1891. Июнь

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Летопись Романова

7 июня в губернском суде разбиралось дело по иску, предъявленному конкурсным управлением по делам Ка-тышевцевых к почетному гражданину Дм[итрию] Ва­с[ильевичу] Плетюхину о недействительности представ­ления Плетюхиным по взысканию закладной крепости на Тальцинскую фабрику в 120 000 р. Дело это весьма характерно в бытовом отношении, как наглядно рисую­щее нравы нашей сибирской аристократии. По рассмот­рении этого дела суд вынес резолюцию: признать зак­ладную крепость на Тальцинскую фабрику недействи­тельной и подлежащей уничтожению, предоставив Пле­тюхину право производить в общем порядке взыскание следующей ему, согласно признания конкурса по актам о полуимпериалах, суммы. По вступлении сего решения в окончательную законную силу сообщить копию его г. губернскому прокурору для привлечения Д. В. Плетюхина к уголовной ответственности по 1666, 1667, 1173 и 1681 ст[атьям] Ул[ожения] о наказаниях.

9 июня вернулся из Пекина профессор китайской и маньчжурской словесности С.-Петербургского универси­тета А. О. Ивановский после полуторагодового пребыва­ния в пределах Срединной империи. Русскую границу А. О. Ивановский переехал еще в прошлом году близ Благовещенска и долгое время странствовал по север­ной Маньчжурии. Затем он направился к Гирину и от­туда чрез Мукден и Шанхай-чуань прибыл в Пекин. Главное внимание нашего молодого ученого было обра­щено на изучение различных наречий северной Маньч­журии и [вы]яснение вопроса о заселении ее переселен­цами из собственного Китая.

14 июня в обществе взаимного страхования общее собрание страхователей утвердило нижеследующий по­рядок скидок с премий за долголетнее страхование. Ли­ца, страховавшие свои имущества 4—5 лет и возобнов­ляющие на 5-й и 6-й годы, пользуются скидкою с премий в размере 10%, страховавшие 6 лет — 20%, 7 л.— 25%, 8 л.- 30%, 9 л.- 40%, 10 л.- 50%, 11 л.- 60%, 12 л.- 70%, 13 л.— 80%, 14 л..— 90%, при возобновлении стра­хования на 16-й год страхователь освобождается вовсе от платежа премий.

19—22 июня в городской управе были выставлены для осмотра публикой предметы, назначенные к поднесению от (города наследнику, цесаревичу. Массивный альбом с серебряной изящной вычеканенной крышкой, лежащий на отшлифованных пластинках бурого угля, в альбоме помещено 150 фотографий с различных зда­ний Иркутска и видов его окрестностей. Серебряное блю­до для поднесения цесаревичу иркутского хлеба-соли, на котором расположены прекрасные эмалевые виды про­мышленного училища, Сиропитат[ельного] дома, Возне­сенского монастыря и дома генерал-губернатора. Рисун­ки сделаны на внешнем позолоченном крае блюда, а между ними расположен вензель наследника цесареви­ча. На блюде соответствующая надпись. Золотое блюдо для поднесения от местных золотопромышленников, по краю его идут четыре миниатюрных весьма тонко отде­ланных снимка с видов приисковых работ, исполненных на эмали. Между ними на краю помещен золотой рель­ефный вензель наел, цесаревича, а с другой стороны — Российский государственный герб из золота с цветною эмалью. В середине блюда находится более крупный вид Иркутской золотосплавочной лаборатории. При блюде солонка, изображающая двух гномов с молотками, сидя­щих возле ларца. Блюдо красиво, но городское блюдо превосходит его изящною простотою своих украшений и вкусом, выразившимся в выборе видов и искусной ком­бинации в расположении деталей.

23 июня. Посещение Иркутска его императорским высочеством государем наследником цесаревичем. Город подчистился, украсился, принял праздничный вид. На­селение деятельно готовилось к торжественной встрече державного гостя. В пятницу 20 июня часть зданий на Большой улице и прилегающих к ней улицах, а также правительственные учреждения были декорированы фла­гами, вензелями и гирляндами из зелени. 21 числа все декорации закончены, еще не виданные Иркутском, они привлекли толпы зрителей. Вся Большая улица была красиво украшена: в одном ее конце дом Колыгина с балконом, украшенным дорогими коврами, в другом — здание музея с башенками в мавританском стиле, укра­шенное флагами, красною материей и увенчанное госу­дарственным гербом над крышей здания. Она походила на улицу торгового города южной России. Стена здания Сибирского торгового банка была симметрично установ­лена разноцветными шкаликами на зеленых брусках. Дом Кравца, где вверху помещается казенная палата и губернская чертежная, выставившая на улицу большую карту Азии своей работы, внизу же магазин Рафильзон, вход в который был заслонен высокой картиной, изобра­жавшей трех бородатых старцев, державших в руках хлеб-соль. Узкие боковые улицы, уходящие к горе, были весьма красивы от множества флагов, свесившихся к их средине. На Тихвинской площади, увеличен[ной] сноскою бывших тут каменных руин, красиво выделялись отдел­кою здания городской думы, Государственного банка и весь обвитый зеленью дом городской библиотеки <...>13. На пароходе  «Сокол», следовавшим за  «Сперанским», провожали его высочество до станции Бархатово, отсто­явшей почти на сто верст от Иркутска, члены городско­го общественного управления со своим городским голо­вою. Утром, когда рассеялся туман, быстрая и широкая Ангара, усеянная множеством зеленеющих островов и обставленная крутыми береговыми холмами на правом берегу, имела чрезвычайно красивый вид. Около полу­дня следующего дня пароход  «Сперанский» причалил к пристани Бархатовой, где собрались крестьяне как этой деревни, так и некоторых окрестных селений: толпа на­рода покрывала весь берег. Его имп. высоч. госуд[арь] наследи, цесаревич при громких единодушных криках «ура» вступил на берег, где ему представлялись депута­ции от крестьян селения Бархатово и бурят Верхоленского округа в национальных одеждах и голубых хала­тах. После завтрака на пароходе «Сперанский» его им­ператорское высочество сел в приготовленный экипаж, и длинный поезд августейшего путешественника вскоре скрылся за изгибами береговых холмов.

23 июня. Иркутская городская дума поднесла нас­леднику цесаревичу в день прибытия его в Иркутск сле­дующий адрес: «Ваше императорское высочество! С тех нор как стоит наш город, с тех пор как была вызвана к цивилизованной жизни обитаемая нами окраина ве­ликого Отечества, в первый раз она удостаивается вы­сокого счастья лицезреть наследника русского престола! Радости и благодарности нашей нет предела, и каждый из нас выражает свои чувства по мере сил и способнос­тей... Эти выражения искреннейшего восторга сопровож­дают Ваше императорское высочество на всем пути Вашем по русской земле от Владивостока до Иркутска и будут сопровождать вплоть до возвращения в Петербург. Но то, что для нас, верноподданных нашего дорогого мо­нарха, является источником великих радостей, для Вас, государь наследник, представляет и другую сторону — тяжелого лишения. Чтобы посетить нашу родину, Ваше высочество принуждены были надолго расстаться с неж­но любимыми родителями Вашими и подвергнуться всем трудностям путешествия по слабо тронутой культурою стране. Зато Ваше императорское высочество лично оз­накомились с положением нашего края. Представ перед престол державного родителя, Вы можете сказать ему, что обаяние имени русского царя и в далекой Сибири так же сильно, как и в центре России, что она населена теми же глубоко верноподданными, каких он привык ви­деть возле себя. А мы еще сильнее проникнемся чув­ством безграничной любви и благодарности к царскому первенцу, самоотверженно посвятившему себя трудному делу непосредственного ознакомления с нашей родиной. С напряженным вниманием и с глубоким интересом сле­дим мы за каждым шагом Вашего высочества на оте­чественной почве. Первый из них, согласно державной воле августейшего родителя Вашего, был ознаменован ве­ликим делом. Нам остается только пожелать, чтобы ми­ровое предприятие, которому Ваше высочество положили начало, получило скорейшее осуществление, чтобы и наш город был соединен с центром умственной и промышлен­ной жизни нашего Отечества постоянным рельсовым пу­тем. С теми же первыми шагами совпало облегчение судьбы огромного числа лиц, которые вознесут за Вас горячие молитвы. Эти милости монарха, в связи с полны­ми глубокой мысли и искреннего чувства его резолю­циями на докладах бывших начальников края, подают нам надежду, что недалеко то время, когда и наш город получит возможность пользоваться учреждениями, благо которых давно сознано в России, учреждениями, обеспе­чивающими личные права населения и правильное рас­пределение средств на общественные нужды, что он пе­рестанет быть центром края, принужденного принимать в себя отброски общества, что он во всем сравняется и объединится с европейскими городами России. С прове­дением железной дороги падет главная причина, препят­ствовавшая введению великих реформ, и наш город бу­дет приближен к центру России. Нравственно эта отда­ленность уже прекратилась в тот исторический момент, когда Ваше императорское высочество после долгого пу­тешествия по чужим странам вступили на русскую зем­лю, когда Восточная Сибирь впервые узрела наследника русского престола.

Да даст же Господь Бог Вашему императорскому высочеству в полном благополучии совершить это вели­кое путешествие и извлечь из него все, что Вы желаете, на благо нашей родины, на славу русского царя. Мы же, граждане г. Иркутска, исполненные глубокой к Вам благодарности, вознесем к престолу Всевышнего горя­чую молитву о здравии Вашем и августейших родителей Ваших, которые сына своего первородного не пожалели послать для блага далеких, но тем не менее горячо их любящих верноподданных».

23 июня при посещении его высочеством наследником цесаревичем г. Иркутска от одной сибирячки было пере­дано следующее стихотворение-приветствие:

Край холодный, край далекий

Царь наш милостью взыскал

В знак любви своей глубокой

К нам он первенца послал.

Гость желанный, гость народный,

Здесь мы ждем тебя давно.

И восторг любви свободной

Слил нас вместе всех в одно.

Так позволь же сибирячкам

Принести тебе привет.

В сердце их, к восторгу чутком,

Будешь жить ты много лет.

23 и 24 июня на Тихвинской площади для народа были устроены различные бесплатные увеселения, как-то: карусель, открытая сцена для живых картин и акро­батических представлений, волшебный фонарь, призовой столб для влезания на него за часами, гармонией и друг[ими] вещами. Оба дня играли два оркестра музыки, раздавались народу угощения в платках и кружки с портретом наследника. На площади между прочим стоял большого размера транспарант с изображением желез­нодорожного поезда, идущего по тайге. Вечером эта кар­тина, освещенная сзади огнем, была очень эффектна, и народ с удовольствием смотрел на эту эмблему скорого соединения Сибири железной артерией с Россией. Тут же был фонтан, изображавший цаплю с поднятым клювом, из которого била вода, проведенная со двора управ­ской водонапорной башни.

23 июня в 9 ½  ч[аса] веч[ера], когда публика смот­рела фейерверки, сжигаемые на острове против инсти­тута, на Саломатовской улице был большой пожар, го­рел дом Мушкатова со всеми надворными постройками, а в час ночи по Адмиралтейской улице сгорела паровая лесопильня и при ней мельница, принадлежащая купцу П. Р. Кравцу.

23 июня наследник цесаревич прислал председателю благотворительного общества епископу Агафангелу 2000 р. для раздачи бедным жителям гор. Иркутска.

К приезду наследника цесаревича на Трапезниковской улице против дома Лаврентьева администрацией Никола­евского железоделательного завода бр[атьев] Бутиных ко времени приезда наследника цесаревича в специально устроенном здании была устроена выставка лучших из­делий этого завода, но по какой-то ошибке об этой выс­тавке не было доложено цесаревичу, и он ее не по­сетил.

В мастерской Шульца по заказу балаганских бурят для поднесения наследнику цесаревичу была сделана из серебра модель юрты, окрашенная под дерево. Внутрен­ность юрты отделана с мелкими деталями, именно: за­навесками, за которыми постели бурят, прибор для пе­регонки араги и различные предметы утвари. Юрта по­ставлена на подставку из полированного бурого угля, залежи которого находятся в Балаганском округе. По окружности подставки расположены золотой вензель его имп[ераторского] высоч[ества], герб Иркут[ской] гу­бернии и две рамки с именами ведомств, принимавших участие в поднесении подарка.

30 июня поступила в продажу книга «Иркутск. Его место и значение в истории и культурном развитии Вос­точной Сибири» — очерк, написанный Ник[олаем] Ни­к[олаевичем] Бахметьевым14 под редакцией городского головы В. П. Сукачева. Материалом для написания этого очерка послужил городской архив, дела управы и другие неизданные и неразработанные источники. Книга издана на средства Сукачева*.

Июнь. В магазинах Воллернера, Лейбовича, книжном магазине Гавриловича и фотографиях Шнее, Милевского продаются фотографические портреты его имп[ератор­ского] высочества госуд[аря] наследи[ика] цесаревича.

Июнь. В Ремесленной слободе на месте бывших хлебозапасных магазинов строится церковь во имя Казан­ской иконы Божией Матери. Поступило пожертвова­н[ий] от А. К. Трапезникова 3 т[ыс]., В. А. Литвинцева 1500 р., Я. А. Немчинова 1000 р., Д. Д. Демидова 3 т[ыс]., И. С. Тельных 5 т[ыс]., И. Г. Громова 3 т[ыс]., В. П. Сукачева 1 т[ыс]., наследник[ов] И. И. Базанова 3 т[ыс]., бр[атьев] Кузнецовых, В. Ф. Колыгина, Дьячковых, И. Л. Медведникова по 500 р. и от друг[их] лиц. Всего 24 281 р. 82 к. Капитал этот ко времени начала постройки с % (5018 р. 45 к.) возрос до суммы 29 300 р. 27 к. К июню сего года израсходовано на постройку церк­ви 28 300 р. 27 к. Строит церковь А. М. Сибиряков.


* Книгу эту Сукачев поднес наследнику.

Примечания

13 Далее материал о подготовке Иркутска к встрече наслед­ника цесаревича Николая и о посещении им города опущен, так как он помещен в виде газетной статьи (см.: Восточное обозре­ние, 1891, 23 июня; № 27, 30 июня). В примечаниях дается крат­кое изложение его. На празднично украшенной Тихвинской пло­щади вблизи собора была сооружена каменная триумфальная арка, увенчанная куполом с государственным гербом России. От нее с одной стороны шел деревянный помост к собору, а с дру­гой — длинная и широкая лестница спускалась к пароходной пристани на берегу Ангары. По обеим сторонам лестницы были сделаны деревянные помосты, на которых учащаяся молодежь Иркутска встречала гостя. Для представителей городских влас­тей и общества предназначался другой помост. 23 июня, в пол­день, прибывший с Байкала на пароходе «Сперанский» цесаревич Николай, был торжественно встречен колокольным звоном, кри­ками «ура» собравшихся на Тихвинской площади иркутян и хле­бом-солью, поднесенными на серебряном блюде городским голо­вою В. П. Сукачевым. В Триумфальной арке его встретили ар­хиепископ Вениамин и духовенство. Затем цесаревич Николай проследовал в собор, где было отслужено краткое молебствие. Из собора он поехал на русской тройке по украшенным улицам города в дом генерал-губернатора, где состоялся прием лиц, представленных его императорскому величеству, и депутаций, поднесших ему адреса и подарки. По окончании официального приема в доме генерал-губернатора цесаревич Николай посетил некоторые учебные заведения Иркутска (Девичий институт, клас­сическую и женскую гимназии, промышленное училище, Кладищевскую школу, кадетский корпус, Сиропитательный дом Е. Медведниковой). Ученицы женских учебных заведений поднесли це­саревичу в качестве подарков свои рукодельные работы. Вече­ром в Общественном собрании в честь высокого гостя состоялся обед, данный городским обществом.

На следующий день цесаревич Николай присутствовал на смотре, войск местного гарнизона, на освящении и открытии пон­тонного моста через Ангару, построенного в ознаменование по­сещения Иркутска цесаревичем, был в Вознесенском монастыре, где после краткого молебствия приложился к мощам Святителя Иннокентия. Возвратившись в город, он осмотрел золотосплавочную лабораторию и посетил музей Восточно-Сибирского отдела Русского географического общества, где ознакомился с богатыми и интересными его коллекциями. После обеда в доме генерал-гу­бернатора и торжественного вечера в Общественном собрании, данного городским обществом, цесаревич Николай отбыл из Ир­кутска, сопровождаемый криками «ура» собравшихся на берегу Ангары иркутян.

14ЯН.  Бахметьев   (1847—1909) — учитель  истории, ссыль­ный. Книга «Иркутск. Его место и значение в истории и куль­турном развитии Восточной Сибири»  (Иркутск, 1891) была на­писана им по заказу В. П. Сукачева.

Летопись Колмакова

3 июня. Начаты работы по установке понтонов сооружаемого в Иркутске моста через Ангару на месте Троицкого перевоза.

4 июня. В Глазковском предместье, за дачей Домбровского, у вновь проводимого тракта к будущему мосту через Иркут найдены человеческие кости, которые отправлены в ана­томический театр.

15 июня. Окончил Иркутскую духовную семинарию по первому разряду со званием студента семинарии Федор Александрович Парняков93. С серебряной медалью выпущен из Иркутской губернской гимназии Николай Николаевич Козьмин94.

15 июня. Состоялось совещание и открытие для населения первой очереди здания Общественного собрания на Амурской улице.

23 июня. В преддверии прибытия Его Императорского Высочества Наследника Цеса­ревича Николая в городе состоялся крестный ход, начавшийся из Богоявленского собо­ра, в котором приняло участие не только городское духовенство, но и множество сельс­ких священников. Во главе крестного хода шествовали архипастыри: высокопреосвящен­ный Вениамин, архиепископ Иркутский и Нерчинский, и преосвященный Агафангел, епископ Киренский, викарий Иркутской епархии. Духовенство шествовало в золоченых парчовых облачениях в два ряда, по старшинству. Впереди шел архиерейский хор певчих в парадных костюмах.

23 июня. В два часа дня пароход «Граф Сперанский», на котором следовал из Лиственичного в Иркутск Его Императорское Высочество Наследник Цесаревич Николай, при­был к специально устроенной пристани около Богоявленского кафедрального собора, рядом с воздвигнутой триумфальной аркой. Вместе с Наследником прибыли сопровож­дающие его по поездке через Сибирь в Санкт-Петербург лица: свиты Его Величества контр-адмирал Б. А. Басаргин, ротмистр лейб-гвардии кавалергардского полка князь В. С. Кочубей, штаб-ротмистр лейб-гвардии гусарского Его Величества полка Е. П. Вол­ков, флигель-адъютант Его Величества поручик князь Н. Д. Оболенский, князь Э. Э. Ух­томский, доктор В. К. фон Рамбах и художник Н. Н. Гриценко. Князь Ухтомский через несколько лет стал автором-издателем «Путешествия Государя Императора Николая II на Востоке (в 1890—1891)».

Его Императорское Высочество был встречен гласными городской думы во главе с городским головой В. П. Сукачевым, поднесшим ему по русскому обычаю от города Ир­кутска хлеб-соль на изящном блюде. С речью выступил архиепископ Вениамин. После окончания церемоний, посвященных встрече Наследника престола на берегу Ангары, прибывшие отправились в Богоявленский собор, а затем в дом генерал-губернатора, где Наследник Цесаревич принимал депутатов от разных сибирских городов.

После отдыха и приема депутатов, во второй половине дня, Наследник престола на­чал свое знакомство с Иркутском, его многочисленными учебными заведениями. Его Высочество посетил Девичий институт на Набережной улице, Воспитательный дом И. И. Базанова на Амурской, губернскую мужскую гимназию на Амурской, Промыш­ленное училище на Тихвинской, женскую гимназию И. С. Хаминова на Ланинской, бес­платную школу на Мяснорядской, Сиропитательное заведение Е. Медведниковой на Пре­ображенской улице, где находились воспитанницы Александрийского и Мариинского приютов. Наследник престола знакомился с постановкой учебного процесса, жизнью уча­щихся. Воспитанницы преподнесли Его Высочеству свои рукодельные работы.

24 июня. Утром в 10 часов Его Императорское Высочество проследовал в сопровож­дении генерал-губернатора А. Д. Горемыкина по Большой и Ланинской улицам, через Успенскую площадь в военный лагерь на Ушаковке, где состоялся смотр войск местного гарнизона, затем посетил офицерское собрание. Оттуда его Императорское Высочество проехал в Иркутскую духовную семинарию, где ознакомился с учебным процессом и воспитанием учащихся. Ректор семинарии представил Наследнику престола книжное со­брание заведения. Архиепископ Вениамин преподнес высокому посетителю четыре тома трудов православных миссий Иркутской епархии в бархатном переплете и печатные ра­боты преподавателей семинарии.

24 июня. В 1 час дня начались торжества по случаю освящения и открытия понтонно­го моста через Ангару. О начале церемонии известил перезвон колоколов Чудотворской (Прокопьевской) церкви, который подхватили все городские храмы. Затем крестный ход во гла­ве с архиепископом Вениамином двинулся в сторону понтон­ного моста по Набережной улице. Впереди всех псаломщик в стихаре нес фонарь с зажженною свечою. За ним два диакона в облачении несли хоругви. Затем шли архиерейские певчие в парчовых костюмах.

Священники в праздничных золотых ризах несли иконы свт. Николая и Иннокентия, диаконы и псаломщики в стиха­рях — икону Иверской Божьей Матери на особо устроенных носилках. Кафедральный протоиерей держал святое Еванге­лие, ректор семинарии — напрестольный крест на блюде. За ним шествовало духовенство в золотых облачениях. Во главе крестного хода, в окружении двух иподиаконов с дикирием и трикирием и двух протодиаконов с кадилами, шел высоко­преосвященный Вениамин. При прибытии крестного хода к устроенному около моста возвышению, покрытому красным сукном, святые иконы были поставлены вблизи него.

Духовенство разместилось в два ряда, направо и налево от святых икон. Владыка встал у столика с водосвятной чашей. Присутствующие на торжествах разместились вокруг по­моста, на заранее назначенных местах. Громкое «ура» возвестило о приближении из ге­нерал-губернаторского дома Цесаревича Николая и его свиты и генерал-губернатора А. Д. Горемыкина с супругой. По прибытии Наследника началось молебствие. По окон­чанию его Цесаревич выслушал почетный рапорт архитектора, автора проекта понтон­ного моста В. А. Рассушина и речь городского головы В. П. Сукачева о необходимости та­кого сооружения. Затем Рассушин передал ножницы Наследнику, который разрезал лен­точку при громких криках «ура». Все присутствующие в предшествии крестного хода про­следовали по мосту на левый берег реки, где военный оркестр исполнил народный гимн «Боже, Царя храни». Вдоль берегов моста стояли воспитанники мужских и женских город­ских училищ. На левом берегу Наследник сел в экипажи проследовал в Вознесенский муж­ской монастырь, где его встретил настоятель — викарный епископ Агафангел с братией. Цесаревич Николай совершил моление перед ракой свт. Иннокентия и приложился к свя­тым мощам. Преосвященный Агафангел поднес ему икону свт. Иннокентия в богатой ризе. В память о своем посещении Наследник подарил монастырю серебряную вызолоченную лампадку, которая впоследствии находилась в балдахине над ракою святителя. После по­сещения монастыря Цесаревич вернулся в город по новому понтонному мосту.

Следующим местом, где побывал Наследник, была золотосплавочная лаборатория. Здесь его встретили представители местной золотопромышленности, которые поднесли хлеб—соль на золотом блюде. Заведующий лабораторией рассказал об успехах российс­кой золотопромышленности и показал плавку шлихового золота* в тиглях** в муфель­ных печах и отливку золотых слитков.

Из лаборатории Наследник в четыре часа дня прибыл в музей Восточно-Сибирского отдела Императорского Русского географического общества, где у парадного входа был встречен правителем дел и всем составом комитета. В. П. Сукачев от имени всех сотруд­ников поднес Наследнику престола хлеб-соль на серебряном блюде. После встречи вы­сокий гость последовал в здание, осмотрел все коллекции и внимательно выслушал объяс­нения, которые давали В. Е. Яковлев, о. И. Подгорбунский, Н. И. Витковский, К. П. Михайлов и Д. П. Першин. Затем В. П. Сукачев сделал краткий обзор деятельности отдела за время его существования и преподнес Цесаревичу альбом видов и типов наро­дов Восточной Сибири и издания отдела. В поездке Наследника престола сопровождали генерал-губернатор А. Д. Горемыкин, иркутский губернатор К. Н. Светлицкий, городс­кой голова В. П. Сукачев и высокопоставленные лица.

25 июня. В час ночи Цесаревич прибыл к пристани у кафедрального Богоявленского собора и сел на пароход «Граф Сперанский». После непродолжительного отдыха, в нача­ле пятого утра, при продолжительном колокольном звоне всех городских церквей, в при­сутствии генерал—губернатора А. Д. Горемыкина, губернатора К. Н. Светлицкого и вы­сокопоставленных лиц и горожан Наследник отбыл по Ангаре к с. Бархатову. Его в поез­дке на пароходе «Сокол» сопровождали А. Д. Горемыкин, управляющий канцелярией И. П. Моллериус, городской голова В. П. Сукачев.


* Шлиховое золото — самородное золото, добытое из россыпей. — Ред.

** Тигель - сосуд из огнеупорного материала для плавки металла. Для того чтобы золото предназначенное к очистке, удобно умещалось в тигель, его предварительно плавят и отливают в особые формы, после охлаждения в таких формах слитки по наружному очертанию похожи на туфлю. — Ред.

Примечания

93 Парняков Федор Александрович (1870—1921) — священник. Получил образование в Иркутской духовной семинарии. Был назначен приходским священником в с. Вельское Балаганского уезда. Здесь он способствовал открытию Вельского женского церковно-приходского училища и школ крестьянс­кой грамоты в двух селах. Создает в уезде Общество взаимопомощи для облегчения положения «тру­жеников на ниве народного образования». За участие во Всероссийской переписи населения 1897 г. Ф. А. Парняков удостаивается бронзовой медали, а в день 25-летия приходских школ — серебряной. В 1911 г. решением церковного начальства он переводится в Иркутск и служит сначала настоятелем Успенского, а затем Тихвинского храмов. По личной просьбе в 1914 г. направляется настоятелем Ур-гинской консульской церкви в Монголию. Здесь он принимает активное участие в общественной жизни, редактирует местную газету «Ургинский общественный потребитель в Монголии», собирает различные сведения о стране. Им написана интересная статья «О русских в Монголии». За оказание помощи в пополнении коллекций музея ВСОИРГО в Иркутске избирается постоянным членом отде­ла. Трагически погиб от рук бандитов барона Унгерна. В Иркутске жил по адресу: ул. Баснинская, 30.

94 Козьмин Николай Николаевич (1872—1937) — историк. Родился в Красноярске. Получил обра­зование в Иркутской гимназии, которую окончил с серебряной медалью, затем на историческом от­делении историко-филологического факультета Петербургского университета. В 1894 г. вышла пер­вая научная работа, посвященная А. П. Щапову. После окончания университета он возвращается в 1896 г. в Сибирь и работает в землеустроительном управлении в Иркутске. Одновременно был избран членом ВСОИРГО и с 1902 г. вошел в распорядительный комитет отдела, работая некоторое время правителем дел. После установления советской власти, в 1920 г., Козьмин избирается профессором Иркутского университета и с 1925 г. читает лекции по русской истории, истории Сибири и краеведе­нию. По его инициативе открылись при педфаке бурят-монгольское и якутское отделения, ставшие позднее самостоятельными высшими учебными заведениями в Верхнеудинске и Якутске. С 1931 г. Н. Н. Козьмин — профессор Иркутского пединститута. По поручению Восточно-Сибирского крайп-лана принимал активное участие в разработке и составлении пятилетних планов края. Незаконно реп­рессирован и после конвейерного допроса скончался в камере иркутской тюрьмы. Проживал по ул. Марата, 39.

Летопись Антонова

В июне также перепадали маленькие дожди, но 7 числа в 4 часа утра пошел дождь, продолжавшийся до 2-х часов пополудни. <...>

С 8-го по 11-е число с перерывами все время моросил дождик, по временам проглядывало и солнышко. Как в прошедшем году, так и ныне я не замечал ни майских, ни июньских жуков, несмотря на то, что роща наша березовая, тогда как прежде их бывало изобилие. Не видать также коршунов, тогда как в про лен ее время чуть не на каждой квадратной сажени в поднебесье можно было видеть реявшего этого хищника. Против прежних лет все ныне изменилось!

14 ч. июня дождь пошел в 6 часов утра и кончился в 3 часа пополудни 15 числа, а ветер бушевал долее двух суток.

23 июня, в воскресенье, в 10 минут 3-го часа пополудни наследник русского престола, следуя с Амура, проезжал на пароходе «Сперанский» чрез разведенный понтонный мост на Ангаре, устроенный к его приезду на месте Троицкого плашкоута. Путь его лежал к арке у собора, устроенной также для его встречи. Конвоировал пароход «Сокол», третий пароход «Бурят» привел на буксире баржу, на которой помещались экипажи цесаревича. Весь берег Ангары от Троицкой пристани, которая была до открытия моста перенесена выше, до собора был буквально завален народом, не говоря уже об арке, где он высадился и где была устроена площадка, на которой помещался чиновный люд и все учащиеся.

По прибытии наследник, приняв хлеб-соль от городского головы [В.П.Сукачева], проследовал в собор, а оттуда в приготовленную для него квартиру — дом генерал-губернатора, где, приняв почетный караул и чинов, заведующих отдельными частями, вошел во внутренние покои, где принимал городского голову, членов управы и других именитых граждан. И после непродолжительного завтрака поехал с визитами к преосвященному Вениамину и потом по учебным заведениям. Вечером принял обед от городского общества в Благородном собрании, а оттуда проехал на бал в институт.

Назавтра освящение понтонного моста, оттуда поездка в Воз[несенский] монастырь, молебен у угодника22, визит архиерею Агафангелу, по возвращении поездка в лагерь. Осмотром войск наследник остался очень доволен, где представлялись не только офицеры, но даже дамы, жены офицеров. Оттуда домой в дом ген[ерал]-губерн[атора], где давал обед чиновным особам и избранному купечеству.

В 11 часов ночи сняли штандарт с дома и отвезли его на пароход, на котором он предполагал отправиться. И затем поехал в собрание на бал, оттуда в 4 часа утра отправился на пароход. По дороге заехал на выставку изделий завода Бутина, устроенную Глотовым23, но там был встречен одними сторожами, так как Глотов не рассчитывал уже на посещение наследника. Заехал из собрания, взял приготовленные подарки и приказал посланное сукно убрать и сам уехал. И так выставка осталась ни при чем.

При отъезде на пароходе, последовавшем в 5 часов утра 25 июня, провожали его все бывшие в собрании и войска. И пока размещались на пароходе, войска и присутствующие кричали «ура». Тут же стоял доктор Успенский24, который не следовал общему ликованию (как говорят, по случаю болезни горла) и на вопрос, предложенный батальонным командиром Грифом, почему он не кричит «ура», ответил, что я знаю, когда кричать. «А, так вот вы какой, в шею его»,— сказал солдатам, которые приказание и исполнили и, таким образом, вытолкали его из порядка, и он упал на хрящ25 разбившись, при чем заплакал. Случая этого наследник не заметил.

Другой же доктор, Казанцев, будучи под влиянием проводильных паров, пробрался на самый пароход к наследнику, хотя генерал-губернатор [А.Д.Горемыкин] и препятствовал этому. Но наследник разрешил, сказал последнему какой-то экспромт на прощание, который, как говорят, вышел недурен, и затем отретировался.

Все сошло благополучно, погода благоприятствовала, и наследник остался городом доволен, как и радушным приемом жителей. Сделал некоторым липам подарки. Далее оставаться в Иркутске, хотя, по-видимому, и желал, разрешения от государя императора не получил.

Балы по случаю двух трауров были без танцев.

На пароходе наследник доехал до Бархатовой, где представлялись ему приленские крестьяне, депутатам которых при их представлении и выраженном соболезновании на то, что его высочество пробыл так недолго, изволил сказать, что он чрез 4 года первый гость по железной дороге. Во время его пребывания несколько лиц подали ему прошения. А ученик промышленного училища Микулин при посещении уч[или]ща вышел из рядов, упал на колени и просил, что он желает продолжать учение, но не имеет к тому средств. Городской же голова и именитые купцы, к кому он обращался, его просьбы удовлетворить не пожелали. Наследник сказал, чтоб его освободили от всякого взыскания, как это было сделано без всякого предупреждения, назначил ему стипендию в Технологический институт и выдал деньги на проезд.

Такой же случай, как говорят, был и в Чите. Там мальчику выдал на учение 500 рублей. А бурятка забайкальская, так та выразилась так: «Я тебя так люблю, что у меня любимого есть — конь и вот этот сын, возьми их себе». И когда при отъезде сына бурятка заплакала, наследник спросил: «Что, тебе жалко сына? » — «Нет, я плачу не от жалости, а от радости».

Примечания

22 После краткого молебствия в Вознесенском монастыре цесаревич Николай приложился к мощам святителя Иннокентия.

23 Глотов Николай Егорович (1834— 1911), уроженец Урала, из крепостных крестьян. Сначала работал на Абазанском железоделательном заводе, а с 1871 по 1897 г. был управляющим Николаевского железоделательного завода. В 1895 г. учредил почтово-пассажирское речное пароходство на Лене.

24 В рукописи, по-видимому, автором публикации отрывков записок К. Антонова в «Сибирском архиве» фамилия «Успенский» исправлена на «Н.В. Знаменский». Скорее всего, это был городской санитарный врач Николай Владимирович Знаменский.

25 Хрящ — крупный песок с самой мелкой галькой.

Источник: Летопись города Иркутска. Восточно-Сибирское книжное издательство. Иркутск. 1996

Выходные данные материала:

Жанр материала: Хронология | Автор(ы): Составление Иркипедии. Авторы указаны | Источник(и): Источники указаны | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2013 | Дата последней редакции в Иркипедии: 07 мая 2016