Бурятский звездный календарь

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

До нашего времени звездный календарь бурят в реликтовом виде сохраняет­ся в среде сельского населения, в хозяйственной деятельности которых большое место занимает скотоводство. На протяжении истории у бурят Забайкалья и Прибайкалья сложились локальные особенности этого типа календаря.

Поскольку в мифологическом осмыслении история календаря как систе­мы счета времени восходит к истории творения мира, которая повествует о моменте разделения дня и ночи и установления ритма их смены в суточном ци­кле, то реконструкцию структуры и содержания звездного календаря бурят продуктивно начать с характеристики его наименьшей единицы измерения времени - суток.

В качестве наименьшей единицы учета времени в архетипе звездного кален­даря бурят выступали сутки с названием хоног (ночевка), которые делились на две противопоставленные друг другу части - день и ночь. Учет суткам велся по ночам. Это положение нашло отражение в общности названий понятия "утро" – структурного подразделения суток и понятия "завтра" — следующего дня, обо­значенных в бурятском языке одним и тем же термином углɵɵ. Отсюда следует, что в древности у бурят данным термином означалось утро следующего дня, а не структурная часть настоящего и учет суткам производился по ночам (ночевкам).

Архетип модели суток, учет которым велся по ночам, восходит к единым для охотничьих народов Центральной и Северной Евразии мифологическим сюжетам о космогонии, о том, что представляет собой время, и с какого момента произво­дится его отсчет. Согласно таким сюжетам, имеющим универсальное значение у народов этого региона, упорядоченный в категориях пространства и времени мир, с ритмичной сменой дня и ночи, рождается в результате ночной небесной охоты-погони. По мифу каждый вечер лоси выкрадывают Солнце, а небесный охотник каждую ночь гонится за ними и к утру возвращает его на место. В ранних вариан­тах в качестве охотника выступает медведь. До нашего времени эти воззрения со­хранились в полном виде в сюжете космогонического мифа эвенков-орочонов.

По аналогии модели двучастных суток, в звездном календаре бурят естествен­ный годовой цикл также делился на два противопоставленных друг другу нерав­ных периода - длительный осенне-зимне-весенний и короткий - летний. В архети­пе этого календаря, сложившегося в обществе с охотничье-промысловым типом хозяйства, учет годам производился по промысловому сезону, называвшемуся он, который протекал в рамках холодного полугодия. До наших дней данный термин применяется в хозяйственном календаре бурятских скотоводов Забайкалья (вос­точных) и монголов для обозначения холодного полугодия. Бурятам Предбайкалья (западным) данный термин не был известен. В современном бурятском языке, сформировавшемся на основе хоринского диалекта (восточного) термин он вы­ступает в значении календарного года и используется для ведения хронологии.

Непроизводительный для охотничье-промыслового хозяйства теплый сезон назывался зун и, по аналогии с периодом дня в модели суточного календаря, в го­довом цикле сезон лета не использовался для учета времени. Указанный термин, как уже отмечалось выше, также характерен только для бурят Забайкалья.

Основные даты годового цикла в звездном календаре бурят также были от­ражены в универсальном сюжете ареального мифа охотничьих народов Сибири о краже Солнца лосями. Аналогом вечера и утра в модели суток в модели года выступали осень и весна. Соответственно двум важным для регламентации про­мысла событиям - гон - начало сезона охоты и рождение молодняка промысло­вых животных - завершение промыслового сезона, маркируются, соответствен­но, образом лося-самца и лосихи-матки. В качестве мифологического кода сезо­на лета выступал зооморфный образ медведя, отражавший идею сезонного воз­вращения Солнца, то есть через зооморфные символы медведя и лосей в мифо-поэтической форме выражались идеи не только смены дня и ночи, но и смены года — он и лета — зун.

В цикле хозяйственного года он в архетипе звездного календаря бурят выде­лялся период убэл, отмеченный особо сильными морозами.

В архетипе этого календаря бурят не было понятия о месяцах как структур­ных подразделениях календаря, их подменяли разные по длительности периоды, отмеченные сменой хозяйственной деятельности охотников, которые не имели фиксированного количества дней. Позднее, в качестве их структурных подраз­делений сформировались звездные месяцы, отсчет которым велся по моментам схождений Луны с Плеядами, называемым hapa мушэнай тохеолгон.

В целом, в звездном календаре бурят все означенные периоды располага­лись внутри большого временного цикла, охватывающего период сезонной ви­димости на небе звездного скопления Плеяд. Астрономический восход созвездия отмечается в конце лета (в середине августа), а заход созвездия происходит на весеннем новолунии в начале мая. В течение двух летних месяцев Плеяды неви­димы, они находятся за земным горизонтом.

Сезон лета в древнейшем типе календаря бурят представлялся периодом разрыва в движении времени, поэтому в его структуре не выделялись более мел­кие его составные, служившие для учета времени.

Таким образом, календарные счисления, астрономические наблюдения и ми­фологические представления, лежащие в архетипе звездного календаря бурят, сходятся в ритмах хозяйственного календаря охотников тайги. Осенние торже­ства, приуроченные ко времени сезонного восхода созвездия Плеяд, отмечались как праздник Нового года.

Обряды осеннего праздника устраивались в честь Земли-матери — всеобще­го рождающего начала, в том числе и диких животных, позднее, появился образ духа-хозяина Земли и тайги в мужском облике - Баян-Хангая.

Целью ритуальных жертвоприношений выступало желание обеспечить удачный промысел по принципу "подарка-отдарка" и по всей вероятности, в их древнейших формах в качестве жертвы выступали собаки, а позднее — домаш­ние животные.

Обряды весеннего праздника были направлены на возрождение природы и жизни в целом.

Генетически, семантически и функционально звездный календарь бурят связан с такими важнейшими понятиями традиционной культуры бурят, как черное шаманство, культ духов предков - онгонов, миф - онтохон и искусст­во сказителя - онтохоши. Все эти термины находятся в семантическом поле понятия "год", выраженного термином он. С этим типом календаря у бурят связана традиция исполнения в зимние ночи, когда на небе светили Плеяды, эпических сказаний - улигеров, зачины которых вобрали в себя мифологиче­ские мотивы творения.

Круг общих явлений в архаическом календаре и сезонной обрядности бурят с календарной культурой монголов и тунгусо-маньчжурских народов Сибири и Дальнего Востока представляет собой систему, сформировавшуюся у населения с одинаковым охотничье-промысловым типом хозяйства, сходными чертами культуры, языка и мировоззрения, сложившихся в единых природно-климатиче­ских условиях таежной зоны Севера Центральной Азии и Сибири.

Выходные данные материала:

Жанр материала: Отрывок науч. р. | Автор(ы): Дашиева Н. Б. | Источник(и): Буряты. Народы и культуры. - М. Наука, 2004 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2004 | Дата последней редакции в Иркипедии: 17 марта 2015