Бурятский лунно-солнечныи календарь по циклу Венеры

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF
Автор: Elena Ogorodnikova
Источник: www.panoramio.com

В традиционной культуре бурят выявляется несколько типов лунно-солнеч­ных календарей, в качестве наиболее раннего из них представляется двухсезонный календарь, в котором циклы обращений Луны и Солнца совмещены с цик­лом обращений планеты Венера в периоде 8 лет.

По этой системе время исчисления бурят Новый год отмечался осенью с сезонного восхода Венеры на востоке, видимой в качестве утренней звезды. Годовой цикл делился на два периода - 8 месяцев и 5 дней зимнего, 3 месяца и 7 дней летнего сезона. В схеме сезонного календаря, обоснованного циклами преобразований Венеры, осенне-зимний сезон, длившийся с октября по июнь (8 месяцев и 5 дней) соотносился с периодом видимости Венеры, а короткий летний сезон знаменовался периодом ее невидимости в течение трех месяцев и семи дней.

Данный тип календаря бурят основывается на точном знании астрономи­ческих преобразований Венеры. Так, в полном цикле обращения Венеры вы­деляются 4 неравные части, когда она то на 8 месяцев и 5 дней принимает об­личье вечерней блуждающей звезды, то на те же 8 месяцев и 5 дней станови­лась утренней блуждающей звездой, то исчезала на 7 дней или на 3 месяца. Лишь при условии, что продолжительность года будет соответствовать 365 дням - периоду обращения Солнца, пять повторяющихся, но слегка отлич­ных друг от друга циклов Венеры точно укладываются в период восьми сол­нечных лет. За 8 солнечных лет Луна рождается 99 раз, за этот же период син­хронно повторялись одинаковые явления, связанные с фазами Луны, Солнца и Венеры.

Отсюда следует, что истоки древних числовых кодов Солнца как "восемь" и Луны как "девять", широко представленные в древних текстах шаманских при­зываний бурят и народной графики, в том числе и наскальной, имели точно обоснованное астрономическими знаниями календарное значение.

В календарной астрономии бурят учитывались все аспекты преобразова­ний Венеры. Это положение проявляется в ее названии как Солбон, незави­симо от времени ее видимости в суточном цикле. Венеру, видимую в качест­ве утренней звезды, буряты называют уурай Солбон, а вечернюю — удэшын Солбон.

Присутствие в мифологии бурят образа этой звезды в мужской и женской ипостаси свидетельствует о двух этапах ее развития в мировоззрении бурят. В ранней традиции Венера соотносится с мифологическим образом самки оленя белой масти — богини-покровительницы и подательницы душ детей, деторожде­ния и рожениц. В этом качестве образ божества у бурят имеет общие истоки с ее образом в мифологии эвенков. Истоки формирования женского образа Вене­ры находят объяснение в длительности периода ее видимости, практически сов­падающего с периодом между течкой и отелом у диких северных оленей (243 су­ток). У охотничьих народов Сибири образ оленя-звезды, соотнесенный с обра­зом Матери-зверя, относится к универсалиям.

В этой традиции Солнце выступало со знаком "женский", числовым кодом "восемь". Кодом же Луны являлся знак "мужской" и число "девять". В поздней традиции Венера выступает в образе божества мужского облика с функциями творца коней и божества-покровителя коневодства и именно в этой традиции Солнце выступает со знаком "мужской" и числовым кодом "девять", а Луна — "женский" и "восемь".

Мифологический образ Венеры в качестве божества утренней звезды под названием Ухаа Солбон представляется в облике всадника, вооруженного луком и колчаном.

Осенью, когда над восточным горизонтом, рядом с серпом умирающей Лу­ны, впервые взмывала на небо в предутренних сумерках Венера, предвещая вос­ход новогоднего Солнца, это астрономическое событие буряты воспринимали как начало длительного зимне-весеннего сезона (октябрь-июнь).

Несмотря на то, что в качестве Нового года воспринимался осенний восход Венеры, обряды, посвященные божеству звезды, устраивались только в теплом периоде года — весной и летом.

Весной, приурочено к стрижке грив и хвостов у коней в честь божества Ухаа Солбон, буряты проводили обряды с ритуальным кроплением кумыса и молоч­ной водки - сасали.

Второй обряд в честь этого божества устраивали рано утром на возрастаю­щей Луне накануне дня летнего солнцеворота — в июне. С этого времени в хозяй­стве скотоводов с табунным разведением коней начинался сезон дойки кобылиц, который заканчивался в сентябре. Местом проведения обряда являлся загон для лошадей. Здесь устанавливали девять берез дэлбэргэ и вокруг изгороди втыка­ли березовые ветки туургэ. Божеству Ухаа Солбон возносили девятикратное кропление кумыса из девяти котлов и посвящали жеребца-производителя соло­вой масти. Кровавая жертва в обрядах, посвященных божеству утренней Вене­ры, исключалась. Суть ритуального посвящения заключалась в том, что в гриву избранному для божества коню вплетали лоскут цветной ткани и животное от­пускали в табун. Посвященное животное называлось сэтэр. Целью обряда яв­лялось желание сохранить и приумножить поголовье коней.

Место и время устройства обряда, как и его содержание, однозначно отра­жают культ коней — солнечных животных, находившихся под покровительством божества утренней Венеры.

Семантика жертвоприношения, маркируемого числом "девять", кумысом, жеребцом-производителем светлой масти, проявляет его главную идею как праздника плодородия конного скота. Типологически и семантически к обряду бурятских коневодов близки по своей обрядности сезонные общественные праздники якутов Ысыах, которые начинались с мая и продолжались до дня лет­него солнцеворота. В хозяйстве якутов ведущая роль коня находит отражение в образах светлых небесных божеств, связанных с Солнцем.

Летний праздник бурят, устраивавшийся в честь божества утренней Венеры, с функциями творца и покровителя коней и коневодства, по календарным сро­кам проведения совпадает с летним праздником хакасов тун hайрам, тувинцев -дун хойтhак, якутов - тунах ысыах, в названии которых присутствует название месяца тунах (июнь), сохранившегося в народном календаре якутов. В традици­онном хозяйстве всех названных народов большое значение имело коневодство.

Генетически дата устройства летнего праздника бурят в честь божества ут­ренней Венеры с функциями творца и покровителя коней в мифологии бурят восходит к древнетюркскому календарю животного цикла, в котором месяц, по времени совпадающий со знаменательным астрономическим событием - днем летнего солнцеворота, обозначался как "месяц лошади". Примечательно, что в календаре древних тюрков Новый год начинался с весны.

Совмещение мужского образа божества-творца и покровителя коней с ран­ним женским образом утренней Венеры у бурят, явилось результатом смены ха­рактерной для охотничьих народов мифологемы "звезда-олень" (лось) на мифо­логему "звезда-конь" и вызывает ассоциации с известными масками оленя, наде­тыми на голову коня из Первого Пазырыкского кургана на Алтае.

Традиция, согласно которой, буряты осенний восход Венеры в качестве ут­ренней звезды, наступающий после дней осеннего равноденствия, воспринимали как начало Нового года, представляется адаптацией календаря солнечного цик­ла кочевников Центральной Азии и Южной Сибири с традицией весеннего Но­вого года к более раннему - хозяйственному календарю бурятских охотников с осенним Новым годом. Для общества с охотничье-промысловым типом хозяйст­ва именно осенний период в значении новогоднего - начало нового промыслово­го сезона - имел большее значение, чем весенний, который означал завершение промыслового года.

Выходные данные материала:

Жанр материала: Отрывок науч. р. | Автор(ы): Дашиева Н. Б. | Источник(и): Буряты. Народы и культуры. - М. Наука, 2004 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2004 | Дата последней редакции в Иркипедии: 17 марта 2015