Богослужебное пение старообрядцев Сибири // «Историческая энциклопедия Сибири» (2009)

Вы здесь

БОГОСЛУЖЕБНОЕ ПЕНИЕ СТАРООБРЯДЦЕВ СИБИРИ. Церковное пение — неотъемлемый элемент старообрядческой службы. Следуя нормам средневековой эстетики, староверы рассматривают пение как синоним богослу­жения и противопоставляют его понятию «музыка», под которым подразумевают светские формы, а также многого­лосное пение пореформенной Православной Церкви.

Порядок следования поющихся литургических текстов в старообрядческом богослужении определяется положения­ми Иерусалимского устава «Око церковное», принято­го РПЦ на рубеже XIV—XV вв. Не признав нововве­дений церковной реформы середины XVII в., староверы в целом следовали канонам данного Устава в редакции, осу­ществленной при Патриархе Иосифе. Однако последующее разделение старообрядцев на поповцев и беспоповцев обусловило определенного различия в религиозной практике этих 2 направлений.

Формирование течения беспоповства привело к не­обходимости дополнительной редакции Иерусалимского устава, учитывающей утрату института священства. Беспоповцы были вынуждены отказаться от разделов богослуже­ния, осуществляющихся духовенством, и заменить их разделами, допускающими служение лиц, не имеющих духовного звания, — наставников. В связи с этим в начале XVIII в. беспоповским (поморским) старообрядчест­вом создается собственный Устав, опирающийся на каноны «Ока церковного». Догматическое обоснование введенных изменений изложено монахами Выговского монастыря (в чьей среде осуществлялась новая редакция Устава) в «Поморских ответах» и закреплено в Поморском уста­ве Андрея Денисова. В настоящее время Поморский устав распространяется на богослужебную практику всех беспо­повских согласий, прямо или опосредованно связанных с традициями Выго-Лексинского общежительства (новопоморцев, федосеевцев, филипповцев, странников). Сведения о литургической практике беспоповцев Спасова согласия и дальнейших ее модификаций, отрицающих богослужебное пение как таковое, отсутствуют.

Различия в реализации общих уставных правил оп­ределились в ходе дальнейшего раздельного существо­вания 2 старообрядческих направлений и отразились на всех составляющих церковно-певческой традиции. Современная обрядовая практика поповцев и беспоповцев отличает­ся прежде всего принципами организации дневного круга богослужений. В поповском старообрядчестве дневной цикл, как правило, состоит из 2 блоков, разделяемых ночным перерывом. В состав вечерних служб (если Ус­тавом не предусмотрено иное) входят малая вечерня, павечерница, всенощная (соединяющая службы вели­кой вечерни, утрени и 1-го часа); утром служатся полунощница, 3-й, 6-й, 9-й часы и литургия. В традициях беспоповского старообрядчества принят следующий порядок: великая вечерня, раздел литии крой дополнен основными песнопениями (стихирами) малой вечерни; павечерни­ца; полунощница; утреня; часы (включая обедницу). Всенощное бдение как чинопоследование самостоятельной структуры предусмотрено Поморским уставом, однако в сибирских беспоповских общинах, по имеющимся сведени­ям, не осуществляется.

Служение без священника приводит к исключению из чинопоследования литургических текстов, произносимых духовным лицом: возгласов, прощений, молитвословий. В некоторых случаях для сохранения структуры службы указанные для иерея тексты произносятся наставни­ком. Ектений замещаются пением хорового ответа на прошения «Господи, помилуй» соответствующее количество раз. Данное замещение не противоречит Уставу, учи­тывающему практику служения без священника, как и чтение в особых случаях Евангелия не лицом священ­ного звания, а простым мирянином. Принципиальным моментом беспоповской службы является замена литур­гии ее редуцированным вариантом без евхаристической части — обедницей.

Сходная структура дневного богослужения харак­терна для староверов часовенного согласия — изначаль­но беглопоповцев, утративших с начала 1840-х гг. возмож­ность окормляться у беглых священников и сознатель­но отказавшихся принять белокриницкую (существует с 1846) и новозыбковскую (с 1923) старообрядческие иерар­хии. Однако данный вариант не во всем совпадает с собственно беспоповским и в большей мере соответст­вует практике соборного богослужения в поповских об­щинах, временно находящихся без иерея.

Жанровая система богослужебного пения, сохраняемая старообрядчеством, заимствована из Византии вместе с принятием Древней Русью христианства. Основу старооб­рядческого богослужения составляют псалмы, в ряду которых к поющимся текстам относятся псалом 103 (Предначина-тельный), Первая кафизма, псалмы «Господи, воззвах» (140, 141, 129, 116) великой вечерни; кафизмы, полиелеос и хвалитные псалмы утрени; Изобразительные антифоны (псалмы 102 и 145) и псалом 33 литургии (обедницы). Мелодика псалмов представлена широким стилистическим спектром: от речитативных до интонационно развитых структур. Музыкально-поэтические формы, напротив, обладают единством и представляют собой строчные композиции, основанные на многократном пов­торе пары мелострок, соответствующей 2 полустрокам псаломского стиха. Другую жанровую группу формируют песнопения молитвенно-славословного характера: молит­ва Господня «Отче наш», Исповедание веры, Малое и Великое славословия, светильны, песни Вечернего («Свете Тихий») и Великого (Херувимская) входов, песнь пророка Исайи «С нами Бог», «Достойно есть», «Единородный Сын» и другие. При стилистическом и композиционном многообразии перечисленные песнопения типологичес­ки сходны, что обусловлено первичностью литературнлй (рито­рической) формы, зависимостью музыкальной композиции от структуры поэтического текста.

Небольшим числом жанров представлены рефренные формы, основанные на чередовании сольного ре­читативного запева, текст которого подвержен изменениям, и неизменного, мелодически более сложного хорово­го припева. К ним относятся прокимны — песнопения, предваряющие чтение текстов Священного Писания (паремий на вечерне, Евангелия на утрене, Апостола на литургии),— и величания, исполняющиеся на праз­дничной утрене после полиелеоса.

Наконец, наиболее многообразную жанровую груп­пу составляют песнопения, генетически связанные с византийским жанром тропаря. В их основе лежит монострофическая форма, внутренне организованная по принципу сцепления мелодических формул — попевок. Самостоятельность жанровых определений песнопений этой группы обусловлена различием их богослужебных функций. Помимо собственно тропарей к данной кате­гории относятся кондаки и икосы, ипакои и седальны, а также стихиры (в аутентичной терминологии — «стихиры»). В зависимости от местоположения в службе, стихиры складываются в циклы: стихиры на «Госпо­ди, воззвах», на литии, на стиховне, на «хвалитех». В каждой из перечисленных групп выделяются славники — за­ключительные песнопения, исполняющиеся со стихами мало­го славословия, а среди последних — богородичны, богородичны-догматики и крестобогородичны. Тропари являются основой 2 циклических жанров — канона и степенных антифонов. Канон — в композиционном от­ношении наиболее сложно организованная музыкальная форма, состоящая из 9 песней, каждая из которых представле­на несколькими тропарями. На начальном историческом этапе тропари кано­на распевались на мелодический образец 1-го в песне, называемого ирмосом. Старообрядцы сохраняют более позднюю традицию чтения всех тропарей, кроме ирмо­са. Структура степенных антифонов — 3 раздела (ан­тифона) по 3 тропаря в каждом.

Все литургические тексты подразделяются на неизме­няемые (звучащие ежедневно) и изменяемые. Корпус изменяемых песнопений подчинен седмичному (недельному) и годовому богослужебным кругам. Годовой круг представлен наложением неподвижного (минейного) и подвижного (триодного) циклов. К категории изменя­емых песнопений относятся прокимны утрени и литур­гии, тропари и кондаки, ипакои и седальны, стихиры всех разновидностей, каноны. Правила соединения пес­нопений различных кругов в конкретной службе регулиру­ются Уставом. Особое значение для музыкальной организации пес­нопений имеет осмогласный цикл. Как календарный цикл он занимает временнуе пространство годового подвиж­ного круга от Недели всех Святых до Недели о мытаре и фарисее (периодов окончания одного триодного цик­ла и начала следующего). Одновременно он является ладо-мелодической системой средневекового церковного пения. В этом значении осмогласие (греческий «октоихос») сформи­ровалось в византийской литургической практике к VIII в. и подчинило себе все песнопения тропарных жанров, опосредованно затронув и образцы иных жанровых разновидностей. Система октоиха подразумевает раз­деление песнопений на 8 групп, каждая из которых ха­рактеризуется индивидуальным набором мелодических формул. Ориентируясь на дореформенную традицию, старооб­рядцы тем самым в полной мере сохраняют средневе­ковую музыкальную систему — осмогласие — и соответствующий ей мелос — знаменный распев.

Знаменный распев — древнейший и наиболее рас­пространенный стиль древнерусского церковного пения, уходя­щий корнями в византийскую литургическую практику. Этот стиль принципиально одноголосен, характеризуется ин­тонационным богатством, плавностью и гибкостью ме­лодического движения, ритмической свободой. Назва­ние получил в связи с формой записи с помощью особых знаков нотации — знамен. Адаптированный к русской национальной традиции, знаменный распев прошел длительный путь эволюции и достиг своего наивысшего расцвета к рубежу XVI—XVII вв., когда появились местные (включая монастырские) и авторские его варианты, новые разновидности церковных монодии — большой знаменный, демественный (де-мество) и путевой (путь) распевы, а также ранние формы русского многоголосия — демественного и строчного.

Не все достижения древнерусской певческой культуры оказались востребованы старообрядчеством. Так, ис­ключены многоголосные формы, предназначавшиеся, по всей вероятности, для наиболее торжественных бо­гослужений в крупнейших храмах и обителях; значи­тельно редуцирован репертуар местных и авторских рас­певов в силу локальной ограниченности их бытования; не восприняты поздние стилевые разновидности, име­ющие западно-русское происхождение — киевский и греческий распевы; в минимальной степени и только в традиции староверов-поповцев представлен болгарский распев. Осно­ву старообрядческой певческой практики составил знаменный распев, отдельные обиходные и праздничные песнопения су­ществуют в вариантах большого знаменного и путево­го распевов. Демество в культуре поповского старооб­рядчества получило дальнейшее развитие, приведшее к формированию в XVIII в. специального сборника под назва­нием Демественник, в котором песнопения записывались особой демественной нотацией. Беспоповцы используют демество более умеренно и фиксируют его с помощью обычной знаменной нотации.

К моменту раскола РПЦ сформировался основной кор­пус богослужебных певческих книг, часть из которых пред­ставляет собой модификацию византийских прототи­пов, другая — самобытные памятники древнерусской музыкальной письменности. В данный корпус входят: Ирмологий (в старообрядческой терминологии — «Ирмосы»), в основных чертах сформировавшийся уже в XII в. и содержащий первые тропари (ирмосы) канонов Октоиха и праздников, раз­деленные по 8 гласам, а внутри — по принадлежности к порядковому номеру песни; Октоих («Октай», «Октаик»), репертуар которого — осмогласные стихиры всех разновидностей для воскресных и седмичных служб, анти­фоны степенные на утрене и блаженны на литургии — сложился в XV в.; Триодь Постная и Цветная (эволюция состава книги прошла несколько этапов с XII по вторую четверть XVII в.), включающая стихиры и славники праздников подвижного цикла; Праздники, к началу XVII в. выделив­шиеся из древних Триодных и Минейных Стихирарей как самостоятельный кодекс, сформированный стихирами и славниками двунадесятых праздников; Обиход (окон­чательное сложение книги приходится на вторую половину XVII в.), состоящий из неизменяемых песнопений вечерни, ут­рени и литургии в порядке их следования в службе, дополненных циклами, образованными по жанрово­му (прокимны дневные вечерни, «Псалтирь певчая», величания и др.) или гласовому («воззвахи», «Свете Тихий», «Бог Господь» и «Свят Господь» на 8 гласов) критериям, а также песнопениями определенных пери­одов церковного года (Великого поста и Пасхи) и отдельных чинов (Заупокой). Музыкально-теоретические сведения о знамен­ном распеве с XV в. помещались в специализированных руко­водствах — певческих Азбуках.

Основные структурные и содержательные параметры перечислен­ных книг не претерпели существенных изменений в старо­обрядческой среде. Тем не менее старообрядческий этап следует считать самостоятельным в развитии древнерусской музыкальной пись­менности, он отмечен разделением традиции на 2 рус­ла — беспоповское и поповское (последнее включает и традицию староверов-часовенных). Беспоповские и по­повские певческие книги различаются по составу пес­нопений, обще- и музыкально-палеографическим признакам. В частности, в беспоповской традиции преобладают полные редакции сборников, в поповской — сокращенные. От­сутствие священства обусловило исключение из бес­поповских Обиходов самостоятельного раздела 3 литургий (Иоанна Златоуста, Василия Великого и Преждеос-вященной); напротив, в поповской практике возника­ет отдельный кодекс, фиксирующий полный ряд песнопения этих служб. В художественном оформлении книг сформировалось 2 стиля, условно обозначаемых как «поморский» и «гуслицкий», ориентированных на различные временные и стилистические традиции.

Наиболее существенные расхождения касаются редакции литургического текста и нотации. В беспоповских певческих книгах (за единичными исключениями) содержится бо­лее ранняя редакция текста, сохраняющая рудименты архаической произносительной нормы («раздельноречия»), характеризуемой распеванием редуцированных гласных (ъ и ь), замененных на письме их полноглас­ными вариантами (Съпасъ — Сопасо, дьнесь — денесе); в поповских — певческие тексты приведены в соответ­ствие с читающимися, т. е. исправлены «на речь». Нота­ция беспоповских книг содержит киноварные пометы — буквенные обозначения звуковысотности, введенные в первой трети XVII в.; в поповских списках пометы допол­нены более поздними (с 1668) тушевыми признаками, выполняющими аналогичные функции.

На протяжении 3 веков существования старообряд­чества певческие книги в основном воспроизводились рукописным способом. Одновременно с рукописями существуют гектографированные издания (с начала XX в.), а также многотиражные печатные издания (с 1880-х гг.). Среди беспо­повцев распространены книги, отпечатанные в типогра­фии Преображенского богадельного дома в 1910-е гг., среди поповских согласий — книги, изданные в то же время Л.Ф. Калашниковым. Меньшее распространение получил литографированный «Полный круг древнего знаменного пения», опубликованный в 1885 А.И. Мо­розовым. Реальная практика богослужебного пения современного старообрядчества не вполне совпадает с письменной традицией. С одной стороны, далеко не все песнопения воспроизводятся в том виде, в каком они зафиксирова­ны в книгах знаменной нотации. С другой — существу­ет целый пласт напевов, бытующих исключительно или преимущественно в устной форме. К ним относятся мелодические формулы (погласицы), предназначенные для распевного чтения текстов Священного Писания (Евангелия, Апос­тола), отдельных молитвословий и псалмов, текстов служебных книг (Октоиха, Миней, Триодей) и поучений. Еще одну разновидность представляют песнопения-модели — сти­листически несложные образцы, на напев которых допус­тимо распевание большого количества текстов по ненотированным книгам. В этом случае речь идет прежде всего о самогласнах — 8 образцах (в соответствии с числом гласов), предназначенных для пения стихир.

Говорить о сибирской региональной специфике богослужебного пе­ния старообрядцев сложно в силу 2 противоположных причин. Во-первых, старообрядческая певческая культура от­носится к типу канонических, сохраняет традиции пись­менного профессионализма и, следовательно, едина в сво­их основах. Во-вторых, в каждой старообрядческой общине складывается свой неповторимый вариант этой тради­ции. Он формируется так называемой напевкой — устной версией мелодии знаменного распева, характерной только для данной конкретной общины, а также индивидуальной манерой пения, включающей такие параметры, как темп, дина­мика, звуковысотная область исполнения песнопений. Степень сохранности древних традиций церковного пения в сибирских старообрядческих общинах тоже различна. На высоком уровне находится певческая практика приходов в цен­трах белокриницкого старообрядчества — Томске и Но­восибирске. Стремятся к поддержанию необходимого уровня в Усть-Каменогорском (Восточно-Казахстанская область Республики Казахстан), Бийском, Барнаульском, Ми­нусинском, Благовещенском (поселок городского типа Алтайского края), Новокузнецком, Улан-Удэнском, Кызыльском прихо­дах этого согласия. Среди беспоповских общин полно­той репертуара и исполнительским профессионализмом выделяется странническая традиция. В достаточной для проведения полноценных богослужений мере сохраня­ются различные формы пения в поморских общинах Но­восибирска, Бийска, Барнаула, Минусинска, поселок Темиртау Кемеровской области. Существовавшая до недавнего времени традиция семейских-федосеевцев, по всей веро­ятности, прекратила свое существование. В филипповских, поморских, токаревской общинах Кузбасса и Степного Алтая бытуют наиболее простые формы богослужебные пения и большая часть текстов воспроизводится тони­рованной речью. Сходная ситуация наблюдается в часовенных общинах этих регионов, а также у семейских-беглопоповцев Забайкалья. По свидетельствам пред­ставителей этого согласия, центрами высокоразвитой певческой культуры часовенных являются мирские и скитские поселения на нижнем Енисее, в Туве, в пограничье Алтая, Кемеровской области и Хакасии. Приходы новозыбковского поповского согласия, недавно получив­шие распространение в Сибирском регионе (Кемеровская область и Республика Бурятия) в основном среди часовенных, сохраняют местные певческие традиции в их прежнем варианте.

Лит.: Федоренко Т.Г., Шиндин Б А. Певческая культура старо­обрядцев. Богослужебное пение (глава коллективной монографии) // Музыкальная культура Сибири: В 3 т. Новосибирск, 1997. Т. 1, кн. 2; Традиции духовного пения в культуре старообрядцев Алтая. Новосибирск, 2002 (Православная культура Сибири. Вып. 1); Ка­занцева Т. Г. Типология старообрядческой традиции литургическо­го пения // Музыка и ритуал: структура, семантика, специфика: Матер, междунар. науч. конф. Новосибирск, 2004.

Т. Г. Казанцева

Выходные данные материала:

Жанр материала: Др. энциклопедии | Автор(ы): Составление Иркипедии. Авторы указаны | Источник(и): Историческая энциклопедия Сибири: [в 3 т.]/ Институт истории СО РАН. Издательство Историческое наследие Сибири. - Новосибирск, 2009 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2009 | Дата последней редакции в Иркипедии: 19 мая 2016

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Историческая энциклопедия Сибири | Сибирь | История Сибири