Байкальский регион и Финляндия // Винокуров М.А., Суходолов А.П. Экономика Иркутской области

Вы здесь

Главное возражение против размещения целлюлозных предпри­ятий в водосборном бассейне Байкала состояло в том, чтобы не нару­шать экологию озера. В общественном сознании сложилось стойкое убеждение, что в этом регионе не место целлюлозному производству, так как оно, являясь основным водопотребителем, навсегда разрушит хрупкое экологическое равновесие в озере. Это утверждение имеет под собой основания лишь отчасти. Для получения более объектив­ной оценки влияния целлюлозной промышленности на экосистемы региона необходимо сравнить водосборный бассейн Байкала с анало­гичной территорией за рубежом, относительно сопоставимой по ре­сурсным и климатическим условиям.

В качестве такой территории можно взять Финляндию. Во-пер­вых, природно-климатические характеристики и структура лесных ресурсов Финляндии и Байкальского региона схожи: в Финляндии, так же как и Байкальском регионе, две трети территории покрыто лесами, много озер, и, естественно, природа дорога финнам не менее, чем нам Байкал. Во-вторых, Финляндия до 1917 г. входила в состав России, там до сих пор действует лесное законодательство, принятое в те годы. Кроме того, сопоставление этих двух территорий будет интересно еще и в плане анализа потенциальных возможностей раз­вития производительных сил и природоохранной деятельности.

В табл. 37.7 дана сравнительная оценка лесопромышленного потенциала Финляндии и водосборного бассейна Байкала (включая Монголию, где также есть небольшое картонное предприятие с объе­мом производства 40 тыс. т/год).

Как видим, по объемам ресурсов Финляндия значительно усту­пает Байкальскому региону; если оценивать ресурсные возможности с позиций российских «зеленых», постоянно требующих закрыть целлюлозные предприятия на Байкале, то возможности для развития лесного комплекса, тем более для строительства целлюлозных заво­дов, там едва ли отыщешь. Тем не менее финны разместили на своей относительно небольшой территории 20 целлюлозных, 30 бумажных, 16 картонных предприятий, 22 завода по производству древесной мас­сы. Мы же погрязли в бесплодных спорах, длящихся свыше 30 лет: размещать или не размещать на гигантской территории два целлюлоз­ных предприятия — Байкальский ЦБК и Селенгинский ЦКК. Тем более что второй уже десять лет устойчиво работает в режиме замкну­того водопользования, не сбрасывая в водоемы своих стоков. При этом финны производят 9,1 млн. т целлюлозы, включая картон, а мы в водосборном бассейне Байкала всего 0,3 млн. т. Разница более чем очевидная.

Таблица 37.7

Оценка лесопромышленного потенциала Финляндии

и водосборного бассейна Байкала (данные 1992 г.)

Показатель

Финляндия

Бассейн

Байкала

Площадь территории, тыс. км2

338,0

558,0

Население, млн чел.

5,0

2,9

Площадь лесов, тыс. км2

190,0

360,0

Запас древесины, млрд м3

1,7

3,2

Запасы озерной воды, тыс.км3

1,0

23,0

Количество предприятий ЦБП

89,0

3,0

Объем производства целлюлозно-

 

 

бумажной продукции, млн т

9,1

0,3

 

Необходимо подчеркнуть еще и тот факт, что до 1917 г. (до выхода Финляндии из состава России) на ее территории находилось всего 12 из 200 российских целлюлозно-бумажных фабрик, на кото­рых было занято всего 2 тыс.  рабочих (8,5 % от общего числа занятых в отрасли). В те годы Финляндия производила лишь 10-12 % обще­российского объема целлюлозной продукции. Сегодня бывшая окра­ина Российской империи, располагая всего 0,5 % лесных ресурсов планеты, дает 25 % мирового экспорта целлюлозно-бумажной продук­ции (Россия — менее 1 %), оставаясь при этом экологически благопо­лучной и не боясь превратиться в «сырьевой придаток». Развитая целлюлозно-бумажная промышленность не погубила лесов, не испор­тила озер и не подорвала здоровье финнов, а наоборот, дала средства на развитие и экологию. По показателю валового национального про­дукта в расчете на душу населения Финляндия обогнала Францию, Италию, Великобританию и пока уступает лишь Германии и Японии.

Богатая лесами Россия вынуждена приобретать бумагу и высо­коклассное технологическое оборудование для лесопромышленного комплекса у своей бывшей и некогда отсталой окраины, расплачива­ясь за это сырьем, лесом и нефтью. За счет поставок из Финляндии бывший СССР покрывал свыше трети импортных потребностей в оборудовании для лесопромышленного комплекса.

Сравнивая громадный Байкальский регион с относительно не­большой Финляндией, разместившей на своей территории целлю­лозные производства, необходимо ответить еще на один вопрос: по­чему финские экологические активисты не борются со своей целлю­лозно-бумажной промышленностью, как это делают наши «зеленые»? И это при том, что объем стоков ЦБП в Финляндии составляет 3 млрд. м3, а в бассейне Байкала — 0,08 млрд. м3 в год. Может быть, технологии и очистка стоков финских целлюлозных предприятий таковы, что не к чему придраться финским «зеленым»? В табл. 37.8 представлены данные, показывающие, что экологическое благополу­чие финских целлюлозных производств весьма относительно.

В середине 80-х годов в Финляндии и Швеции (где целлюлозная промышленность также развита) выбросы хлорорганических веществ (а именно этот показатель больше всего тревожит экологическую обще­ственность) составили 4,5 кг на 1 т продукции, а на ряде предприятий (например, на заводе Корсняс, мощностью до 300 тыс. т сульфатной целлюлозы в год) доходили до 5,5 кг на 1 т. Предприятия Байкальско­го региона на этом фоне выглядят экологически вполне приемлемыми.

Таблица 37.8

Сброс некоторых загрязняющих веществ с очищенными

стоками целлюлозных предприятий Финляндии и Байкальского региона (начало 90-х годов), кг на 1 т

 

Вещества-

загрязнители

Финляндия

Бассейн Байкала

 

БЦБК

СЦКК

 

Хлорорганические

1,5-4,0

0,9

0

Взвешенные

2,0-7,0

1,1

0

Органические

5,0-15,0

0,7

0

 

Объективности ради следует отметить, что «зеленые» Финлян­дии, Швеции и других европейских стран тоже требуют улучшения природной среды и снижения промышленных выбросов, но делают это не путем борьбы с промышленностью. В Швеции, например, при­нята долгосрочная программа, предусматривающая поэтапное умень­шение общего количества хлорорганических веществ, сначала до 1,5 кг на 1 т продукции (но даже это будет выше, чем на БЦБК), и только в перспективе до 2000-2010 гг. устранение их полностью (Хельсинк­ская конвенция).

Та же ситуация и в других западноевропейских странах, где единые общеевропейские стандарты закрепляют научно обоснован­ные нормы допустимых выбросов промышленных предприятий. Эти нормы имеют силу закона и не позволяют предприятиям увеличивать сбросы и разрушать природу, в то же время они не дают возможности экстремистски настроенным «зеленым» бороться с предприятиями и разрушать промышленность. Существуют национальные и общеевро­пейские программы, по которым нормы выбросов должны поэтапно уменьшаться. В рамках таких программ ведут борьбу «зеленые», а промышленники осуществляют модернизацию производства, не вкла­дывая лишних денег в очистительные сооружения. Все происходит цивилизованно, на общее благо и с наименьшими потерями.

Экономика развитых стран сегодня достигла такого уровня, при котором они не только обеспечивают высокое благосостояние своих граждан, но и сами решают собственные экологические проблемы. В США, например, действует Ассоциация по охране воды и воздуха в целлюлозно-бумажной промышленности, которая занимается в ос­новном научно-исследовательской работой, в результатах которой за­интересованы отдельные целлюлозные предприятия. Ведутся иссле­дования по оценке отрицательного воздействия, оказываемого конк­ретным производством на природу. Изучается, при каких условиях оно возникает и что нужно, чтобы это воздействие убрать или мини­мизировать, не останавливая при этом предприятие.

Ужесточение норм промышленных выбросов происходит по мере необходимости, когда для этого появляются материальные и техноло­гические предпосылки. У промышленности — средства, чтобы сделать очередной шаг в модернизации, у населения с ростом достатка фор­мируются новые требования к качеству жизни и улучшению окружаю­щей среды. При этом важно отметить, что ужесточение норм не всегда связано с экологическими требованиями. В нормальной экономике ста­новится выгодным иметь более эффективное производство, с миниму­мом отходов и потерь. Кроме того, на пересмотр норм влияют научно- технический прогресс и повышение порога чувствительности приборов контроля. В целом процесс экологизации промышленности неразрыв­но связан с ее модернизацией и устойчивым экономическим ростом.

Но вернемся к сравнительным данным по Байкальскому регио­ну и Финляндии. Если перевести относительные показатели выбро­сов финских целлюлозных предприятий в абсолютные, умножив их на объем производимой там целлюлозы, и сравнить с аналогичными пока­зателями в водосборном бассейне Байкала, то окажется, что в водоемы Финляндии ежегодно поступают десятки миллионов тонн промышлен­ных загрязнений, что на несколько порядков больше, чем в бассейне Байкала. Казалось бы, при таких объемах загрязнений водоемы Фин­ляндии должны давно наполниться стоками целлюлозных производств, а население — поплатиться за экологическую беспечность своим здоро­вьем. Но этого не происходит. Соотношение показателей средней продолжительности жизни (в Финляндии — 75 лет, в бассейне Байкала — 65) и детской смертности (в Финляндии — 5,8 на 1000 родившихся, в Байкальском регионе — 13,2-42,4) свидетельствуют об экологическом и социальном неблагополучии в нашей стране.

Таблица 37.9

Абсолютные показатели поступления некоторых загрязняющих веществ в водоемы Финляндии и Байкальского региона, в млн т в год (в среднем по отрасли)

Вещества-загрязнители

 

Финляндия

Бассейн Байкала

 

БЦБК

СЦКК

 

Хлорорганические

24,2

0,14

0

Взвешенные

39,6

0,18

0

Органические

52,8

0,11

0

 

Завершая эколого-экономическую оценку целлюлозной промыш­ленности Байкала в ее сравнении с западноевропейской промышлен­ностью, необходимо отметить еще один важный методологический принцип, лежащий в основе экологических и «зеленых» движений общественности Западной Европы. Борьба за улучшение природной среды ведется там не с промышленностью, а с отрицательным воздей­ствием ее на природу. Реального улучшения окружающей среды до­биваются там не митингами, а модернизацией производства и перево­дом его на экологически приемлемые технологии. Не резко и сразу там хотят улучшить всю экологическую среду обитания, а постепен­но, упорно, настойчиво добиваясь экологической приемлемости каж­дого отдельного предприятия.

Выходные данные материала:

Жанр материала: Отрывок из книги | Автор(ы): Винокуров Михаил Алексеевич, Суходолов Александр Петрович | Источник(и): Экономика Иркутской области: В 3 т. — Иркутск: Изд-во БГУЭП (ИГЭА) : 2002. Т. 3. | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2002 | Дата последней редакции в Иркипедии: 07 февраля 2017

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Книги | Иркутская область | Экономика Иркутской области | Библиотека по теме "Экономика"