1918. Июнь

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Летопись Романова

1 июня. Говорят на базарах, что завтра, 2 июня, бу­дет выступление фронтовиков против большевиков.

1 июня. В 9 ч[асов] ут[ра] в иллюз[ионе] Д[он] От[елло] общее собрание фронтовиков. Ввиду роспуска союза явка обязательная (в 5 ч. веч[ера] еще не оконче­[но]). Засед[ание] было бурное, но обсуждались более продовольств[енные] вопросы.

На 1 июня (н. с.) было покушение на ограбление кас­сы военн[ого] госпиталя, убит часовой, поймано 6 чело­век, которые по постан[овлению] чрезв[ычайной] ко­м[иссии] по борьбе с контрревол[юцией] в тот же день были расстреляны.

В ночь на 2, [июня] в Глазково возили военное снаря­жение для отправки в Нижнеудинск,

2 [июня]. Состоялись похороны на военн[ом] кладби­ще Знам[енского] предместья 8 чел[овек] красногвардей­цев, убитых во время столкновения с словакочехами 26 мая. Был оркестр музыки, сопровождающих немного. 2 [июня]. Вышел № 1 «Безработный рабочий». 3.VI. Говорят, что из Нижнеудинска от Манькова советские организации получили ультиматум о передаче власти городск[ой] думе и земским управлениям (срок ультим[атума] 12 ч[асов] дня 3-го).

4.VI. В Нижнеуд[инск] отправлены советские войска с пушками.

6—8 (? ) VI. Заседании[ем] совет[ской] власт[и] ста­вился на баллот[ирование] вопрос, уступать ли власть, и большинств[ом] 2-х голосов [решено] не уступать.

7.VI. Советск[ие] власти перевозят вещи из клад[овой] Собокарева в ломбард, т[ак] к[ак] таковой развертыва[ет] свою деятельность, очевидно, не желает име[ть] конкурен[то]в в лице кладовой Собокарева.

8.VI. На Баснин[ской] ул[ице] утр[ом] [в] 8 час[ов] у лавки быв[шей] Штанбока, где происходи[ла] выдача муки, вследств[ие] высказан[ного] неудовольств[ия] один из ожидавш[их] в хвосте был избит прикладом; женщи[н], за него заступивш[ихся], отстегали плетками. Ут[ром] в Инн[окентьевской] расстрелян хвост у продов[ольствен­ной] лав[ки]. Гов[орят], что 1 уб[ит], 2 ранены.

9 (?)25 открылся во 2-й жен[ской] гим[назии] учйт[ельский] съезд.

10.VI. Некто Соколов имеет открыть библиотеку для детей и юношества и при библ. продавать подержанные учебники и книги.

10.VI н. с. еще конт[ора] на уг[лу] Кутайс[овской] и Пестерев[ской], где был магазин Второва.

С 1 до 10.VI происходили переговоры совет[ской] власти с чехословаками. 10-го еще продолжено переми­рие до 16. Но на мирный исход переговоров надеяться трудно, возможно и вооруженное столкновение.

12.VI. Конст[антин] Гавр[илович] Косыгин, М. П. Овчинни[ко]в, Миней Яковлев[ич] Лейбович имеют желание основать книжно-канцелярское потребительское о[бщест]во и книгоиздат[ельство] «Сибирское дело» с биб­л[иотекой] для чтения. Пай 100 р., членск[ий] взнос 10 р. (Ив[ан] Ин[нокентьевич] Серебр[енников], Абр[ам] Моис[еевич] Меерович, Вас[илий] Мих[айлович] Попов, Андрей Алексеевич Болотов).

30.V/12.VI торжес[т]в[енное] откр[ытие] общинно[го] совета еврей[ской] общины.

13 [июня] у Знам[енского] моста прот[ив] Кузнечных рядов было расстреляно 4 чел[овека], один из них сту­дент Томск[ого] универс[итета] П. Беляков. Один из популяр[ных] студ[ентов], выбир[аемых] на всех организ[ациях] студ[ентов], препод[авателей]. Он же был деле­г[ирован] в Сиб[ирскую] обл[астную] д[уму]. После раз­гона ее беж[ал] и арестов[ан] в Чите и перев[еден] в ирк[утскую] тюр[ьму]. 13-го в числе других был осво­божден, но через неск[олько] часов был вновь аре[сто]в[ан] мадьярами и расстр[елян] при многочисл[енной] публикe.

31.V/13.VI в 2 ч[аса] дня начинался пожар на понтонн[ом] мосту.

1/14 июня. Ночью с 2-х час[ов] началась где-то стрель­ба, с 4-х заработал пулемет. Ревели гудки. Стрельба шла всю ночь, то утихая, то усиливаясь. Утром в 7 1/2 ч. были одиночные выстрелы будто в Глазковой. 7 1/2 ч. На нашем углу и у гимназии стояли часовые, наблюдая за нашей улицей. С 8 1/2 час. утра пошел народ. У дома сов[етских] организац[ий] красногвард[ейцы], на балконе у них и на балконе д[ома] Дубникова пулеметы. Из разговоров вы­ясняет[ся] следующее. Большевики за последнее время произвели много арестов бывш[их] офицеров, разных лиц, принадлеж[ащих] к противосовет[ским] партиям, и вче­ра (?) будто бы арестовали26 членов комитета фронто­виков. Фронтови[ки] в 2 ч. ночи, собрав свои силы, по­шли освобождать из тюрьмы заключенных туда комитет­чик[ов] и дру[гих] лиц. Им было оказано вооруж[енно]е со­противлен[ие], но они взяли верх, освободив из тюрьмы всех своих. Потом будто бы пошли в 12-й полк и окружи­ли его, чтобы он не пошел против них, отобрали у них артиллерию. Позднее, когда начал работать пулемет, на Знаменск[ой] стороне бы[ли] фронтови[ки], около кузниц большевики, сюда был. привезен и бронированный авто­мобиль. Говорят, что фронтовики завладели обозной мас­терской и давали тревожные гудки, которые были сиг­налом для красногвардейцев собираться в этот пункт. Всех приходящих фронтовики разоружали. Жандармс­к[ая] улица превратил[ась] в военный лагерь, площадь за Преображен[ской] церковью тоже. Начались перего­воры для мирного исхода, срок которому, со слов солдата (проходивш[его]), 3 ч. дня.

На Ср[едне]-Амур[ской] ул[ице] в 10 ч. шальной пулей из Глазково поранена в руку женщина, на тротуаре дорожки крови.

На понтонном мосту ночью тоже что-то было, будто бы убиты охранявшие мост часовые три человека, убита чья-то лошадь. Кто, зачем — неизвестно. Красн[огвардей­цы] при обезоруж[ивании] на понтон[ом] мосту мили­ционеров после убийства стражи одному раскроили че­реп, второ[му] прострел[ило] ногу разрывной пулей,

В 9 час. у водокач[ки] на Тихв[инской] площ[ади] наблюдалось характерное растаскивание воды. Это бли­жайшие жители запасались на чай. Привозили бочки в кореннике мужики, пристяжные женщины, сзади тоже женщины. Возили на тележках и на коромысле несли, тут и девоч[ки] несут ведрами, и мальчики, и старухи на тележках. Эта сцена напоминает крещение, когда все старались взять святой водицы.

9 1/2 ч. Часовые у нас и у дома сов[етских] орг[ани­заций], народ идет на базар за провизи[ей], но возвра­щаются пустыми, базара нет. За хлебом длин[ная] оче­редь. Приехал автомобиль к дому сов. организ., велено публи[ку] разогнать. Вот побежали! Смотрю — бегут по нашей улице. Может, думаю, что-нибудь случилось, спра­шиваю — «Ничего особенного». На лицах многих написан испуг, многие бледны, многие от волнения, наоборот, красны. Прибежав[шие] две барышни на нашем углу не­много постояли и снова пошли в очередь за хлебом. «Я-то,— говорит одна блед[ная],— не боюсь, а вот она-то (крас[ная]) трусит».

На Мотоховск[ой] улице, говорят, арестовали кого-то, нашли 15 шт[ук] ружей, спрятанных на улице под мос­тиком. Нашли на улице ручную гранату и унесли ее в Ангару. В канаве лежало ружье, будто бы его бросил струсивший милиционер, когда ночью началась стрель­ба на понтоне. В одном дворе будто бы найден кем-то брошенный штык. Пронесли красное знамя с надписью: «Смерть буржуям»,.

Магазины все закрыты. Служебные занятия нигде не наладились. Часть служащих не приходила в предчув­ствии назревающих событий, и какие занятия при соз­давш[ейся] нервозности.

После убийства на понтоне 3-х часовых начались обыски по дворам близ берега. Искали гимназистов, т[ак] к[ак] почему-то на них падало подозрение в убийстве ча­совых. В доме Середкина нашли шесть чел[овек] гимназистов, один из них лёт 13-ти. Их жестоко били прикла­дами. Хозяева только просили, чтобы они ушли с ними из их двора.

Я был в 9 час. в управе, зашел в бывшее секретарское отделение. Там какие-то двое новых служащих, седой и юнец, производят опись книгам и прочей рухляди, ока­завш[ейся] в этой комнате, очевидно, для сдачи в архив. В числе кипы бумаг я увидал дело об отведен[ии] участ­ка земли для городского кладбища. Просмотрев его, я на­шел сведения, что работы начались 19 августа 1793 года, окончены 10 октября. Работало ежедневно 100 чел[овек] ссыльных из тюрьмы, с платою по 5 к. в день на челове­ка. Работы эти заключались в обнесении отведенного уча­стка земли рвом и валом, уничтожении зарослей. Еще видел дела о постройке здания для уездного училища, о приеме Иерусалимс[кой] церкви гласным думы. Надо бу­дет еще их просмотреть и составить небольшие статейки.

На Знамен[ской] улице убит шальной пулей сын быв[шего] брандм[ейстера] Домишкевича, шедш[ий] по сре­дине улицы, тогда как товарищи шли около заплота Зарембо (сын быв. коменд[анта] города).

Из тюремного замка фронтови[ко]в гнали по Ушаковке, потом в гору, загнали в падь за каменоломней и там будто бы перебили прикладами. Человек 30 бывших офи­церов расстреляли.

Знаменское предместье на осадном положении. С Шелашн[ико]вс[кой] улицы, Жандармск[ого] проулка и смежн[ых] улиц, говорят, многие уезжают подальше из этого района, в котором может произойти сражение.

В кварталах около понтона будто бы производились обыски. Поденщица говорила, что было 4 военных и 2 штат[ских], все перерыли, искали оружие. Увели с со­бою недавно вернувшегося с войны молодого солдата, приняв его за офицера.

2 ч. дня. Какая-то нервная тишина. День жаркий, вет­реный, дымно, солнца не видно. По Амурск[ой], Тих­винск[oй] ходить, очевидно, разрешается. Это только наш Смольный район под охраной. В общем, жизнь в городе, конечно, полузамерла. Или эта тишина нарушится пу­шечной канонадой, или этим и кончится, если враждеб­ные стороны найдут пункты для примирения между со­бою.

3 часа. Постовые ушли, очевидно, конфликт улажен миролюбиво. Народ ходит свободно. Пошел на тюремный мост, как место ночных событий. Единственное, что сви­детельств[ует] о борьбе,— это вырванные при начале моста тротуары и устроенные из них баррикады. Бывшая у моста витрина для объявлений повалена в Ушаковку. У телегр[афного] столба пулей отщепнуло бок. Фронтон тюремн[ого] замка не испорчен пулями.

Говорят, что в общем убитых и раненых довольно мно­го. Меж[ду] прочим, в Знам[енском] предм[естье] авст­рийцы в лесу нашли четырех челов[ек], один из них те­легр[афный] чинов[ник]. При допросе объяснили, что ис­пугались и убежали в лес. Авст[рийцы] поставили их в ряд и убили как выпущен[ны]х из тюрьмы. Народ про­тестовал против этой смертной казни. Происходило это где-то у обрыва.

В выпущенной «Вечерн[ими] извест[иями]» телеграм­ме сообщается следующее: «В ночь с 13 на 14 июня в Ир­кутске банда белогвардейцев, бывших офицеров, пыта­лась выступить против советской власти. Они напали в полночь на казенный военный склад, обезоружили там незначительную команду, захватили 55 винтовок и от­правились в тюрьму. Там они не встретили почти сопро­тивления со стороны караула, убили комиссара т. Аугула, его помощников, одного из арестантов и освободили содержавшихся в тюрьме контрреволюционеров и япон­ских шпионов. Они пытались перейти в наступление для захвата наиболее удобных стратегических пунктов. Од­нако они сразу встретили ожесточенное сопротивление красноармейских частей и быстро смобилизовавшихся рабочих, созванных тревожными гудками заводов. Не­большая группа белогвардейцев на короткое время заня­ла обозные мастерские, чтобы воспрепятствовать подаче тревожных гудков, и обезоруживала приходящих пооди­ночке на тревогу рабочих. Однако эта группа была быст­ро выбита. В то же время группа белогвардейцев человек в 35 напала на пост, занимавший понтон, и ударами ша­шек и штыков убила двух красногвардейцев и одного бе­зоружного старика рабочего. При первых выстрелах че­тырех товар[ищей] советских работников, стоявших на другой стороне понтона, группа быстро разбежалась. К утру совет[скими] войскам[и] белогвардейцы, имевшие в своем распоряжении даже одно 3-дюймовое орудие, кото­рым они не смогли воспользоваться, были выбиты из тюрьмы и в панике бежали, преследуемые и уничтожае­мые отрядами Рабоче-Крестьянской армии. Выступление подавлено. Воен[но]-револ[юционный] штаб».

«Утром Знаменск[ое] предместье было занято контр­революционерами, но после обстрела сов[етскими] войс­ками было к полудню совершенно очищено. Контррев[о­люционеры] разбежались, побросав оружие и пулеме­ты. Для суда над участник[ами] контрревол. заговора организован военно-полевой суд».

Народ говорит, что фронтовики куда-то удалились, найти их не могли, хотя мадьяры делали разведку на 5 верст.

«Выступление военной организации должно было сос­тояться в два часа ночи на 14.VI. Вся тактика выступле­ния была построена на внезапности его. Но в 11 час. веч[ера] 13-го руководит[елям] восстания стало извест­но, что их план большевик[ам] открыт, кто-то донес».

Телегр[амма] № 243. Нач[альник] глав[ного] шт[аба] Арцыбаш[ев]. Восстание подавлено. Арестован[ые] пытаются и расстреливаются, подозреваем[ые] аресто­вываются.

Советских войск в городе нет, они все ушли на Маньковский фронт к Нижнеудинску. Их заменяют пленные австрийцы и мадьяры, они-то действовали и против фрон­товиков, им еще помогали китайцы. Русской команды слышно не было.

Тюремный замок взят приступом с действием ручных гранат, наступающих осыпали из пулемета. [В] 8 час[ов] веч[ера] были где-то одиночные выстрелы. 9 час. веч.— гроза, дождь небольшой, раскаты грома. По ули­цам патрули. Мимо проехали два грузовика очень тяже­лые и скоро, наша избушка закачалась и затрещала. Без ¼ 11-ть вечера где-то отдаленная учащенная винтовоч­ная стрельба, так и кажется, что каждый выстрел похи­щает человеч[ескую] жизнь.

15 [июня], суббота. На базаре говорят, что иочыо где-то была перестрелка (в 11 ч[асов] веч[ера] на Петруш[иной] горе). Вчера [около] 11 ч. веч. на понтонном мосту убито 5 челов[ек] охраны из красногвардейцев, буд­то бы убиты своими же по ошибке.

Утром в 7, 8, 9 часов были слышны залпы. Говорят, что это казнь расстрелом по приговорам военно-полевого суда в военн[ом] учи[лище], 14-го казнили 3-х, 15-го —4-х, кто говор[ит], что расстрелянных большое число.

15 [июня]. У тюремного замка большевики расстре­ляли четверых: двух студентов, телегр[афиста] и еще кого-то.

Суд в военном училище, на допросы обвиняемых ве­дут с завязанными глазами и повязку не снимают во вре­мя допроса.

Где-то приговорили к смерти офицера, его жена на коленях умоляла пощадить. Красногвардейцы стрелять отказались, сделали это австрийцы.

В Вознесенье в Иннок[ентьевском] мон[астыре] ар­химхандрит] [.....]27 сказал слово о власти большевиков. Назавтра у него произведен обыск, унесены золотые крес­ты, панагия.

На Спасо-Лютер[анской] улице в соборн[ом] доме произведен обыск. Увели сына прот[оиерея] Фивейского как контрреволюцион[ера], поставив ему в вину хране­[ние] ружей, которые были найдены под мостком у ворот на улице.

Убит сын Зарембо.

14, 15 [июня]. По улицам то и дело проводили партии арестованных под усиленной охраной. Говорят, что ког­да из окон выглядывали ,на эти процессии, то конвойные направляли туда ружья (ради страха).

14 и 15 [июня] в тюрьме несколько раз раздавались залпы. Говорят, что это производятся казни без суда.

[В] 7 час[ов] веч[ера] 15-го у соборастоит баржа, на которую нагружают боевые припасы. На корме красует­ся пулемет и близ него обойма с патронами. Часовой австрияк не позволяет подходить к барьеру, всех отгоняет.

16, 17 [июня] баржа эта все еще находится у собора.

Газет нет, горожане удовлетворяют свое любопытст­во только слухами, в большинстве, конечно, непроверен­ными, преувеличенными. Напр[имер], что в тюрьму по­сажено в связи с последними событиями 900 чел[овек], расстреляно 200, предполагалось расстр. 300, и все в этом роде. Иностранные консулы предложили большевикам прекратить расстрелы.

По 16 июня по приговору военно-полев[ого] суда рас­стреляно 12 участн[иков] выступления. Общее количе­ство выступивших белогвардейц[ев] более 300 человек.

17.VI. На Большой улице расклеено объявление, что действия военно-полевого суда прекращены. Следствен­ные дела передают революц[ионному] трибуналу.

18 [июня] похороны 14 красногв[ардейцев]. Сборный пун[кт] Тих[винская] п[лощадь]. Братская могила на Гарнизонном кладбище в Знам[енском] предместье.

Постоловский, Парняков29, Клейман30, Рютин31, Сла­вин32'.

19 [июня]. На понт[онном] мосту постовой играл зат­вором, произвел выстрел, убил торгующе[го] китайца.

19 [июня] закрылся учительский съезд. Советск[ая] власть в Омске, Томске, Н[ово]-Никол[аевске], Мариинске упразднена. Б Н.-Никол. организо­вано Сибирское правительство. «Сиб[ирская] жизнь» выходит.

20 [июня]. Вышел № 1 «Иркутского утра» и конфис­кован.

20 [июня] № 1 «Бюллетеня отдела продовольст[вия] и снабжения».

20.VI/3 июля «Власть труда» с № 124 приостанови­лась.

21 [июня], 10 ч[асов] ут[ра]. Говорят, что в Зиме идут бои между большев[иками] и маньковцами, селение го­рит. Дачники были предупреждены о выезде за несколь­ко дней.

Пассажиры принимаются ж[елезной] д[орогой] толь­ко до Иннокентьевской.

Будто большевики получили от Ленина (?) телеграм­му с предложением передачи власти. По этому поводу у них сегодня экстренное заседание, но большинство усту­пать власть без борьбы не желает.

Сегодня отправлено 4 эшелона пленных на Тулуновск[ий] фронт, из дома Второва много выносили винтовок и складывали на грузовик.

Ксения говорит, что последние дни по ночам в их районе идет какая-то стрельба. Пленные производят по домам обыски довольно невежливо. Будто пленные про­изводят обыски в дер[евне] Смоленщине, обирая кресть­ян, убивая скот на дневную порцию обеда.

На базарах переторговкам запретили скупать продукты, привозимые крестьянами. До 12 ч[асов] теперь обы­ватель может купить немного дешев[ле].

21 [июня]. Вышел № 1 «Свободного слова».

Во Владимир[ском] монастыре отпевали Черепанова и Васильева, расстрелянных большевиками за их слова при ограблении архимандрита и недопущении в алтарь. Были найдены зарытыми в яму. У архимандрита былго отобрано более 1000 р. ден[ег], золотые кресты и т. д.

В Крестовской церкви отпевание офицера Телятьева, расстрелян[ого] большевиками за хранение оружия. Найден на еврейск[ом] кладбище закопанным в сидячем положении, руки бы[ли] поверх земли, ноги и руки вы­вихнуты в суставах, тело в некот[орых] местах опалено. Очевидно, его пытали, желая узнать участников органи­зации заговора против большевиков.

Будто бы вернулись анархисты с Семеновского фрон­та.

23 [июня]. Где-то у барахолки два анархиста, пообе­дав в грузинской кухмистерской, отказались платить деньги, произошла драка, одному анарх. отрубили руку, второ[му] порубили лицо ихними же шашками.

23, 26 [июня] обыски у офицеров Белоголовых, отоб­ран орден Владимира.

26 [июня]. На базаре раздавали листовки соц[иал]истов-революц[ионеров] по поводу последних событий.

Говорят, что у Нижнеудин[ска] большевики отступа­ют от теснящих их чехословаков и белогвардейцев. Отда­но приказание об эвакуации из Ирк[утска] в Верхнеуд[инск] Госуд[арственного] банка, военно-аптекарского склада и друг[их] нужных большевикам учреждений. Можно предположить, что в недалеком будущем Иркутск станет ареной борьбы и тогда ему это дорого обойдется. Большев. поговарив[ают], что когда надо — взорвут по­роховые, сожгут город, разрушат понтонн[ый] и Иркут[ный] мосты и т. д.

26.VI постановление о роспуске союза фронтовиков.

26.VI по М[ало]-Блин[овской] и Больш[ой] проехало несколько верхов[ых] пьяных кавалерист[ов], а вместе с ними на двух дрожках ехавших рядом челов[ек] 8 му­зык[антов], неистово игравших вальс. Под такт музыке всадники выделывали различные танцевальные фигуры.

26.VI в тюрьме за невставаниё при вечерн[ей] поверке заключенные в 14, 15, 16 постах (все[го] око[ло] 500 ч[еловек]) лишены горячей пищи и матрасов (встава[ние] отмене[но] в 1-е дни революции).

27 [июня]. Большевики спешно перевозят из Иркутс[­ка] припасы и боевые снаряды в Верхнеудинск. Мимо библиот[еки] то и дело едут нагруженные грузовики. Говор[ят], хлеба несколько вагонов и сахара 2 вагона, но таков[ой] везти не хотят.

Привозят раненых из-под Нижнеудинска.

27.VI приех[ал] Котя, говор[ит] об ограбл[ении] Боб­ковой на 100 т[ыс]., она недавно дом продала.

27 [июня] учреждено Всесибирским Центральным Комитетом Советов рабочих, солдатских, крестьянских, казачьих и бурятских депутатов Сибирское верховное ко­мандование (военная диктатура).

28 [июня] № 1 газ[еты] «Момент», изд[ание] груп­пы соц[иал] –демокр[атов]. Листок со статьями о событи­ях 13—14 июня против расстрелов и др[угими] против действий большевиков.

Ночью на 28.VI убит в Глазковой в лавочке Тихон Дмитр[иевич] Хахаев35, издатель открыток видов Сибири, владелец газетных киосков на Большой улице. Удар на­несен тупым оруд[ием] в лоб. Убита и бывшая с ним прислуга. Какая-то его родственница, будто бы расска­завшая кому-то, что Хахаев всегда имеет при себе деньги.

29.VI рано утром на Веселой горе совершено воору­женное нападение на бодайбинскую почту из шести по­возок: 1-я тройка убежа[ла] в город, остальн[ые] оста­новле[ны], т[ак] к[ак] 2 л[ошади] убиты, остальн[ые] ранены, 3 чел[овека] убито, некотор[ые] ранены. Взято 6 т[ыс]. р. Погоня настигла грабите[лей], но те успели скрыть[ся].

16—29 июня. Большевики срочно перевозят свои уч­реждения. Сегодня, напр[имер], уезжает Центросибирь по борьбе с контрреволюцией в Читу.

Сегодня и предыдущие дни везли мимо пушки, пуле­меты, бомбометы, припасы (муку), аэропланы.

Особенным оживлением отличался сегодняшний день, прямо какое-то бегство большевиков. Кроме этих грузо­виков, двуколок, группы красногвардейцев с ружьями пешком и на извозчиках. Говорят, им приказано в сутки очистить город.

У дома сов[етских] организаций сегодня уже нет уси­лен[ной] охраны, стоит только один солдат.

В 2 ч[аса] дня перевозили на 26 подводах, д[олжно] б[ыть], казну под большой охраной. На подводах лежа­ли небольшие ящики (это м[ожет] б[ыть], патроны, го­ворят, что деньги)37.

В Буров день хоронили офиц[еров] Жданова и Левчевского. Говорят, что 3 офиц[ера] 13.VI были выпуще­ны из тюрьмы и с солдатом убежали в Куду, где и жили. Солдат захотел уйти в город Иркутск, офицеры просили его передать письма родственникам. Что вышло, неиз­вестно — то ли солдат выдал, или его поймали, только по письмам узнали, где находят[ся] 3 офицера. Посланы были солдаты в Куду с приказом расстрелять офицеров. Крестьяне запротестовали против проведения смертной казни в селении, и солдаты увели офицеров за село и произвели расстрел, закопав тела в землю. По особому ходатайству сестры милосердия трупы выданы для пог­ребения в Иркутске.

Говорят, что у Нижнеудинска советские войска, ко­нечно, без всякой стратегической подготовки позволили чехословакам врезаться в их расположение клином, разъединить и разбить, причинив большой урон.

Будто бы по ночам прибывают раненые красногвар­дейцы и перевозятся в военный госпиталь и другие.

Будто убитых у Нижн[еудинска] большев[иков] дос­тави[ли] шесть ваго[нов], ночью перевозят для погребе­ния за военный госпиталь.

Ввиду бегства большевиков рабочие — служащ[ие] гор[одского] общ[ественного] управлен[ия] требуют вы­дать жалованье вперед за июль и август и будто бы тако­вое имеет быть выдано в понедельн[ик] или вторн[ик].

Что предстоит пережить городу Иркутску в ближай­шие дни, никто не знает и не может сказать уверенно. Но очевидно, что чехословаки скоро пригонят большеви­ков в город и здесь не обойдется без событий: загорит понтонн[ый] мост, взорвут жел[езно]дорожны[й], нач­нутся военные действия в городе и повторится, м[ожет] б[ыть], декабрьская история, но еще в худшем виде, те­перь ведь лето, жара, можно опасаться пожаров. Разго­воров тревожных много, слухов нелепых тоже много. Во всяком случае тучи сгущаются и не обойдется без гро­зы — тяжелое время.

В воскресенье, 30.VI большевики увезли с собою 80 чел[овек] арестованных в связи с событиями 13.VI, говор[я], что везут неоконченные дела и подследственных. Там дела рассмотрят и воздадут всем по заслугам. По ходатайству родственников разрешили в воскресенье прийти им на свидание с заключенными, а ночью их увез­ли. Многие родственники и матери беспокоятся о судьбе сыновей, т[ак] к[ак] многие из них нездоровы — были избиты прикладами при аресте.

С четверга с часу, [в] пят[ницу], субб[оту] и на воск­ресен[ье] погр[омы].

Сегодня третий день идет дождь. И хотя сег[одня] суббота, но солнца не было, оно не бросало своих лучей на измоченную землю. Я не помню, чтобы когда в субботу не было солнца. Не предвещает ли это, что насту­пающая неделя будет необычна по своему ходу событий.

30.VI. Сегодня в 10 ч[асов] ут[ра] солнце, ночью еще шел дождь. В народн[ой] аудитор[ии] лекции по текуще­му моменту, выступ[али] Янсон, Рютин, Постышев38, Гейцман, Гаврилов, Рябиков, Парняков, Лыткин39.

Говорят, что было заседание представит[елей] общ[е­ственных] орг[анизаций] по вопросу о передаче власти. Такова о[т]стояна в руках большевиков, главным началь­ником штаба будет Шевцов, и в его распоряжении 200 мадьяр и много красн[огвардей]цев. И когда все сов[ет­ские] войска проедут на восток, тогда влас[ть] будет сда­на кому-нибудь друго[му].

Будто все тоннели и мосты по линии ж[елезной] дор[оги] минированы.

Сегодня расклеено объявление Шевцова о сдаче в 2-дневный срок в военный штаб на Медведниковск[ой] ули­це имеющегося] на руках холодного оружия.

На барахолке торговцев мало, говор[ят], что боятся грабежа, который не сегодня-завтра должен начаться. Об этом будто говорят красн[огвардей]цы.

Везли много амуниции: шинели, рубахи, куски сукна зеленого и холста. На Преобр[аженской] ул[ице] из д[ома] Алексеева на 20 подвод погружа[ли] пшеничную муку из кладовой лавки сов[етских] орг[анизаций], на дверях [надпись]: масла, муки пшени[чной] в продаже нет.

Говорят, что вчера из какого-то оружейного склада то ли 11, или 12 полка получено по подложному ордеру со­ветских властей 1500 винтовок, пушка, патроны.

Сегодня в 7 час[ов] на Большой ул[ице] патрули, мужчин обыскивают. Это в связи с получением оружия. [В] 9 ч. на Тихв[инскую] площ[адь] приезжал[о] всадни[ков] до 30, пробыли минут 15 и уехали. Какие-то сове­щания.

Д 10-го — где-то недалеко от нас раздался ружейный выстрел.

Настроение подавленное, чувствуется как-то нехоро­шо, нервы дребезжат, как в декабрьские дни. Нежелатель­но переживать вновь что-либо подобное, а кажется, что-то будет. Раз на барахолке говорят, значит, что-то есть.

Все равно, говорят, если чехословаки гонят красно­армейцев, мимо города не пройдут, от Зимы до Ир­к[утска] нет других стратегических пунктов.

Говор[ят], что большевики в Черемхово вооружают всех мужчин, кто не желает стоять за совет[скую] власть, того принуждают силою.

Большевики, покидая город, не оповестили жителей, по каким причинам они уезжают и зачем увозят деньги, золото, прови[зию] и прочее.

На 1.VII в библиот[еке] п[ромышленно]-т[орговых] служ[ащих] подписчи[ков] 388 ч[еловек], записал[ось] в теч[ение] мес[яца] 78. Сдела[но] 1242 посе[щения], в[зята] 2321 кн[ига].

1 июля. Расклеен приказ № 1 от Сибирского верхов­ного командования с призывом объединиться для борь­бы с контрревол[юционерами]. Подписан Сиб. верхов, командов. Голиков40, за нач[альника] штаба верховного командования Омаста.

1.VII сообщ[ение] с Владивосто[ком] прервано.

Большевиками увезено денег из казнач[ейства] бан­ка Госу[ дарственного] и кассы жел[езно]дорож[ной] 17 миллионов. Имущество большевики перевозят в 9-й полк (в военном городке). Иркутск хотят сделать ареной сражен[ия], т[ак] к[ак], говорят, здесь хорошие дома, большие, могут быть защитою вроде крепости, каждый дом отдать с бою.

Поезда ходят только за Байкал. Дачники из селений, расположен[ных] по линии жел[езной] дороги, выезжа­ют, боясь нашествия враждующих сторон.

На базаре говорят крестьяне, что ездить в город не будут, потому[что] разбои, по дорогам убивают, где-то лежат 3 лошади и убитые люди.

1 июля (18.VI стар, ст.), понедельник. Вчера с 6 час. вечера чрез Большую улицу пропускали мужчин только по удостоверениям, а с паспортами садили на автомобиль и уводили для проверки личности. Будто бы вчера на­брано и свезено в гимназию много публики, которой объявили, что они оставлены заложниками, а когда по­дойдут к городу словаки, то их расстреляют.

Говорят, что когда словаки и чехи подойдут к городу, то понтонный мост будет подожжен, в городе начнется грабеж и поджоги, взорвут пироксилиновый склад, поро­ховые. Якобы здание штаба (д[ом] Дубникова на мелочн[ом] баз[аре]), правит[ельственного] телеграфа, дом со­в[етских] организаций предназначены для взрыва. К че­му? Ну не верно, это злостные слухи провокационные, но они делают свое дело. Много народа уезжает за Байкал по деревням, многие едут на пароходе вниз по Ангаре в Балаганск, Усть-Уду, Братск, куда угодно, только не ос­таваться в Иркутске.

Сегодня утр[ом] у мелочн[ого] базара студент разда­вал воззвание социал[истов]-революционеров, бабы что-то гоготали. Дежурные австрийцы задержали проклама-тора и сгоряча, видя у него листки, хотели расстрелять, но бабы не дали, и его увели куда-то.

В тюрьме «романовс[кий]» режим, разное изгальство вроде шуток с расстрелами, мордобитие. Сам Янсон, раз­говаривая с кем-то из заключен[ных] по делу 13.VI, хотел железной решеткой (?) нанести удар по лицу, но не удался. Если придут чехословаки, тюрьму хотят сжечь вместе со всеми заключенными.

В Красноярске мадьяры, когда власть перешла в их руки, перерезали чуть не всю интеллигенцию и здесь мо­гут сделать то же самое.

Не слышно гудков автомобилей, нет сотрясений от проезжающих грузовиков, здесь оставлено только немно­гое.

Кого-то высадили из собств[енного] экипажа на 6-й Солдат[ской] улице, сами сели и уехали.

В казенной палате, во многих учрежден[иях] выдали жалованье за июль. В управу пришло распоряжение вы­дать жалованье всем служащим.

Примечания

35 Т. Д. Хахаев — сибирский предприниматель. Издал 21 серию открыток с видами Иркутска. Один из немногих, выпустивших панорамные виды города на 2—3 открытках, соединенных вместе.

37 Ящики были явно с золотом.

38Постышев Павел Петрович (1887—1940)—член партии с 1904 г. В 1917—1918 гг. состоял членом Иркутского военно-революциоиного комитета, Центросибири и председателем Иркутского ревтрибунала.

39Лыткин Федор Матвеевич (1897—1918)—член партии с 1917 г. Член Томского Совдепа в 1917 г. Нарком внутренних дед Центросибири и редактор органа Сибирского верховного командования газеты «Красноармеец» в 1918 г.

40Голиков Петр Клавдиевич (1891—1936)—член партии с 1917 г. Председатель гарнизонного Совета в Томске (конец 1917— начало 1918 г.), член коллегии Сибвоенкомата (с апреля 1918 г.), командующий советскими войсками Сибири (лето 1918 г.). В период колчаковщины известный руководитель партизанского движения на Алтае.

Летопись Колмакова

1 июня. Поступило от коллектива трудящихся Омского областного Совета народных комиссаров на сооружение памятника солдатам и красногвардейцам, павшим в декабре 1917 г. в Иркутске, 184 руб. 15 коп.

1 июня. Открыты три детские площадки в рабочих предместьях.

2 июня. После возобновления военных действий на Нижнеудинском фронте участок Транссибирской магистрали от станции Зима до станции Михалево, а также город Иркутск объявлены на осадном положении.

2 июня. Город хоронил павших в бою на станции Иркутск красноармейцев и венгров-интернационалистов. Траурная процессия прошла от Дома Советов на Ивановской площади по улицам Ивановской, Большой, Хорошевской и Щаповской к гарнизонному кладбищу на Знаменской горе. На похоронах присутствовали П. Н. Половников и И. В. Голомидов. С речами у братской могилы выступили Н. Н. Яковлев, Стефан Зингер и П. П. Постышев. Под звуки траурной музыки и оружейного салюта в братскую могилу было опущено восемь гробов.

3 июня. Принято решение советских организаций о передаче здания Института благородных девиц в Иркутске университету.

5 июня. С целью оперативного освещения и информации населения о событиях в России и Сибири в Иркутске создано Сибирское телеграфное агентство (СибТА) под руководством А. Н. Сафоновой.

5 июня. В доме № 33 на Большой улице открылся театр-варьете «Би-Ба-Бо».

Июнь. Вышел из печати первый номер беспартийного литературно-сатирического и политического журнала «Шиповник». Периодичность — два раза в месяц. Редактор первого номера — И. М. Бланков, второго и третьего — К. В. Дубровский. Журнал печатался в типографии И. А. Белоголового.

7 июня. Иркутский Совет рабочих и красноармейских депутатов одобрил политику советских органов в деле улаживания конфликтов с чехословацкими легионерами и заявил, что местный пролетариат примет все меры, чтобы не допустить иностранного вмешательства, и будет решительно бороться против попыток контрреволюционеров использовать, путем провокаций, силу чехословаков и против соглашательства с контрреволюцией правых социалистических партий.

11 июня. В Иркутский Совет рабочих и красноармейских депутатов поступили две модели памятников, выполненные техническими силами иностранных рабочих-интернационалистов по проектам профессора Лоренцелло, активного сотрудника культурно-просветительной секции. Первая посвящалась жертвам юнкерского восстания в декабре 1917 г., предназначалась для установки у стен Белого дома; вторая — жертвам чехословацкого выступления 26 мая 1918 г., возведение ее предполагалось на Иркутском гарнизонном кладбище177. В Комиссию по сооружению памятника поступил ряд запросов из города Иркутска и провинций, касающихся его создания. Комиссия сообщала, что после получения в ближайшее время аванса от Иркутского Совета будет объявлен открытый конкурс, в котором смогут принять участие все желающие.

14 июня. В ночь с 13 на 14 июня в Иркутске была предпринята попытка мятежа. В полночь бывшие офицеры под командованием Н. С. Калашникова захватили военный склад, обезоружив малочисленную охрану, и экспроприировали 55 винтовок. Затем они направились к губернской тюрьме, где один из смотрителей, перешедший на их сторону, открыл ворота и впустил группу во внутренний двор. Мятежники захватили и убили начальника тюрьмы А-Я. К. Аугула и его помощников Левзина и Поздняка. Были освобождены содержащиеся здесь противники советской власти и японские шпионы. К утру все Знаменское предместье оказалось в руках восставших. Небольшая их группа на короткое время захватила обозные мастерские, чтобы воспрепятствовать подаче гудков. Приходящие поодиночке рабочие обезоруживались. Вторая группа повела наступление на казармы 1-го Советского полка (Красные казармы) из деревни Пивоварихи. Красноармейцы под командованием А. П. Пржибыляка отбили атаку.

35 мятежников напали на пост охраны понтонного моста и убили двух солдат и старика-рабочего. Стоявшие на левом берегу красногвардейцы открыли огонь, и мятежники отступили.

Поднятые тревожными гудками предприятий и паровозов рабочие и красноармейцы Иркутска организовали отпор нападавшим. Получив сообщение о бунте в городе, рабочие станции и поселка Иннокентьевского спешно вооружились и были готовы оказать помощь своим товарищам.

Ночью состоялось экстренное заседание «Центросибири» по выработке мероприятий по подавлению белогвардейского выступления в Иркутске. Были мобилизованы красноармейские части, отряды красногвардейцев и рабочих-интернационалистов, которые повели наступление на захваченные районы города. Ожесточенные бои развернулись за губернскую тюрьму, где мятежники организовали круговую оборону. Батальон «Ангара» и красноармейцы после упорных боев выбили их из тюрьмы и начали преследование. Остатки восставших уничтожены в районе гарнизонного кладбища. К полудню отрядами красноармейцев и красногвардейцев Знаменское предместье было полностью очищено. Сформированный экспедиционный отряд «Центросибири» на грузовиках отправился в погоню за бежавшими, многие из них были убиты. Выступление в городе было подавлено. В Иркутске органы советской власти организовали красный террор против участников восстания и лиц, сочувствующему ему. От него пострадало и много невинных граждан.

14—17 июня. В зданиях юнкерского училища и казарме 12-го Сибирского стрелкового полка проходили заседания военно-полевого суда под председательством Л. Муллера и с участием членов суда Ф. Лыткина, П. Парнякова, К. Волка, А. Якимова и В. Прокопьева. Рассматривались дела участников контрреволюционного мятежа и убийство начальника тюрьмы А-Я. К. Аугула и его помощников Левзина и Поздняка. После тщательного расследования и изучения материалов военно-полевой суд вынес двенадцать смертных приговоров. В числе расстрелянных были подпоручик П. С. Телятьев, сын иркутского священника, член Сибирской областной думы Л. М. Беляков, поручик Д. И. Романенко. Имена многих казненных по приговору суда, как и убитых без судебного разбирательства, неизвестны.

15 июня. Из Верхнеудинска прибыл мадьярский интернациональный отряд под командованием Полгара и Ренцнера для оказания помощи иркутским рабочим и красногвардейцам в подавлении контрреволюционного мятежа. В июле выехал на станцию Мысовую.

Июнь. Доцентом по кафедре уголовного права будущего Иркутского университета избран Герберт Юлианович Манне, выпускник Казанского университета (впоследствии профессор).

15 июня. Начались заседания Иркутского губернского съезда рабочих, красноармейских и крестьянских депутатов. Основной вопрос — обсуждение текущего момента. На съезде с сообщением о контрреволюционном мятеже, о положении в России выступил М. Н. Рютин и воодушевил делегатов на дальнейшую борьбу. Эсеры и меньшевики выступили против однопартийной системы, т. е. власти большевиков, оправдывали выступление чехословацких легионеров и поднявших мятеж белогвардейцев.

Съезд призвал всех трудящихся губернии сплотиться вокруг Советов и отдать все силы для борьбы против врагов революции.

18 июня. День похорон погибших за советскую власть во время белогвардейского мятежа. На Тихвинской площади собрались представители партийных организаций, профсоюзов, воинские части и рабочие. Сводная колонна двинулась по улицам Амурской, Харлампиевской и Набережной к моргу Кузнецовской гражданской больницы. Во главе колонны шли делегаты губернского съезда Советов, за ними члены «Центросибири», Союз учащейся и рабочей социалистической молодежи. Из анатомического покоя было вынесено 14 гробов с останками, среди которых тела А-Я. К. Аугула, Левзина, Поздняка. Воинские части отдали честь героям, взяв оружие «на караул», хор и оркестр исполнили похоронный марш. От Кузнецовской больницы траурный кортеж двинулся по улицам Мастерской, Нижне-Амурской, Амурской, Большой, Хорошевской и Щаповской на Гарнизонное кладбище, где с речами выступили М. Н. Рютин, Н. А. Гаврилов и Я. Д. Янсон. После отдания воинских почестей гробы были опущены в могилу. На погребении присутствовали И. С. Постоловский, П. Ф. Парняков, Л. Д. Клейман (Муллер) и Б. А. Славин.

21 июня. Из Иркутска на Нижнеудинский фронт отправлены бронепоезд и эшелон с войсками.

23 июня. По решению Совета железнодорожной станции Иннокентьевской и поселка все мужчины от 18 лет и выше вступили в члены «Железнодорожной боевой дружины».

Июнь. Иркутскую губернскую гимназию окончил Федор Александрович Кудрявцев, впоследствии видный сибирский ученый-историк.

23 июня. Из Владивостока в Иркутск прибыла мирная делегация, состоящая из члена Чехословацкого национального комитета Гауски, четырех представителей чехословацких полков, дислоцирующихся во Владивостоке: штабс-капитана Клеветы, фельдфебеля Вильде, младшего унтер-офицера Яновского и поручика Зазворки, представителей Владивостокского Совета Антонова и Дальневосточного Совета Г. И. Калмановича, которых сопровождал член Греческой социалистической партии Зорин. Для переговоров «Центросибирь» направила уполномоченных Н. А. Гаврилова, Ф. М. Лыткина и И. М. Гейцмана, которые, объединившись с прибывшими, в сопровождении почетной охраны, состоящей из 70 человек (поровну от советских и чехословацких войск), выехали в Нижнеудинск, предварительно заключив договор об условиях мирных переговоров. Делегацию сопровождала сестра милосердия Мария Туманова.

24 июня. В селе Подгородно-Жилкино, рядом с Вознесенским монастырем, родился Иван Александрович Черепанов178, впоследствии поэт Иван Бездомный.

26 июня. Вышел из печати первый номер «Бюллетеня отдела продовольствия и снабжения при исполкоме губернского Совета рабочих, красноармейских и крестьянских депутатов».

27 июня. Сибвоенкомат по поручению «Центросибири» создал Сибирское военное командование в следующем составе: П. К. Голиков — председатель, М. А. Трилиссер — его заместитель, Ф. М. Лыткин — комиссар, заведующий мобилизационным отделом.

29 июня. Губернский съезд Советов принял резолюцию: работу закончить сегодня и объявить добровольную мобилизацию всего населения, способного носить оружие и готового встать на защиту завоеваний революции.

30 июня. Создана Чрезвычайная комиссия по эвакуации Иркутска: А. А. Таубе — председатель, К. В. Сухомлин и В. В. Рябиков — ее члены.

Примечания

177Проекты памятников, выполненные профессором Лоренцелли и воплощенные в макеты руками интернационалистов, были выставлены в зале Иркутского губернского Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов (бывшее здание Судебных установлений). Макеты погибли после падения советской власти в июле 1918 г.

178Черепанов Иван Александрович (1918—1943) — поэт. Родился под Иркутском, в с. Подгородно-Жилкино, в крестьянской семье. Окончил начальную школу. В годы социалистического строительства работал на возведении Иркутского мясокомбината. Принял активное участие в литературном кружке, руководимом П. П. Боровским (известным иркутским библиографом и летописцем), при районной библиотеке. Писал стихи. Его консультантами по творчеству были известный поэт и прозаик К. Седых, поэт А. Ольхон и прозаик Г. Марков. В 1940 г. И. А. Черепанов публикует в альманахе «Новая Сибирь» подборку стихов под рубрикой «Белый снег на вечерней заре» под псевдонимом Иван Бездомный. В годы Великой Отечественной войны, находясь на фронте, в боях под Сталинградом и на Дону, не оставлял пера, создавая новые стихи. Погиб 2 февраля 1943 г. в сражении около хутора Богатов Ростовской области. Похоронен в братской могиле.

Выходные данные материала:

Жанр материала: Хронология | Автор(ы): Колмаков Ю. П. Романов Н. С. | Источник(и): Источники указаны | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2013 | Дата последней редакции в Иркипедии: 05 мая 2016