Бунты 1696 года

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Упомянутый выше иркутский воевода А. Савёлов был не только корыстолюбив и дерзок. Он удерживал у служилых людей жалованье за длительный срок, что, соот­ветственно, вызывало у тех же служилых людей сильные недовольства властью. Беда была ещё и в том, что А. Савёлов не был одинок. Глядя на его действия, приказчики других острогов сильно притесняли подчинённых им жителей.

Таким самовластным правителем был приказчик Братского острога письменный голова Христофор Кафтырев. Он открыто брал взятки, с помощью пыток и угроз отбирал у населения ими выращенный хлеб, заставлял бесплатно молотить ему зерно, косить сено, рубить лес в страдную пору, когда крестьянам нужно было работать на своих полях. Он разъез­жал по селениям и там заставлял жителей покупать у него вино и табак.

Крестьянам же варить вино и выращивать табак категорически запрещалось законом. Но терпе­ние народа в конце концов кончилось. В январе 1696 г. в Братский острог съезжают­ся местные крестьяне на мирской совет, который решил поднять восстание против приказчика X. Кафтырева и отстранить его от должности.

Бунт возглавили казаки Д. Кириллов и Г. Бессонов. Сам же X. Кафтырев, спасаясь от гнева народа, заперся в своём доме. На мирском же совете была составлена челобитная, в которой подробно перечислялись все обиды, нанесённые народу. Челобитная со специальным гонцом была отправлена в Енисейский острог. Но рассмотрение дела Кафтырева растянулось на десять долгих лет, в течение которых братское население было едино в своём требовании о смещении приказчика X. Кафтырева. Царь Пётр I издал указ, по которому X. Кафтырев лишился должности приказчика в Братском остроге. Этим же указом приказчиком в Братский острог был назначен Перфильев.

Но не всегда так просто кончались бунты. В этом же году произошёл бунт, в котором служилые люди выступили против большой задержки в выдаче жалования иркутским воеводой Савёловым. Особенно ухудшилась жизнь из-за задержки жалования забайкальским казакам.

Селенгинские служилые люди составили челобитную о денежном жаловании и отправили её в Иркутск с казаком Семёном Краснояром. Но А. Савёлов в выдаче жалования отказал. С. Краснояр сразу же сообщает селенгинцам о решении Савёлова. Также он сообщил в своём донесении, что иркутский воевода отправил через Селенгинск свое доверенное лицо Гавриила Коноплёва с товарами к калмыцкому (ойратскому) Бошохту-хану. Селенгинские, кабанские и ильинские служилые люди захватили Коноплёва с воеводскими товарами. Казаки разделили между собой все захваченные товары в зачёт невыданного им на 1696 год де­нежного и хлебного жалования. Отказ Савёлова в выдаче жалования сильно возмутил забайкальских казаков.

Казаки и стрельцы Удинского (позднее Верхнеудинск), Селенгинского, Ильинского и Кабанского острогов отказались повиноваться при­казным, назначенным А. Савёловым. На своих сходках они выбирали своих начальников из своей среды. В Удинске полковые стрельцы поставили во главе восстания селенгинского сына боярского Петрушку Арсеньева.

Иркутский воевода, узнав о бунте забайкальцев, отправил «для договору» в Удинск и Селенгинск иркутского протопопа, сына боярского Перфильева и других служи­лых людей. Но воеводские посланцы не смогли уговорить казаков не бунтовать. Забайкальцы в свою очередь угрожали «во множестве» идти на Иркутск.

И это обеща­ние они вскоре выполнили. 19 мая 1696 г. около 200 забайкальских казаков приплы­ли на дощаниках и каюках «из-за Байкала моря» в полном боевом порядке: с ружья­ми, боевыми припасами, знамёнами и барабанами.

Во главе казаков и стрельцов стояли Антон Березовский, Миска Борисов, Емельян Паникадильников, Семён Краянояр, Кузьма Кудреватый. Приплыв к Иркутску по Ангаре, суда восставших приста­ли к городскому берегу. По приказу А. Савёлова острожные ворота при подходе каза­ков были закрыты. Казаки сразу же делегировали 30 своих товарищей с отписками о жаловании на переговоры с воеводой А. Савёловым.

Другие казаки остались у своих судов. Когда возглавлявший делегацию казаков А. Березовский подошёл к острогу иркутский воевода со своими чинами стоял на городской стене. Казаки просили Савёлова принять их отписки в приказной избе. Но воевода отказался впустить казаков на городскую территорию.

Тогда после совещания членов делегации трое казаков (А. Березовсккй, М. Борисов и И. Пинега) поднялись по спущенной лестнице на острожную стену. Здесь они лично подали отписки воеводе и просили дать им дощаники под хлебное жалованье.

А. Савёлов дал им дощаник, но он был очень стар и казакам пришлось его ремонтировать. Денежное же жалованье на 1695 и 1696 гг., как заявил А. Савёлов, казаки получили сполна, кроме невыданного жалованья селенгинским полковым конным и пешим казакам. Причитающиеся им 97 рублей 17 алтын 2 деньги А. Савёлов обещал выдать из доходов Иркутска 1697 г., «как казна в сборе будет».

Практически это был отказ Савёлова удовлетворить требования каза­ков. На другой день, 20 мая, почти все прибывшие казаки отправились к воеводской избе, примыкавшей к острожной стене, и потребовали выдачи им хлебного, соляного и денежного жалованья.

Бунтующие казаки кричали городским жителям, чтобы они отказали в должности Савёлову и, по их примеру, выбрали приказного из своей среды. А. Савёлов предложил казакам хлебное жалованье получить из запасов Вельс­кого и Идинского острогов. Одновременно он приказал своим служилым людям обрубить причальные канаты казачьих судов.

Казаки, вернувшись к берегу, вынуждены были погрузиться на суда и отправиться вниз по течению Ангары. Хлебные запасы Вельского острога не смогли покрыть задолжность в хлебном жаловании перед казаками. Казаки на пути следования дополнительно покупали хлеб у местного населения или брали у них «под кабалы», т. е. под долговые расписки. Бельские жители пожаловались на притеснения, чинимые одним из ярых сторонних: А. Савёлова Евдокимом Курдюковым. Казаки нагрянули на его заимку вблизи Бельского острога и захватили там хлеб, двух коров, двух свиней, а также оборудование для выкурки вина.

А. Савёлов отправил отряд иркутских казаков для розыска «беглых людей». Забайкальцы, встретив этот отряд, завязали бой, окончившийся победой восставших. Среди иркутских казаков было шестеро убитых. Остальных же взяли в плен. Затем  забайкальцы направились в Братск, где «учинили из ружья стрельбу по одному выстрелу и после убитых платье и обувь, раскликая, продавали и по себе делили, а ране­ных иркутских поставили на дворы».

С собой в Братск забайкальцы прихватили освобождённых беглых стрельцов, холопов и пленных бурят и монголов. Отдохнув и погуляв, забайкальцы с освобождёнными беглыми поплыли на дощаниках к Иркутску, где они хотели потребовать от Савёлова полного расчёта. Не доходя до города, забайкальцы остановились и три дня пекли хлеб. Затем они поплыли вверх по Анга­ре к Иркутску. Пристав к иркутскому берегу, забайкальцы направили шесть человек к посадскому Ерофееву за хлебной «осьминной мерой», увезённой им из Вельска.

По дороге около воеводского двора на казаков напали служилые люди с целью захва­тить и доставить их к А. Савёлову. Но казаки не растерялись, выхватили свои ножи и, подавая сигнал криками, стали отчаянно защищаться. Узнав, что их товарищи в опас­ности, почти все забайкальцы высадились со своих судов и «пришли многолюдством с ружьём» к городу. Воевода, испугавшись открытого столкновения с забайкальца­ми, заперся в «малом городе».

Для переговоров с казаками он отправил двух сыновей боярских. При этом он выдвинул требование возврата казаков «за море». Казаки от­ветили: «Уноси де и ты от нас свои ноги. А будет де из города хоть один человек вы­шел и в нас выстрелит, мы учиним то: со сторони де город зажжём, а с другой станем рубить». В «малом городе» имелось на вооружении две пушки и у каждого осаждён­ного «мелкое ружьё». Но угроза казаков сильно подействовала на воеводу. Его мож­но было понять, так как ничто не могло бы нанести вреда городу больше, чем огонь.

Семь дней забайкальцы держали воеводу со служилыми людьми в осаде, но так прак­тически ничего большего от А. Савёлова не добились. Перед отъездом забайкальцы пригрозили Савёлову, пообещав вновь придти к Иркутску зимой ещё большим ко­личеством и расправиться с воеводой и его окружением. Но угрозу забайкальцы не смогли осуществить, так как Афанасий Савёлов был вскоре отстранён иркутянами эт воеводства. К месту можно сказать, что забайкальцы часто бунтовали.

Так, в 1701 г. после очередного выступления на забайкальских казаков обрушились репрессии. Трое руководителей были казнены. Это были Даниил Фык, Пётр Каинов и Алексей Уваров.

В июне 1696 г. взбунтовались илимские казаки, посадские, служилые люди и па­шенные крестьяне. До открытого выступления их довели различные притеснения местного воеводы Б. Челищева. Возмущённые притеснениями русских властей, к Иркутску подошли бурятские племена и осадили город. Это выступление бурят хотя и напугало власти, но тем не менее, оно не достигло успеха.

Иркутские повествования. 1661 - 1917 годы. В 2 т. / Автор-составитель А. К. Чернигов. Иркутск: "Оттиск", 2003. Т. 1. 

Выходные данные материала:

Жанр материала: Термин (понятие) | Автор(ы): Составление Иркипедии. Авторы указаны | Источник(и): Источники указаны | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2014 | Дата последней редакции в Иркипедии: 30 марта 2015

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Загрузка...