Богородице-Владимирская церковь

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Иркутская Богородице-Владимирская церковь — православный храм в г. Иркутске, по адресу: ул. Декабрьских Событий, 3.

Создание храма и его история в период XVIII в. – 1920 г.

Иркутская Богородице-Владимирская церковь ведет свое основание от одноименной деревянной церкви на берегу Ангары, построенной в 1718 г.[1] Однако относительно даты ее возведения наши иркутские летописцы расходятся, называя еще и 1713 и 1720 гг.[2] Однако все иркутские летописи единодушно называют имя первого ее «строителя», т.е. собирателя средств на ее возведение – это иркутский блаженный Данилушка. Долгое время после ее строительства называли храм в народе – во имя Богоматери Владимирской Данилушковою.

Кроме основного престола во имя Владимирской Богоматери, в декабре 1724 г. была получена грамота Преосвященного Антония, Митрополита Тобольского на освящение еще одного придела в церкви – во имя Пророка Предтечи и Крестителя Господня Иоанна[3]. Называется и другая дата освящения придела во имя Иоанна Предтечи – 10 июля 1733 г.[4]

Простояла деревянная церковь в хорошем состоянии около десять лет. 15 мая 1729 г. священник Владимирской церкви Иван Андреев, староста Степан Дружинин и прихожане: братья Митрофан и Иван Гранины, Андрей Гранин, Михайло Третьяков, Семен Пахолков, Василий Зимин, Алексей Лапин, Михайло Щербаков и др. обращаются к иркутскому епископу Иннокентию с доношением о том, что «святые олтари, как настоящий, так и придельный оба развалилися, потому и служить весьма опасно, а починить оные олтари никак невозможно. Того ради просим благословения Святителя оба олтаря разобрать до земли и к той церкви прирубить новые.»[5]

Епископ Иннокентий дает согласие на исправление церкви указом от 18 мая 1729 г.[6]

7 октября того же года священник Иван Андреев с прежними церковным старостою и прихожанами донесли, что «олтари переделаны, и совершены со всякою крепостию, обретаются в готовности» и просили об освящении церкви.

Преосвященный 8 октября дал грамоту на освящение церкви игумену Посольскому, своему наместнику Паисию с соборным протопопом Петром Григорьевым при иеродиаконе Серафиме. Однако летописные данные говорят о том, что освящал Владимирскую церковь сам Епископ Иннокентий, что, по словам известного иркутского летописца церковной жизни епархии П. Громова, не противоречит древним обычаям, когда епископ давал грамоту на освящение кому-либо из старшего духовенства, а сам, тем не менее, возглавлял этот торжественный обряд.

По этому случаю в Иркутской летописи Петра Пежемского записано:

«1729 г. Мая 8 дня главный престол при Владимирской деревянной церкви, Владимирской Богоматери образу, освящен преосвященным Иннокентием святым. Сбором денег для построения этого храма занимался неизвестный человек Данилушка, которого жители Иркутска называли блаженным, а потому и самую церковь прозвали Владимирскою-Данилушковою»[7].

Но в этой записи присутствует ошибка – освящение произошло не 8 мая, а 8 октября, что видно из предыдущих ссылок на документы и что подтверждает в своей работе священник П. Громов[8].

После освящения Владимирского придела процесс восстановления придела во имя Иоанна предтечи продолжался еще без малого четыре года. Его освящение состоялось 10 июля 1733 г.[9] Подробности неизвестны.

Каменная Владимирская церковь была заложена вместо старой деревянной в 1775 г. и строилась в основном на средства иркутского купца Якова Протасова[10]. Участвовали в сборе средств и ее строительстве прихожане этого храма, о чем кратко упоминается в ведомостях храма, что она «построена тщанием прихожан»[11].

Датой окончания постройки храма можно считать 1777 г., исходя из материалов, изложенных в «Иркутских Епархиальных ведомостях», где сказано об этом буквально следующее:

«Спустя 60 лет, после своего построения, храм сей (первый деревянный – Авт.) обветшал и вместо него воздвигнут настоящий каменный двухэтажный храм в 1777-м году»[12].

После этого долгое время шла отделка храма, сбор необходимой церковной утвари, устройство иконостасов.

По данным летописных изданий, первое освящение (вероятно, Владимирского придела в верхнем этаже, документы это не уточняют, – Авт.) состоялось 5 сентября 1780 г.[13]

Через три года, 25 октября 1783 г., был освящен в нижнем этаже престол во имя Димитрия Мироточивого[14].

8 февраля 1786 г. на отстроенную колокольню был поднят колокол в 200 пудов весом[15].

12-18 июня 1790 г. по левой стороне верхнего храма Владимирской церкви игуменом Вознесенского монастыря Ильей Литвинцевым был освящен придел во имя Зачатия Иоанна Крестителя (или – придел Иоанна Предтечи)[16].

О времени освящения последнего, четвертого придела, – Рождества Христова, никаких данных не выявлено. В «Описании Иркутского наместничества 1792 года» о Владимирской церкви сказано следующее:

«2-я церковь Владмирска, каменна, нова, о двух департаментах, стояща на Идинской стороне и недавно построена коштом доброхотных дателей на место деревянной, коя была состроена в 718 году. В ней четыре престола: 1-й – Владимирской богоматери, 2-й Иоанну Крестителю – холодные; третия – Рождеству Христову, четвертая – великомученику Димитрия – теплы»[17].

Следовательно, освящение теплого Рождественского придела произошло в период 1790-1792 гг. Сразу же в первый период строительства церковь была покрыта листовым железом.

Интересно отметить, что в приход Владимирской церкви входили служители Архиерейского дома, несмотря на то, что в территорию Архиерейского дома был включен Богоявленский собор и рядом находилась Спасская церковь.

При церкви существовала каменная богадельня на двенадцать человек и каменная же лавка для продажи церковных свеч, построенная на средства старосты церкви В.П. Солдатова в 1827 г.

Церковь была приведена «в самое лучшее состояние», но 22 июня 1879 г., накануне храмового праздника Владимирской Божией Матери, в 6 часов вечера, до окончания Всенощного бдения, церковь загорелась во время самого сильного иркутского пожара. Поскольку вал огня шел верховой, то в первую очередь сгорел его верхний этаж храма с двумя иконостасами и церковным имуществом. Первый этаж был спасен бывшими у всенощной прихожанами и церковное имущество было сложено на берегу Ангары у Московского перевоза. На следующий день после пожара все имущество было перевезено в нижний придел Прокопьевской (Чудотворской) церкви.

Возобновившийся 24 июня пожар дошел и до Чудотворской церкви, которая сгорела вся. «Оставшаяся ничтожная часть имущества была сложена при Кафедральном соборе, где по настоящее время и хранится» – грустно констатировала церковная ведомость за 1879 г.[18]

После пожара церковь долго ремонтировалась.

В помещении храма, примерно с 1912 г., работала церковно-приходская смешанная школа. На ее содержание Епархиальный училищный совет отпускал 540 руб. в год. В ней обучалось 18 мальчиков и 12 девочек.

Советский период истории храма

Первые годы становления Советской власти значительных ущемлений церковной жизни не наблюдалось, все проходило в рамках определенной законности. В 1920 г. была составлена подробная опись самого храма, принадлежащих ему построек, окружающей территории… Все это отвечало канонам церковной документации, но сюда же было добавлено перечисление находящегося в храме ценного движимого имущества (иконы с ризами и в киотах, подсвечники, лампады, кресты, хоругви и т.п.).

В это время стали создаваться государственные надзорные органы, которые следили за работой храмов, при церквях были созданы церковные комитеты, куда входили председатель, церковный староста, настоятель храма и три выборных лица от прихода, избираемые общим собранием верующих. С апреля 1922 г. стали изымать церковное имущество, итоги этой акции были опубликованы в газете «Власть труда» 25 мая 1922 г. У Богородице-Владимирской церкви было изъято 52 предмета, общий вес серебра которых составил 2 пуда, 37 фунтов, 24 золотника и 16 фунтов, 11 золотников золота[19].

В 1923 г. был составлен, так называемый, «Учетный лист прихода»[20]. Из него мы узнаем некоторые новые подробности о жизни храма. Богослужения в церкви на тот период еще совершались ежедневно. Церковь была застрахована, территория, ее окружающая, составляла 1,76 (га?). Зданиями, ранее принадлежащими храму (т.е. домами для причта, построенными в 1914 г. и пр.), теперь служители церкви пользоваться не имели права. Церковь не примыкали ни к какому религиозному объединению, была «просто православная церковь». Штат церкви определен в одного священника, диакона и псаломщика. Однако налицо при церкви был только один псаломщик. Прихожан насчитывалось в приходе 3 тысячи. Район обслуживания составлял: ул. Ланинская – от Ангары до Кутайсовской, Семинарская – от Ланинской до Мяснорядской, Мяснорядская – от Ангары до Большой, Большая – от Ланинской до Ушаковки, кроме того Любарский, Перфильевский и Федякинский переулки, Дворянская до № 11, Харинская до № 20, Трапезниковская до Грамматинской и Сенная площадь.

Пристальное внимание госорганов к церкви из года в год усиливалось. Составлялись все новые и новые описи имущества, шли их постоянные сверки, пристальное внимание было уделено составу выборных и ответственных лиц общины церкви, на каждого служителя церкви составлялись специальные анкеты. Внимательно отслеживались общие списки членов прихода, списки выбывших из общины и т.п.

К 1930-м гг. прессинг на церковь значительно увеличился, превратившись в настоящую войну против религии. Быть членом церковной общины становилось небезопасно. Если в 1923 г. в приходе насчитывалось около 3 тысяч верующих, то в 1933 г. число членов религиозной общины Владимирской церкви составляло всего 106 человек. На каждое мероприятие – проведение собрания общины, в особенности на принятые в храме крестные ходы на Ангару в церковные праздники приходилось испрашивать разрешение в городском административном отделе.

В 1933 г. во многих иркутских храмах, выполняя план по металлосбору, стали снимать колокола, не обошли вниманием и Богородице-Владимирскую церковь. Как говорилось выше, колокола в храме были большие, их общий вес составлял около 520 пудов. При снятии колоколов 27 июля 1933 г. было повреждено здание церкви.

В этот период участились случаи бесчинства молодежи в отношении церкви: в здании часто выбивали стекла в окнах, осуществляли ночные кражи. Богослужения совершались от случая к случаю, к примеру, в 1934 г., первая служба прошла только 16 мая[21]. Но, тем не менее, община существовала, церковь работала, в то время как многие храмы в Иркутске уже были закрыты. Богородице-Владимирской церкви было передано церковное имущество из Сибиряковской богадельни и из Благовещенской церкви. В основном оно было представлено ветхими церковными облачениями, все ценное было ранее изъято.

Наряду с традиционным православным, «тихоновским» течением, с 1922 г. в стране появилось еще и, так называемое, «обновленческое» направление церкви, которому советская власть всячески содействовала. В нашем, отделенном от центра крае, это движение получило свое распространение только к 1930-м годам. И своим местоположением обновленческая церковь выбрала большую и действующую тогда Владимирскую церковь. В августе 1934 г. обновленческой общине был передан нижний этаж храма, в котором был произведен ремонт, для размещения служителей были отремонтированы и подготовлены в храме жилые помещения.

Православной общины в 1935 году оставалось по спискам примерно 60 человек, все это были люди неработающие – домохозяйки, инвалиды и т.п.[22] Но и они были уже вытеснены из храма – 22 ноября 1934 г. второй этаж вместе с церковным имуществом был также передан обновленцам, и церковь была объявлена соборной обновленческой[23].

Обновленческое движение продержалось в Иркутске недолго – 25 марта 1938 г. в исполнительные органы поступает заявление от общины о ее распаде и закрытии собора[24].

15 августа 1938 г. был составлен акт о сдаче собора на основании постановления Иркутского облисполкома от 4 мая 1938 г. за № 391[25].

Первоначально в здании был устроен клуб мединститута, затем начала работать швейная фабрика. В 1946 г. здание было передано Восточно-Сибирскому аэрогеодезическому предприятию, которое за многие годы его эксплуатации произвело в нем значительные переделки.

Сегодня здесь разместилась Православная женская гимназия.

Захоронения у храма

В ограде церкви находится значительное количество захоронений, самые известные из которых:

  1. Солдатов Петр Васильевич, почетный гражданин, (1809-1866) – основатель больницы для бедных недалеко от церкви, именуемой в народе «Солдатовской»,

  2. Солдатова Е.И. (1821–1888) – почетная гражданка,

  3. Моисеева А.И. (1860–1906),

  4. Крачевцев И.А. (? – 1906),

  5. Беляев А.М. (ск. 1900), священник,

  6. Орлов А.М. (1838–1889), протоиерей, преподаватель монгольско-бурятского языка в мужском духовном училище (был похоронен против алтаря храма).

Читайте в Иркипедии:

  1. Иркутская и Ангарская епархия
  2. Православные храмы Иркутска

Примечания

[1] Иркутская летопись (Летописи П.И. Пежемского и В.А. Кротова) / С предисл., добавл. и примеч. И.И. Серебренникова // Тр. ВСОИРГО. – Иркутск, 1911. – № 5. С. 16.

[2] Там же. С. 20.

[3] Там же. С. 26.

[4] Иркутская летопись… С. 381.

[5] Громов П. Управление Святителя Иннокентия (1729 год) // Иркутские епархиальные ведомости. - 1864. - № 17 и 18 (2 мая). – Прибавления. С. 290.

[6] ГАИО. Ф. 50. Оп. 1. Д. 1. Л. 290.

[7] Иркутская летопись… С. 42.

[8] Громов П. Начало христианства в Иркутске. – Иркутск, 1868. – С. 209

[9] Иркутская летопись… С. 387.

[10] Там же. С. 400.

[11] ГАИО. ф. 50. Оп. 7. Д. 154. Л. 35.

[12] Иркутские епархиальные ведомости. Приб. 1872. № 31.

[13] Иркутская летопись… С. 401.

[14] Там же. С. 402.

[15] Там же.

[16] Там же. С. 404.

[17] Описание Иркутского наместничества 1792 года. – Новосибирск, 1988. С. 67.

[18] ГАИО. Ф. 587. Оп. 1. Д. 280.

[19] Власть труда. 1922. 25 мая.

[20] ГАИО. Ф.р-727. Оп. 1. Д. 1.

[21] Там же. Ф.р-504. Оп. 5. Д. 297. Л. 15.

[22] Там же. Д. 325. Л. 19.

[23] Там же. Л. 80.

[24] ГАИО. Ф.р-504. Оп. 5. Д. 326. Л. 18.

[25] Там же. Л. 5.

 

Выходные данные материала:

Жанр материала: Научная работа | Автор(ы): Торшина Наталья | Источник(и): Иркипедия | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2012 | Дата последней редакции в Иркипедии: 27 марта 2015