Цейдлер, Иван Богданович

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Иван Богданович (Иоханн Готфрид (Альфред)) Цейдлер (1780, г. Санкт-Петербург, Российская империя – 11 марта 1853, там же) — иркутский гражданский губернатор в 1821–1835, действительный статский советник.

Биографическая справка

Происходил из унтер-офицерской семьи дворян Виленской губернии, вероисповедания евангелически-лютеранского. В службу записан 8 сентября 1790 вице-вахмистром в лейб-гвардии Конный полк, начал служить 16 декабря 1796, когда был выпущен в армию корнетом. 16 апреля 1797 определен в Стародубский драгунский полк. 26 ноября 1798 произведён в поручики. В 1799–1800 принимал участие в войнах против наполеоновских войск в Италии и Швейцарии. 21 мая 1803 был зачислен в Переяславский драгунский полк, 13 июня того же года произведен в штабс-капитаны, 23 февраля 1805 – капитан. Участвовал в Русско-турецкой войне 1806–1812. В 1808 за боевые отличия произведен в майоры, в 1809 – в подполковники, с января 1812. – полковник. С октября 1812 – по декабрь 1817 командовал Переяславским драгунским полком, переименованным с 17 декабря в Переяславский конно-егерский. Он участвовал в сражении с французами при Березине 14–17 ноября, а затем в заграничных походах 1813 и 1814. 8 марта 1819 И.Б. Цейдлер определен военным комендантом Иркутска. 27 июня 1820 произведен в генерал-майоры. По рекомендации М.М. Сперанского и по Высочайшему Повелению 28 июня 1821 определен иркутским гражданским губернатором, с переименованием в действительные статские советники.

И.Б. Цейдлер много сделал для развития и благоустройства города, пользовался уважением иркутян. Он руководил комиссией, учрежденной для переписи инородцев и обложения их ясаком, заботился о поднятии среди них земледелия и садоводства, поощрял разведение по берегам Лены зернового хлеба, известного тогда под именем «гималайского ячменя», выписывал из внутренних губерний лучшие породы скота. С переходом к нему учебного ведомства (1822), Цейдлер всеми мерами старался поднять просвещение в крае, но успел лишь открыть училище для детей канцелярских служителей и заведение для воспитания 25 сирот в Троицкосавске. Умел поддерживать мирные отношения с китайским правительством и тем способствовал установлению легких и правильных сношений с нашей пекинской миссией. Цейдлер серьезно интересовался Китаем, собрал коллекцию китайских любопытных предметов и в своих воспоминаниях оставил описания некоторых сторон жизни китайцев. Сочувственно относился к ссыльным декабристам, насколько позволяли ему его служебные возможности и обязанности, он стремился облегчить участь сосланных. Интересовался историей края, собирал документальный материал, написал несколько заметок. Особенный интерес проявлял к истории русско-китайских отношений, собрал коллекцию китайских бумаг и вещей. Его заметки о Китае были опубликованы в 1853 на страницах газеты «Русский инвалид». Цейдлер принимал участие и в музыкальной жизнью иркутян. Для гарнизонного оркестра, попавшего в его ведение, Цейдлер сделал всё, что от него зависело: увеличил состав орке­стра, приобрёл новые инструменты и ноты.

В 1835 по состоянию здоровья уволен от должности губернатора с причислением к Министерству внутренних дел.

Награжден орденами: Св. Владимира 4 ст. (1810) и 2 ст. (1825), Св. Анны 1 ст. (1830), Св. Георгия 4-го кл. (1811 — № 1007 по кавалерскому списку Судравского и № 2300 по списку Григоровича—Степанова. («В воздаяние отличного мужества, ревностной службы, благоразумия и искусства, оказанных в сражении 22 июля под Видиным, где, бросившись на неприятеля, удержал стремление онаго»). Был пожалован золотою шпагою с надписью «За храбрость» (1810). Имел медали серебряную и бронзовую в память 1812 и серебряную 1814 и знак XXX лет службы.

И. Б. Цейдлер в Иркутске

Комендант Иркутска

В 1819 Цейдлер был назначен комендантом города Иркутска, а в следующем произведён в генерал-майоры и за отличное устройство Военно-сиротского отделения награждён бриллиантовым перстнем. В 1821 , по особому ходатайству М.М. Сперанского, он был назначен Иркутским гражданским губернатором, с переименованием в действительные статские советники.

Назначение Цейдлера комендантом и приезд его в Иркутск совпали с весьма важным моментом исторической жизни Сибири вообще, и в частности, — Иркутска: падением известных Пестеля и Трескина, и назначением Сибирским генерал-гу6ернатором Сперанского. Трескина, впрочем, Цейдлер застал еще в Иркутске в полном блеске величия, которого всесильный любимец Пестеля не терял до самого последнего момента. В противоположность Трескину, сторонившемуся общества и окружившему свою особу настоящим китайским этикетом, Цейдлер быстро завоевал симпатии иркутян своим гуманным обращением, добродушием, гостеприимством и широким хлебосольством. Последовавшее вскоре назначение его губернатором было встречено иркутянами с большим удовольствием.

Бесспорно возвышаясь над общим уровнем сибирского чиновничества своим добродушием, в силу которого он не был способен на какие бы то ни было злоупотребления, и — до известной степени — образованностью, интеллигентностью, Цейдлер не мог не обратить на себя внимание Сперанского, — тем более, что последний ощущал такой недостаток в чиновниках, что принужден был оставлять на местах даже Трескинских клевретов. Поэтому нисколько не удивительно, что Цейдлер, не получивший подготовки в административной службе, назначен был губернатором.

На первых порах своей административной деятельности он обнаружил много заботливости и рвения. Уже в ноябре 1821 он представил Сперанскому свои распоряжения о сохранении порядка в городе Иркутске; тогда же подал проект о мерах поднятия хлебопашества среди инородцев; издал наставления для управления приказами общественного призрения. Ему же принадлежит первая мысль о необходимости ссудных земледельческих касс в Сибири; в 1822 он подал записку об этом Сперанскому, который, собираясь уже сложить с себя звание генерал-губернатора, передал её на рассмотрение Лавинскому. Последнему же подан был Цейдлером проект улучшения дела изучения восточных языков в Иркутске. Все вышеприведенные проекты не увидели света; чтобы провести их в жизнь, у Цейдлера не хватало ни сил, ни умения, ни настойчивости.

Губернатор

При назначении его губернатором, учебное ведомство перешло в его ведение. Цейдлер ценил образование и всеми мерами старался поощрить в молодых людях охоту к учению, оказывал особенное покровительство молодым людям, кончившим курс гимназии, тем не менее училища при нем стали падать, назначенные к открытию как бы были позабыты, сельские позакрывались, и были открыты только училище для детей канцелярских служителей, заведение для воспитания 25 сирот в Иркутске и русско-монгольская школа в Троицкосавске.

Личная любознательность его сказалась в том, что он собрал для себя коллекцию китайских любопытных вещей, а в рукописных воспоминаниях[2], оставил описания некоторых сторон жизни Китая, видимо его интересовавшего. В сношениях с этою страною Цейдлер вел себя очень тактично, оказал несколько услуг китайскому правительству, за что два раза по воле самого богдыхана получил значительные подарки, при письмах, где в самых вежливых оборотах выражалась благодарность китайского правительства. Такие мирные отношения были весьма кстати, так как обеспечивали лёгкие и правильные сношения с Пекинской духовной миссией.

Из наиболее важных моментов его административной деятельности следует отметить руководство им комиссией, учрежденной для переписи инородцев и обложения их ясаком. Сбор податей производился при нём очень успешно, и Цейдлер удостоился трижды объявленной ему Высочайшей благодарности. Заботился он и о поднятии земледелия и скотоводства в управляемом им крае. Под его попечением был разводим в Якутском крае и по берегам Лены род зернового хлеба, известного тогда под именем «гималайского ячменя»; он выписал из внутренних губерний лучшие породы скота, а в бытность свою в Москве купил партию мериносов и по приезде в Иркутск составил компанию для их разведения.

Цейдлер по своим взглядам на управление ближе подходил к школе Трескина, чем Сперанского, и только свойственная ему доброта предохранила его от злоупотреблений по должности; не отличаясь в то же время большими способностями, он естественно, уже по одному своему сравнительно скромному положению, не мог оставить глубокого следа в жизни Иркутской губернии.

Русский биографический словарь: В 25 т. / под наблюдением А.А. Половцова. 18961918. Т. Фабер  Цявловский. СПб., 1901. С. 467469.

Литература 

  1. К истории декабристов // Ист. вестн. 1899. № 11.
  2. Русский биогр. словарь. СПб., 1901. Т.: Фабер – Цявловский.
  3. Мартынов. История 12-го драгунского Стародубовского полка. СПб., 1908. 
  4. Михайловский-Данилевский А.И. Описание Турецкой войны в царствование императора Александра, с 1806 до 1812 СПб., 1843., Ч. 1.
  5. Иркутская летопись (летописи П.И. Пежемского и В.А. Кротова). С предисловием, добавлениями и примечаниями И.И. Серебренникова) // Тр. ВСОИРГО. Иркутск, 1911. №. 5.
  6. Корф М.А. Жизнь графа Сперанского. СПб., 1861. Т. 2.
  7. Кубалов Б. Декабристы в Иркутске и на ближайших к нему заводах. Иркутск, 1925.
  8. Декабристы и их время. М.; Л., 1951.
  1. Волков С.В. Генералитет Российской империи. Энциклопедический словарь генералов и адмиралов от Петра I до Николая II. Том II. Л—Я. М., 2009
  2. Исмаилов Э.Э. Золотое оружие с надписью «За храбрость». Списки кавалеров 1788—1913. М., 2007.
  3. Русский биографический словарь: В 25 т. / под наблюдением А.А. Половцова. 1896-1918.
  4. Степанов В.С., Григорович П.И. В память столетнего юбилея императорского Военного ордена Святого великомученика и Победоносца Георгия (1769—1869). СПб., 1869.

Выходные данные материала:

Жанр материала: Термин (понятие) | Автор(ы): Гаращенко Алексей Николаевич | Источник(и): Иркипедия | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2012 | Дата последней редакции в Иркипедии: 01 апреля 2019

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.