машины пришли к нам прямо с заводов, поэтому  работали высокопроизводительно. Об этом всегда помню и горжусь, что причастен к моментам славы Черембасса.

Послесловие. Для города Черемхово угольные предприятия и их продукция всегда были градообразующими и наполняющими городской бюджет средствами. Свертывание угледобывающей отрасли, ликвидация отработавших свои поля шахт, потом разрезов и обогатительных фабрик привело к упадку промышленности в городе, безработице и уменьшению населения.

Но в истории, как говорится, нет сослагательного наклонения. Если бы да кабы - гадать не приходится. Бесспорно то, что уголь и железная дорога превратили село в город, что Черембасс стал ведущим промышленным районом в Иркутской области на целых сорок лет, пока не выросли нефтеперерабатывающий Ангарск и алюминиевые доноры Шелехов и Братск. Кстати, черемховцы не забывают, что в период действия Восточно-Сибирского Совнархоза прибыль высокодоходных разрезов уходила не на нужды угольщиков, а на развитие региона, строительство молодых городов и золотодобывающей отрасли. Даже экскаваторы, предназначенные для открытой добычи угля, из Черемхова отправляли в Бодайбо. Сегодня звезда угольного топлива на закате и взойдет ли вновь, трудно предугадать. Хотя запасы его вокруг города, особенно в междуречье рек Белых, достаточно велики и вполне качественны. Может быть, учитывая колебания топливного рынка, разработка новых технологий переработки угля и получения из него жидкого топлива, а также безопасных для экологии технологий извлечения приведет к возрождению угольной отрасли в Черемховском районе? Как говорит экс-директор «Сафроновского», и так же считают многие ученые и специалисты России и Германии, уголь черемховской свиты — это сырье для химической промышленности. И вопрос решает в конечном счете государство.

 

Выходные данные материала:

Жанр материала: Мемуары | Автор(ы): Ковальская Татьяна Викторовна | Оригинальное название материала: Заметки экс-директора угольного разреза | Источник(и): Мозаика Иркутской губернии. Старинные селения Приангарья: очерки истории и быта XVIII — нач. XX вв.: Сб. статей / Сост. А.Н. Гаращенко. - Иркутск: ООО НПФ «Земля Иркутская», Изд-во «Оттиск», 2007 | с. 235-237 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2015 | Дата последней редакции в Иркипедии: 19 мая 2016

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Научные работы | Библиотека по теме "История" | Черемхово