Бурятский лунно-солнечный календарь по созвездиям Ориона и Сириуса

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

В лунно-солнечном календаре бурят, совмещенном с периодом обращений созвездия Орион и Сириуса, в качестве даты наступления нового годового цик­ла выступали дни, предваряющие день летнего солнцеворота.

В качестве идейной основы этого типа календаря у бурят выступает универ­сальный для скотоводческих народов Центральной Азии и Сибири сюжет кос­могонического мифа о трех маралах (три звезды пояса созвездия Орион) и не­бесном стрелке (Сириус). Главной отличительной чертой этого мифа является то, что на смену идее о краже Солнца и его возвращении, свойственного архаи­ческим календарным мифам охотников, приходит представление о творении Солнца в течение ночи и его рождении на рассвете.

Смена основного мифологического кода календаря, присущего культуре охотников, у скотоводческих народов коррелировала со сменой мировоззрен­ческих аспектов, связанных с представлениями об истоках жизни и смерти. Если в архаических мифах творения лоси уносят Солнце, то новые идеи от­водят небесным маралам роль матерей-прародительниц, источника рожде­ния Солнца. Последнее в мифе выражено в акцентировании места попадания стрелы небесного стрелка в живот - умай одной из трех самок небесного ма­рала. В суточном цикле это событие происходит на рассвете, перед восходом Солнца.

В языках тюрко-монгольских и тунгусо-маньчжурских народов Сибири и Центральной Азии с термином умай соотносятся понятия май/умай/пай/оми, оз­начающие сакральную субстанцию солнечной природы - душу.

Семантически "стрельба в живот" выступает метафорой сексуального акта, посредством которого мужское божество творило (закладывало) душу в утробу женского божества, а то, в свою очередь, наделяло ею порождаемое существо – Солнце. В связи с этим мифологический сюжет о космическом стрелке, пора­зившем перед утром живот одной из самок небесных маралов, представляется мифом творения с мотивом рождения Солнца от божественной пары — Мать-зверя и небесного стрелка с функцией фаллического божества, представленных в образе звезд.

В шаманской мифологии бурят образу трех небесных маралов соответству­ют образы трех богинь Майлган с функциями "творцов душ людских", покрови­тельниц деторождения и рожениц. В качестве же небесного стрелка с функция­ми божественного первопредка и громовника выступает божество Хухэдэй Мэргэн. Такое же значение Сириус и Орион имеют в мифологии монголов и тюркских народов Южной Сибири.

Таким образом, единая для ряда тюрко-монгольских народов Центральной Азии и Сибири сюжетная линия мифа отражает общие для скотоводческих на­родов региона календарные исчисления, ориентированные на астрономические циклы обращения созвездия Орион и Сириуса.

В традиционной культуре бурят, в структуре суток, обусловленных этим ми­фом, период ночи воспринимается как время творения нового Солнца, утро – время рождения, день - молодости, вечер - старения. У бурят отсутствует поня­тие "смерть Солнца", что оценивается как отражение универсальных представ­лений о циклично развивающемся времени в солнечных календарях.

В календарных представлениях, обусловленных сюжетом мифа с мотивом рождения Солнца самкой небесного марала, смерть не мыслилась окончатель­ной и бесповоротной, а имелась в виду "смерть - новое творение-рождение".

Механизм функционирования этой идеи проявляется в свете качественного восприятия пространства в архаических мифах рождения, "где всякое порожде­ние, в конечном счете, сводится к перемещению и к превращению" (Мелетинский. 1995. С. 196). Отсюда, теленок (Солнце), рождаемый космической мате­рью (самкой марала) на рассвете, перемещаясь изнутри наружу, превращается в Солнце. Данный механизм применим и к обратному процессу, когда Солнце по­сле заката вновь перемещается (возвращается) в утробу (умай) космической ма­тери-зверя в образе звезды и с этого момента начинается новый суточный цикл, состоящий из двух частей. Первая часть - период творения Солнца - ночь, вто­рая - утренний заход звезд и созвездий, период жизни Солнца - день.

В целом в суточном цикле выделялись шесть частей. В пространственном отношении модели шестичастных суток, соответствовала модель шестигранно­го мира и как его универсальный образ - шестистенная юрта бурят.

В представленной схеме стрела охотника, поражающая на рубеже дня и но­чи живот космической самки, в силу причастности к акту рождения является маркером центра.

В графическом осмыслении движение в течение ночи - в суточном цикле и в течение зимне-весеннего сезона - в годовом цикле, представляется в виде век­тора с направлением "запад-восток" (против хода Солнца), а временной - с вече­ра до утра. Это период мифологического творения Солнца. Период жизни Солн­ца, протекающий с рассвета до заката, в суточном цикле соотносится с его дви­жением в периоде летне-осеннего сезона. В пространственном отношении дви­жение времени в этот период суток и года представляется как вектор, направ­ленный с востока на запад. В графической модели мира, представленной сторо­нами света, выстраивались два семантических ряда, сходящихся в точке "вос­ток". Первый: запад-начало творения - север-середина - восток-конец творения. Из него вытекал второй: восток-рождение - юг-молодость - запад-старость (смерть-перерождение). Семантически точка "запад" является пространствен­ным коррелянтом понятия "внутренний" и одновременно обладает двумя проти­воположными функциями - смерть и новое перерождение. Отсюда коррелянтом востока - пространственного центра выступает гора - центр и мировая верти­каль, соединяющая сакральный верх и рождающий низ, внутренний и внешний.

В мировоззрении общества с таким календарем, обряды, соотнесенные по времени с днями сезонного восхода Сириуса (июль, восток), знаменовали нача­ло нового творения Солнца и совершенного мира - Новый год. С этой датой в традиционной культуре бурят совпадают летние обряды с молениями о дожде с ритуальной стрельбой из лука.

Это обстоятельство определяет исключительное значение созвездия Орион и Сириуса в календарной культуре ряда народов Центральной Азии и Сибири. Архетип же календаря, в структуре которого присутствовали сутки с двумя разными по содержанию частями, относится к прообразу календаря солнечного цикла.

В заключении еще раз отметим, что календарь и календарная обрядность бурят представляет собой сложное явление, обусловленное, с одной стороны – многопрофильностью и сочетанием разных типов хозяйства у локальных групп бурятского народа, с другой — сложностью этнической и культурной истории бу­рятского народа.

Выходные данные материала:

Жанр материала: Отрывок науч. р. | Автор(ы): Дашиева Н. Б. | Источник(и): Буряты. Народы и культуры. - М. Наука, 2004 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2004 | Дата последней редакции в Иркипедии: 17 марта 2015