1854

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Летопись Колмакова

12 февраля в 5 часов утра в своем доме на Преображенской улице скоропостижно скончался Петр Александрович Муханов. Отпевание покойного совершено в Преображенской церкви, погребение — на кладбище в ограде Знаменского женского монастыря 15 февраля. На памятнике, поставленном на могиле декабриста, его невеста Мария Александровна Дорохова сделала две надписи на металлических плитах: «Господи, прими дух его с миром» и «Блажени милостивые, кого тии Бога узрят».

14 августа. Следуя в Забайкалье на лечение минеральными водами, в Иркутск приехал декабрист Иван Дмитриевич Якушкин, находившийся на поселении в Западной Сибири. Его сопровождал сын Вячеслав, направленный в Восточную Сибирь на службу чиновником по особым поручениям при генерал-губернаторе59. Остановился на жительство в частном доме. Наблюдение за здравием декабриста вел штаб-лекарь Иван Сергеевич Персии. Якушкин привез с собой запрещенный роман Бичер Стоу «Хижина Дяди Тома». На свидание с декабристом в Иркутск прибыли его товарищи В. Ф. Раевский, А. А. Быстрицкий, В. А. Бечаснов, М. К. Кюхельбекер и Н. А. Бестужев. Якушкин пребывал в деревне Малой Разводной, у вдовы декабриста М. К. Юшневской и братьев Борисовых.

18 августа. В Иркутскую гимназию поступил учиться сын декабриста Михаил Раевский. Выбыл из нее в 1857 г.

30 сентября. В деревне Малой Разводной скоропостижно скончался декабрист П. И. Борисов и покончил жизнь самоубийством его брат А. И. Борисов. Похоронены за оградой церкви в с. Большая Разводная.

Сентябрь. И. Д. Якушкин посетил девичий институт и имел беседу с начальником института Е. П. Липранди и некоторыми воспитанницами.

14 октября. После длительной и тяжелой болезни скончалась жена декабриста Е. И. Трубецкая. Отпевание совершено в церкви Знамения Божьей Матери 17 октября. Положена в ограде женского монастыря рядом со своими детьми.

Октябрь. С гастрольными концертами приехал итальянский баритон Жордани, давший два концерта в Благородном собрании.

25 декабря. Приехал русский писатель И. А. Гончаров, возвращавшийся из кругосветного путешествия. Остановился в доме генерал-губернатора. Посетил всех декабристов в городе.

Определен на военную службу в Сибирский 14-й линейный батальон польский политический ссыльный Агатон Гиллер. Выехал на родину 21 июня 1860 г.

Над настоятельским корпусом в Знаменском женском монастыре надстроен второй (деревянный) этаж.

Открылась частная библиотека купца Окулова, богатая по книжному собранию. В 1857 г. была продана М. П. Шестунову.

В Иркутске сформировался и действовал декабристский «стратегический пункт», из которого исходили рекомендации по обороне Дальнего Востока от англо-французских сил60. Во главе его стояли С. Г. Волконский и И. Д. Якушкин.

Примечания

59Приехавший с отцом Вячеслав Якушкин сделал фотографии всех декабристов и членов их семейств, находящихся в городе.

60Во время Крымской войны (1853—1856 гг.) англо-французская эскадра в 1854 г. напала на г. Петропавловск на Камчатке. Петропавловскую оборону с 18 по 24 августа возглавили генерал-майор В. С. Завойко и капитан-лейтенант И. Н. Изыльметьев (командир фрегата «Аврора»). Атака интервентов была отражена. Декабристы как офицеры стремились оказать помощь генерал-губернатору Н. Н. Муравьеву в выработке рекомендаций по укреплению обороноспособности города и по отражению нападения противника на окраины Российского государства.

Автор: Колмаков Ю.П. Источник: Иркутская летопись 1661-1940 гг. / Составитель, автор предисловия и примечаний Ю.П. Колмаков. - Иркутск: "Оттиск", 2003.

Летопись Кротова

1 января в Новый год по получении с почтою в кафедральном Богоявленском соборе преосвященным Нилом с градским духовенством было отправляемо благодарственное Господу Богу молебствие по случаю блистательной победы, одержанной русскими войсками 14 ноября 1853 года близ Ахалцыха под начальством генерал-лейтенанта князя Андроникова и по случаю истребления 18 ноября истекшего года на Синопском рейде турецкой эскадры Османа-паши вице-адмиралом Нахимовым, состоящей из 7 фрегатов, 1-го шлюпа, 2-х корветов, 1-го парохода и нескольких транспортных судов. После литургии и молебствия принимали присягу избранные на трехлетнее служение церковные старосты по благочинию протоиерея Фортуната Петухова и граждане, избранные на общественные годичные службы.

6 января по получении с почтою в кафедральном соборе преосвященным Нилом с градским духовенством отправляемо было благодарственное Господу Богу молебствие по случаю блистательной победы, одержанной российскими войсками 19 ноября 1853 года под командою генерал-лейтенанта князя Бебутова между Александрополем и Карсом над турецкими войсками: главному тридцатишеститысячному корпусу, состоявшему из 20000 регулярной пехоты, 4000 кавалерии и более 12000 курдинцев и прочей милиции, при 46 орудиях нанесено совершенное поражение; отбито 24 орудия; корпус обращен в бегство отрядом русских войск, состоящим из 7 000 человек пехоты и 2800 кавалерии при 36 орудиях.

16 января в Знаменском монастыре было освящение храма в корпусе монашеских келий. Бывшая прежде в них церковь во имя снятого Димитрия ныне вновь переправлена, и прибавлена к ней еще одна келия; переименована церковь эта во имя св. Евфимия Новгородского и назначена для училища девиц духовного звания, именуемого училищем Евфимия Кузнецова. Освящение храма и литургию совершал преосвященный Нил с двумя архимандритами и прочим духовенством; проповедь говорил благочинный этого заведения, протоиерей Спасской церкви Прокопий Громов. По окончании литургии его преосвященство изволил идти в заведение училища, и там провозглашено многолетие государю императору и супруге его Александре Феодоровне, принявшей это заведение под свое покровительство, а основателю этого заведения Евфиму Андреевичу Кузнецову — вечная память. Поступившие к это заведение семь питомиц духовного звания окроплены святою водою, равно и комнаты их помещения. По окончании всей духовной процессии в этом заведении у директрисы Александры Ивановны Гамбурцевой был обеденный стол; и с этого дня заведение это приняло начало своего существования. При всем этом присутствовали иркутский военный губернатор Венцель, управляющий губерниею председатель губернского правления Струве1, председатель казенной палаты Какуев и прочие военные 11 гражданские чины.

11 февраля с почтою получен указ Святейшего синода, состоявшийся 24 декабря 1853 года, о том, что Иркутский архиепископ Мил переведен в Ярославскую епархию архиепископом Ярославским и Ростовским, а на место его в Иркутск назначен епископ Томский Афанасий2 и при назначении на Иркутскую епархию возведен в сан архиепископа.

16 февраля вечером иркутский 3-й гильдии купеческий сын Иннокентий Максимович Апрелков, молодой человек 26 лет, имевший семейство — мать и моложе себя братьев и сестер, занимавшийся торговлею в лавке в купеческом гостином дворе, вечером сидел дома один в своей комнате в халате; потом, надевши на халат шубу и не надев даже на ноги калош и оставив свечу в комнате непогашенного, ушел из дома, куда — неизвестно, и потерялся без вести. Причины, побудившие его к такому поступку, никому из семейства неизвестны.

4 марта в Воскресенской церкви бывший архиепископ Иркутский Нил, а ныне архиепископ Ярославский и Ростовский, с градским духовенством совершал отпетие иркутского купца Степана Степановича Попова, известного в Иркутске долговременною мясною торговлею, скончавшегося 1 марта в преклонных уже летах и состоявшего несколько времени в самом слабом положении от старости.

7 марта в 3 часа пополудни из Иркутска выехал в Кяхту бывший Иркутский архиепископ Нил, а ныне Ярославский, для обозрения вновь строящейся в Кяхте в торговой слободе церкви3. 22 марта вечером прибыл обратно из Кяхты в Иркутск.

13 марта в 4 часа пополудни в Иркутск прибыл из С.-Петербурга по Якутскому тракту (по случаю в то время против города раскрытия р. Ангары) генерал-губернатор Восточной Сибири Николай Николаевич Муравьев с супругою; встречен был у Якутского шлагбаума чиновниками и градским главою Медведниковым с гражданами.

14 марта р. Ангара против города раскрылась ото льда, быв покрытою оным 85 дней.

14 марта в 3 часа пополудни в город Иркутск прибыл по Якутскому тракту из Томска преосвященный Афанасий, архиепископ Иркутский и Нерчинский. Приехал его высокопреосвященство в город по Якутскому тракту по случаю в то время раскрытия реки Ангары ото льда против города Иркутска. Его преосвященство въехал в город чрез Якутский шлагбаум в дорожном тарантасе и доехал в нем до Знаменского девичьего монастыря, где изволил остановиться для посещения монастыря; встречен был игуменьею с монахинями и священниками того монастыря. Преосвщенный вошел в церковь; приложась к святым иконам и кресту, благословил игуменью с монахинями и духовенство и вышел из ограды монастыря, сел на чью-то случившуюся тут пролетку в одну лошадь, так и приехал в собор. По случаю неверных слухов и скорого неожиданного приезда его высокопреосвященства духовенство не успело распорядиться встречею и прислать ранее для него экипаж. Несмотря на неожиданное прибытие, приезд преосвященного был замечен, начался вдруг колокольный звон в городе по всем церквам, который возвестил жителям приезд архипастыря, и они со всех концов города собрались немедленно к собору. При таковом стечении прибыл к кафедральному собору его высокопреосвященство. Тут он встречен был на крыльце протоиереями Спасской церкви Прокопьем Громовым и благочинным Алексеем Шергиным и ключарем собора Иоанном Протопоповым с некоторым градским духовенством; на крыльце преосвященный облачился в мантию, взял жезл и вошел со славою при пении певчих, приложась к святым иконам и престолу; в алтаре подходило к благословению духовенство, потом провозглашено было многолетие государю императору и всей августейшей фамилии; по окончании многолетия преосвященный произнес краткую приветственную речь; из собора следовал в келий в мантии и с жезлом чрез холодную церковь; позволил всем подходить под благословение к руке; при стечении множества народа шествие его было очень медленно. Поднявшись на крыльцо архиерейского дома, обратился к предстоящему народу, оградил его и ушел в свои келий, куда сопровождало его все духовенство и градской глава с гражданами. По входе в келий, приняв от него благословение, вышли вон. Тут ректор Иркутской семинарии, настоятель Вознесенского монастыря архимандрит Нифонт поднес его преосвященству икону святителя Иннокентия Иркутского Чудотворца и хлеб-соль; после сего преосвященный занялся рассматриванием полученных с почтою на имя его бумаг, в коих был манифест о рождении великой княжны Веры Константиновны; тут же он сделал распоряжение на следующий день отправлять торжество и приказал с вечера отправлять по всем церквам в городе всенощное бдение. В 5 часов пополудни посетил его генерал-губернатор Муравьев с супругою; проводя их, изволил быть в домовой церкви у заутрени, а назавтра, 15 числа, по случаю отправления торжества о рождении великой княжны Веры Константиновны служил первую литургию в Иркутске в кафедральном Богоявленском соборе. По прибытии преосвященного в собор и по облачении к служению до начала литургии был прочитан манифест протодиаконом Беляевым, и потом отправлено молебствие с коленопреклонением в присутствии генерал-губернатора Муравьева, военного губернатора Забайкальской области Запольского4 и прочих военных и гражданских чинов и градских общественных сословий; потом совершил литургию и сам раздавал антидор5; говорил поучение. После обедни в келиях преосвященного ректор семинарии архимандрит Нифонт представлял всех учителей семинарии и духовных училищ, а благочинные, протоиереи Фортунат Петухов и Алексей Шергин представляли преосвященному градское духовенство и поднесли хлеб-соль.

17 марта в 7 часов вечера в Иркутск прибыл из Якутска его преосвященство Иннокентий6, архиепископ Камчатский, для поклонения святителю Иннокентию Иркутскому Чудотворцу; принят был на квартиру в дом купца Николая Егоровича Черных.

21 марта в кафедральном Богоявленском соборе после литургии, которую совершал преосвященный Афанасий, архиепископ Иркутский, читан был манифест, данный в С.-Петербурге в 9 день февраля 1854 года, на объявление войны Англии и Франции7.

21 марта в доме благородного собрания Иркутское градское общество всех сословий давало обед по случаю возвращения из С.-Петербурга генерал-губернатора Восточной Сибири Муравьева с супругою; удостоили посещением обеда недавно прибывшие в Иркутск два архиепископа — Афанасий Иркутский и Иннокентий Камчатский, генерал-губернатор Муравьев с супругою и все чиноначалие как военное, так и гражданское.

25 марта в день Благовещения Господня служили литургию два архиепископа в Иркутске: в кафедральном Богоявленском соборе совершал литургию Афанасий, архиепископ Иркутский; в церкви храмового праздника Благовещения Господня совершал литургию недавно прибывший на время в Иркутск Иннокентий, архиепископ Камчатский, который был при этой церкви сначала четыре года диаконом, потом с 1819 по 1823 год той же Благовещенской церкви священником и именовался Иван Евсевьевич Вениаминов8, а после пожелал в Америку на остров Уналашку; впоследствии был там миссионером; при учреждении Камчатской епархии посвящен в сан епископа Камчатского в С.-Петербурге в 1840 году 15 декабря.

28 марта в кафедральном соборе преосвященный Афанасий совершал пострижение в монашество профессора Иркутской духовной семинарии Михаила Ивановича Конопасевича; обряд пострижения совершался после малого выхода; при пострижении в монашество наречено ему имя Мисаил.

В марте месяце на северо-западе была видима на небе звезда с хвостом (комета); в последних числах марта стала невидима.

31 марта по получении с почтою отправляемо было торжество молебствием и целодневным звоном по случаю крещения великой княжны Веры Константиновны, совершенного в С.-Петербурге 28 февраля.

8 апреля в святой Великий четверток в кафедральном Богоявленском соборе преосвященный Афанасий совершал обряд омовения по чиноположению церковному.

11 апреля в день Св. Пасхи в кафедральном соборе заутреню и по окончании ее литургию совершали два архиепископа — Афанасий, архиепископ Иркутский, и Иннокентий, архиепископ Камчатский, а в Вознесенском монастыре служил заутреню и литургию Нил, архиепископ Ярославский. За литургиею в кафедральном соборе посвящен в иеродиакона новопостриженный монах Мисаил, бывший прежде Михаил Иванович Конопасевич. На второй день Св. Пасхи, 12 апреля, в кафедральном соборе литургию совершал Иннокентий, архиепископ Камчатский, а в Вознесенском монастыре — Афанасий, архиепископ Иркутский; на третий день Св. Пасхи, во вторник, Афанасий, архиепископ Иркутский, служил литургию в Знаменском монастыре, а Иннокентий, архиепископ Камчатский, — в Спасской церкви; на четвертый день Св. Пасхи, в среду, 14 апреля, Афанасий, архиепископ Иркутский, служил литургию в Благовещенской церкви; в четверг, 15 апреля, Афанасий, архиепископ Иркутский, служил литургию во Владимирской церкви; 16 апреля, в пятницу, Афанасий, архиепископ Иркутский, служил литургию в Крестовской церкви, а Иннокентий, архиепископ Камчатский, служил литургию в Преображенской церкви; 17 апреля, в субботу Св. Пасхи, в день рождения наследника цесаревича Александра Николаевича, Божественную литургию совершал в кафедральном соборе Афанасий, архиепископ Иркутский, а молебствие отправляли два архиепископа — Афанасий Иркутский и Иннокентий Камчатский, а 18 апреля по случаю храмового праздника в Воскресенской церкви литургию совершали два архиепископа — Афанасий Иркутский и Иннокентий Камчатский; прежде сего в Иркутске такого каждодневного служения архиерейского никогда не было.

19 апреля в 9 часов утра скончался иркутский второй гильдии купец Иннокентий Петрович Нефедьев после трехдневной тяжелой болезни; 22 числа было отпетие в Благовещенской церкви.

20 апреля генерал-губернатор Восточной Сибири Николай Николаевич Муравьев по случаю отправления из Иркутска в дальний путь, предполагаемый по р. Амуру в китайские владения, изволил пригласить поутру чиновников в Вознесенский монастырь для отправления молебствия святителю Иннокентию. Молебствие отправляли два архиепископа — Афанасий Иркутский и Иннокентий Камчатский с монастырским духовенством; потом генерал-губернатор Муравьев и все бывшие с ним чиновники прибыли обратно в город; в 4 часа пополудни по Кругоморскому тракту чрез реку Ангару по Троицкому перевозу его высокопревосходительство Николай Николаевич Муравьев изволил выехать из Иркутска в сопровождении своих спутников в далекий путь; за рекою Ангарою в доме казака Могилева градским главою Алексеем Прокопьевичем Медведниковым был приготовлен обед для отъезжающего генерал-губернатора и его спутников.

На отъезде генерал-губернатора Восточной Сибири Николая Николаевича Муравьева в китайские владения по реке Шилке и Амур на выстроенном пароходе в Шилкинском заводе написаны стихи'':

Как за Шилкой, за рекой,

В деревушке грязной

Собрался народ толпой

И народ все разной.

Новобранцы-казаки

Собрались толпами

И градские торгаши

С ихними женами.

Посмотреть все хочут бал

В Шилкинском заводе

Каждый шел и рассуждал

Все о пароходе:

«Эко чудо завелось!

Надо ж ухитриться,

Что посредством двух колес

Он летит, как птица.

А смотреть, кажись, простой.

Все он же чудесит,

Пустит пар и за собой

Тащит барок десять.

Как не будем диковать,

Как не погадаем:

Его хочут отправлять,

А куда, не знаем?

Если рыбу неводить,—

Невода бы брали:

Если диких коз ловить,—

Так бы не сряжали;

Если б шел не в дальний путь —

Шилкой прогуляться,

Для чего же тысчи пуд

Сухарей сушатся?

Знать, недаром про Аян

Славу проложили

И, наверно, в океан

Пароход срядили».

Вдруг на Шилке на реке

Волны заиграли,

И, чуть видно вдалеке,

Лодки выплывали.

Раздалось: ура! ура!

Все засуетились

И из каждого двора

К Шилке торопились.

И все с радостью живой

Ура! повторили,

И пошел вдруг пир горой,

Обо всем забыли.

Жданный всеми генерал,

Громкий по державе,

Ободряя всех, сказал

О походной славе:

«Не жалеть своих трудов,

Подвигом гордиться,

С нами Бог и рой штыков,

Нечего страшиться».

«Кто со мною?» — он сказал,

Обратясь к народу.

«Все готовы, генерал,

Хоть в огонь, хоть в воду».

Вдруг раздался песен хор,

Пушки загремели.

И по Шилке между гор

Лодки полетели.

21 апреля в 10 часу вечера по 1 части города в Чудотворском приходе при доме купца Николая Шмарова, который был прежде умершего купца Андрея Мичурина, а ныне квартировал в нем чиновник Суровцев, сгорел сарай большой с амбарами; горел очень пылко, так что соседние дома едва могли отстоять.

23 апреля в 12 часу ночи по 1 части города в Чудотворском приходе в доме мещанина Дмитрия Николаевича Пежемского на берегу Ангары был пожар: сгорели до основания флигель и сарай с амбарами, а дом при сильном содействии полиции и пожарных инструментов едва могли спасти. Все эти здания были недавно выстроены.

23 апреля в торжественный день тезоименитства императрицы Александры Феодоровны в кафедральном соборе литургию совершал Афанасий, архиепископ Иркутский, а в институте Восточной Сибири благородных девиц литургию совершал Иннокентий, архиепископ Камчатский.

25 апреля, в воскресенье, в неделю Жен-Мироносиц, но случаю храмового праздника в Архангельской церкви литургию совершал Афанасий, архиепископ Иркутский; в тот же день преосвященный Иннокентий, архиепископ Камчатский, служил литургию в кладбищенской церкви10 и отправлял панихиду на могиле супруги своей, скончавшейся в Иркутске и погребенной на этом кладбище около 1840-х годов.

30 апреля в 5 часу пополудни из Иркутска выехал по Якутскому тракту его высокопреосвященство Иннокентий, архиепископ Камчатский, Курильский и Алеутский, в свою епархию; провожаем был из города с колокольным звоном.

2 майя по получении с почтою отправляемо было благодарственное Господу Богу молебствие по случаю благополучного перехода российских войск чрез реку Дунай и занятия двух крепостей турецких Тульчи и Мачин.

14 майя в начале 12 часа скончался священник Преображенской церкви Димитрий Егорович Попов после тяжкой болезни, на 38 году жизни; майя 18 числа погребен на общем кладбище.

16 майя в воскресенье в кафедральном Богоявленском соборе последнюю в Иркутске литургию совершал отъезжающий бывший архиепископ Иркутский Нил, а ныне архиепископ Ярославский и Ростовский; говорил проповедь, прощаясь с иркутскою паствою; собрание народа в церкви было очень большое; в тот же день Афанасий, архиепископ Иркутский, служил литургию в Успенской церкви.

18 майя в 1 часу пополудни из Иркутска выехал к месту своего назначения бывший Иркутский архиепископ Нил, переведенный на Ярославскую епархию. В начале первого часа пополудни начался в соборе и по всем церквам города колокольный звон. Его высокопреосвященство архиепископ Нил вышел из келий архиерейского дома со славою, облаченный в мантию и с жезлом, следовал в кафедральный собор; служил молебствие с духовенством. Вслед за ним прибыл туда же в собор Афанасий, архиепископ Иркутский, просто, в рясе, прошел в дьяческие двери в алтарь и стоял там во все время отправления молебствия, по окончании коего его высокопреосвященство Нил произнес краткое прощальное приветствие к предстоящим; на очах его блистали слезы. Потом, помолившись с земным поклонением, приложась к престолу и иконам, изволил следовать из собора в мантии и с жезлом на приготовленный у собора для переправы чрез реку Ангару крытый карбаз при стечении множества разного звания народа, который приходил принять от него последнее архипастырское благословение; этим шествие его из собора очень замедлилось. Между тем преосвященный Афанасий вышел из собора и спустился с берега в приготовленный для переправы чрез реку Ангару карбаз; с ним следовали иркутский военный губернатор Венцель, управляющий губерниею председатель губернского правления Струве, председатель казенной палаты Какуев, градской глава Медведников и почетные граждане. Тут долго ждали преосвященного Нила, который медленно подвигался вперед, удерживаемый множеством народа, принимавшего от него благословение; наконец, достигнув карбаза и оградив предстоящий на берегу народ, вошел в карбаз с жезлом и в мантии, сел вместе с преосвященным Афанасием; певчие во все время шествия его из собора пели ирмосы11, а на колокольнях в городе по всем церквам продолжался звон. Тут же приготовлен был другой карбаз, В который сели певчие и многие провожающие преосвященного чиновники и граждане; во время пути по Ангаре певчие продолжали пение. Переплывши Ангару, высокопреосвященные оба вместе сели в одну карету: Нил Ярославский в мантии и с жезлом, а Афанасий Иркутский в рясе, а иподиаконы в стихарях стали на запятки архиерейской кареты и так следовали до Вознесенского монастыря. Там встречен был архимандритом того монастыря Нифонтом с прочим монастырским духовенством и монашествующими; по входе в церковь преосвященный Нил слушал молебствие, которое отправлял архимандрит Нифонт с братиею. Когда преосвященный Нил приложился к мощам святителя Иннокентия Чудотворца Иркутского, архимандрит Нифонт поднес в дар его высокопреосвященству икону святителя Иннокентия, Иркутского Чудотворца, и просфору, приготовленную ранее, лежавшую в раке святителя. Его высокопреосвященство принял с большим удовольствием священный подарок и произнес краткое приветствие. Потом все сопровождавшие его высокопреосвященство духовные, чиновники и граждане были приглашены к обеденному столу, приготовленному усердием общества, градским главою Медведниковым в келиях настоятельских на сто персон; обед был самый радушный и сопровождался пением хора певчих. Вскоре запенились кубки и предложены тосты за здравие государя императора и всего августейшего дома, Святейшего синода, высокопреосвященного Нила, архиепископа Ярославского, Афанасия, архиепископа Иркутского, генерал-губернатора Восточной Сибири Николая Николаевича Муравьева, военного губернатора Карла Карловича Венцеля, управляющего губерниею Струве, иркутского духовенства, за гражданское общество и за победоносное храброе российское войско. По окончании обеда все участвовавшие в проводинах гости согласились проводить за монастырь до рощи, где его высокопреосвященство Нил, архиепископ Ярославский, простившись с преемником своим Афанасием, архиепископом Иркутским, со всем бывшим туг духовенством, со всеми начальственными лицами, чиновниками, гражданами и со всеми ему коротко знакомыми, благословил всех его сопровождавших, сел в дорожную карету и отправился и дальнейший путь к месту своего назначения — в Ярославль. Некоторые еще последовали за ним сопровождать до первой станции от Иркутска.

Бывший высокопреосвященный Нил, архиепископ Иркутский, управлял Иркутскою епархиею с назначения указом 1838 года 23 апреля по 24 декабря 1853 года, т. е. 15 лет 8 месяцев и 1 день, а с прибытия в город Иркутск — с 1838 года 22 июля и по выезд из Иркутска 1854 года 18 майя, всего его пребывание в Иркутске продолжалось 15 лет 9 месяцев и 27 дней. Его высокопреосвященство Нил был всеми любим и уважаем, имел видную наружность и в священнослужении был величествен, в обращении вежлив, умен, учен, любознателен, благоразумен, исполнителен и сколько нужно строг. Стены его келий были обставлены шкафами, где лежали тысячи минералов; в других комнатах помещались книги, а на столах стояли машины: электрическая, гальваническая, дагерротип и другие, и всегда занимался делами сам; много трудился на переводах служебных книг и литургии на монгольский язык; на обедах и беседах в обществе был разговорчив, и тут развертывалась его многосторонняя ученость и приветливость в обращении. Архиепископ Нил первоначальное образование получил в Могилевской семинарии и именовался Николаем Федоровичем Исаковичем; высшие науки слушал в С.-Петербургской академии; впоследствии он был ректором Ярославской семинарии, оттуда в 1835 году хиротонисан во епископа Вятского, в 1838 году сопричислен к ордену св. Анны 1 степени и того же 1838 года 23 апреля переведен в Иркутскую епархию и в бытность свою на Иркутской епархии получил монаршие награды: возведен в сан архиепископа в 1840 году, сопричислен к ордену св. Владимира 2 степени большого креста 1847 года, сопричислен к ордену Александра Невского в 1852 году. Во время управления его Иркутскою епархиею произведены многие значительные постройки: новое большое каменное здание Иркутской духовной семинарии; напротив этого здания иждивением иркутского первой гильдии купца Прокопья Федоровича Медведникова выстроен новый большой каменный храм во имя Успения Божией Матери; многие в городе храмы Божий во внутреннем и наружном устройстве переправлены и поновлены; его же старанием и убеждением на капитал, пожертвованный Статским советником, почетным гражданином Ефимом Андреевичем Кузнецовым, основано и выстроено в Знаменском монастыре училище для девиц духовного звания; в том же Знаменском Монастыре на каменных келиях монахинь настроен второй этаж келий деревянный; в Вознесенском монастыре выстроен новый каменный большой корпус для братии; старанием, убеждением и дружеским распоряжением его же высокопреосвященства пожертвовано статским советником и кавалером, почетным гражданином Ефимом Андреевичем Кузнецовым двести пятьдесят тысяч рублей серебром на сооружение в городе Иркутске нового каменного собора; капитал этот остался и поступил преемнику его Афанасию, архиепископу Иркутскому; в Тунке на горячих Туранских водах основал он пустыню во имя Нила Столбенского; очень любил это место и часто посещал его и хотел увековечить память о себе построением этой пустыни с целию обращения живущих в окрестности бурят в христианство12.

20 майя по получении с почтою в кафедральном соборе и по всем церквам в городе читан манифест, данный 11 апреля 1854 года в С. Петербурге, о начале военных действий с Англиею и Франциею и об объявлении с этими державами войны13.

3 июня получен с почтою манифест, данный в С.-Петербурге 27 апреля 1854 года, о наборе рекрут с восточной полосы по девяти человек с тысячи душ, независимо еще от сего по три чело-иска с тысячи оставшихся в недоборе против западной полосы по уравнительному расчету за прежнее время, а всего по двенадцати человек с тысячи душ; повелено начать набор с 15 июля и окончить к 15 августа.

5 июня к Преображенской церкви на место умершего священника оной церкви Дмитрия Попова переведен по прошению из кафедрального Богоявленского собора священник, регент архиерейских певчих Серафим Васильевич Шашков; при поступлении нового священника к Преображенской церкви 6 июня, в воскресенье, преосвященный Афанасий, архиепископ Иркутский, изволил служить литургию в Преображенской церкви в первый раз по прибытии его на Иркутскую епархию.

18 июня получен с почтою № 111 «С.-Петербургских ведомостей» 1854 года с высочайшим приказом от 16 майя 1854 года, коим назначен иркутским полицеймейстером бывший кяхтинский полицеймейстер, состоящий по армии подполковник Рейнгарт Отто Федорович, с оставлением по армии. Он прибыл в Иркутск, следуя к месту своего назначения в Кяхту, и оставлен по распоряжению генерала для исправления должности иркутского полицеймейстера на место исправлявшего тогда временно сию должность частного пристава 3 части Пашинникова, после майора Евреинова, бывшего полицеймейстером Иркутска.

В июле месяце по 2 части города против флигеля дома военного губернатора Венцеля начали строить на каменном фундаменте большой деревянный дом для Александрийского приюта.

25 июля по получении с почтою отправляемо было благодарственное Господу Богу молебствие по случаю победы, одержанной генерал-лейтенантом князем Андрониковым на реке Чолоке, на границах Гурии: разбит наголову 34-тысячный турецкий корпус, и взято при этом деле у неприятеля три лагеря со всем имуществом и все 13 пушек, 35 знамен и значков и множество оружия; победа эта происходила 4 июня 1854 года.

В июле из Иркутска выехал по Московскому тракту в Россию бывший бригадный командир казачьих конных полков генерал-майор Александрович с семейством, по прошению его уволенный от службы с мундиром и 2/3 жалованья.

4 августа утром в Иркутск прибыл с Якутского тракта из Аяна состоящий при генерал-губернаторе Восточной Сибири Муравьеве подполковник Корсаков и с ним красноярский купец Кузнецов, бывшие оба с генералом на Амуре, и того же дня вечером Корсаков выехал из Иркутска в С.-Петербург с пакетами от генерала Муравьева — донесением о его поездке и о благополучном проплытии в Китайском государстве по реке Амуру до устья ее при впадении в море, где и построена наша новая крепость14.

6 августа в 8 часов вечера по 1 части города по Луговой улице против дома чиновника Сукачева и купца Базанова в подвале иркутского мещанина Алексея Петровича Кузнецова вспыхнул фосфор и произошел пожар; по прибытии пожарной команды с инструментами скоро прекращен без большого вреда зданию.

В первых числах августа общее губернское управление переведено во вновь отделанный большой флигель при доме военного губернатора Венцеля.

В августе месяце по 2 части города недалеко от Преображенской церкви у жандармских казарм вновь выстроен на каменном фундаменте большой деревянный дом для манежа.

30 августа вечером в день тезоименитства наследника престола Александра Николаевича иркутский публичный сад у Спасской церкви и дом благородного собрания были великолепно иллюминованы плошками в разных видах; на крыше дома были вензеля, освещенные плошками, а по аллеям сада везде были повешаны разноцветные фонари. За рекою Ангарою против сада на острове был пущен прекрасный фейерверк; все это освещение и фейерверк были на счет содержателя винного откупа г. Соловьева по распоряжению его сына Степана Федоровича Соловьева, проживавшего в Иркутске и управлявшего делами откупа; зрителей было множество всех сословий, и вход в сад был для всех свободный. По приказанию частной управы всем домохозяйкам в городе в этот день приказано всякому против своих домов ставить на улице плошки; по всем улицам горело плошек очень много; вечер был тихий, без ветра.

На 7 сентября ночью в Вознесенском монастыре скончался скоропостижно архимандрит Амвросий, бывший прежде в Посольском монастыре настоятелем, впоследствии уволенный на покой; погребен 10 сентября в Вознесенском монастыре.

8 сентября по получении с почтою в кафедральном соборе преосвященным Афанасием с градским духовенством отправляемо было благодарственное Господу Богу молебствие по случаю победы, одержанной начальником Эриванского отряда генерал-лейтенантом бароном Врангелем 17 июля 1854 года в Азии, и совершенного разбития двенадцатитысячного турецкого корпуса, а 19 июля — занятия города и двух замков Баязета и всего Баязетсского санджака; трофеи сей победы — 4 орудия, 3 зарядных ящика с полною упряжью, 16 знамен, 3 значка, 370 пленных, оружие, барабаны и более 2 тысяч трупов; разбросанные снаряды, вьюки с зарядами, амуниция и одежда покрывали поле сражения; два лагеря со всем имуществом и припасами провианта были брошены турками; в числе убитых турок находился начальник башибузуков Али-паша; главнокомандующий Лим-паша бежал вместе с другими. В Баязете найдено 3 орудия, одно знамя, большие запасы пороха, артиллерийских снарядов, более 2½ миллиона патронов, 1800 ружей и сабель, амуниция, 10 больших ящиков медикаментов английского и французского приготовления, пшеницы I 000 четвертей, муки 150 четвертей, сорочинского пшена 300 чет., полбенной крупы 1000 чет., ячменя 1600 четв., коровьего масла 300 пуд., соли до 500 пуд., буйволовые кожи, различная одежда, обувь и прочее. Кроме того, в лагере при Арзабе и в Мусуне взяты большие запасы ячменя и пшеницы, количество коих не приведено в надлежащую известность.

12 сентября по получении с почтою в кафедральном Богоявленском соборе преосвященным Афанасием с градским духовенством отправляемо было благодарственное Господу Богу молебствие с коленопреклонением по случаю победы над турками генерал-лейтенантом князем Бебутовым: 24 июля нанесено совершенное поражение шестидесятитысячному турецкому корпусу российским отрядом, состоявшим из 18 тысяч под ружьем, Трофеи сей славной победы, одержанной Александропольским отрядом близ селения Кюрук-дара, состояли в следующем: 15 орудий с 16 зарядными ящиками, 2 знамени, 4 штандарта, 20 значков, множество оружия, барабанов, музыкальных инструментов, 2018 пленных, из которых штаб-офицеров 2, обер-офицеров 84 и нижних чинов 1932 человека, все регулярной пехоты; убитых на месте неприятелей более 2-х тысяч. Подобный кровавый бой, в котором с обеих сторон гремело в продолжение 4-х часов до 140 орудий, не мог и нам обойтись без значительной потери: у нас убито штаб-офицеров 4, обер-офицеров 17, нижних чинов 568; ранено: один генерал, штаб-офицеров 9, обер-офицеров 70, нижних чинов 1831; контужено: генерал один, штаб-офицеров 9, обер-офицеров 29, нижних чинов 444; убито милиционеров 10, ранено и контужено 61 человек.

19 сентября в 4 часа пополудни из Иркутска выехал по Заморскому тракту преосвященный Афанасий, архиепископ Иркутский, в Кяхту для освящения там вновь выстроенного собора и для обозрения края.

26 сентября в 10 ч. вечера в Иркутск прибыл по Якутскому тракту генерал-губернатор Восточной Сибири Николай Николаевич Муравьев из поездки своей на Амур. От российской границы с Китаем и в китайском владении проплыл по реке Амуру до впадения в море и морем прибыл в Аян, а оттуда в Якутск. Назавтра приезда его, 27 числа, в 11 часов утра представлялись ему чиновники всех ведомств и граждане всех сословий, а потом по распоряжению его следовали все в кафедральный собор, куда прибыл и сам его высокопревосходительство Николай Николаевич с супругою и всем своим штабом, где по предварительному его распоряжению ожидало духовенство. За отлучкою преосвященного Афанасия, архиепископа Иркутского, в Кяхту инспектор Иркутской духовной семинарии архимандрит Петр со старшим градским духовенством отправлял Господу Богу благодарственное молебствие по случаю счастливого окончания дальнего пути на Амур и благополучного возвращения в Иркутск. Провозглашено многолетие государю императору и всей августейшей фамилии и христолюбивому воинству. Стечение народа в соборе было очень большое.

На 15 октября в 3 часа ночи по 2 части города в Спасском приходе при доме чиновника Василия Никифорова Парнякова сгорел его сарай до основания.

28 октября в 3 часа дня в Иркутск прибыл из Забайкала преосвященный Афанасий, архиепископ Иркутский. Изволил прибыть прямо к кафедральному собору в дорожном экипаже, тут встречен был духовенством, по входе в собор слушал молебствие и произнес краткую речь.

На 30 октября в 1 часу ночи по 1 части города в Троицком приходе недалеко от каменного дома купца Малкова к берегу сгорел дом мещанина Попова, занимавшегося выделкою восковых свеч. Того же 30 октября в 5 часов пополудни в рабочем доме сгорела баня.

31 октября в 5 часов вечера в рабочем доме сгорел дом.

6 ноября утром к генерал-губернатору Восточной Сибири Муравьеву прибыл нарочный из Камчатки лейтенант князь Дмитрий Максутов 1-й от камчатского военного губернатора Завойко с донесением от 1-го сентября 1854 года, что англо-французский флот, состоявший из шести судов, 18 августа подошел К порту и 20 числа сделал нападение на Петропавловский порт: начал бомбардировать со своих судов порт и город и сделал высадку из 600 человек, которые были отражены и бежали обратно К своим шлюпкам, и более 8 часов 11 наших орудий выдерживали действие против 80 неприятельских. Одно гребное судно было потоплено, а прочие удалились, и ночь прекратила бой. По прекращении бомбардирования неприятель отошел в море для починки своих судов, потерпевших значительное повреждение от наших выстрелов. 24 числа сделал опять общее нападение и высадку на берег десантного войска до 650 человек и хотел решительно овладеть портом, но, благодарение Всевышнему Богу, он отражен с большою потерею. Всего наших было 347 человек, кои стремительно ударили в штыки, и неприятель не выдержал нападения, несмотря на храбрость своих офицеров; враги наши бежали в беспорядке по гребню Никольской горы прямо к обрывам и побросали ружья и знамя; одна часть людей была сброшена с крутого оврага и погибла, а другая достигла шлюпок, провожаемая нашими ружейными выстрелами. Неприятель потерял кроме убитых и раненых на судах еще около 300 человек. В числе убитых найдено на берегу 4 офицера, и в плен взято 4 человека, отбито у них одно знамя английское, 7 сабель и 56 ружей. Знамя привезено князем Максутовым и доставлено генералу Муравьеву. 25 и 26 августа неприятель хоронил в Тарьинской губе убитых и исправлял повреждения, а 27 числа ушел в море. С нашей стороны потеря состояла в убитых 37 чел. нижних чинов, раненых 5 офицера и 75 нижних чинов, всего 115 человек. Из числа офицеров князь Максутов ранен смертельно. Повреждения на судах наших незначительны; в городе сгорел рыбный сарай, ядрами повреждено 8 домов и 5 разных других строений. По получении сего радостного известия генерал-губернатор немедленно дал знать преосвященному Афанасию, архиепископу Иркутскому. В 10 часов утра в кафедральном соборе начался благовест в большой колокол; тот же час собралось в собор старшее градское духовенство и преосвященный Афанасий, потом прибыл генерал-губернатор Муравьев со всем своим штабом, чиновники всех ведомств и граждане. Преосвященный Афанасий отправлял благодарственное Господу Богу молебствие по случаю одержанной победы над неприятелем, и провозглашено многолетие государю императору и всей августейшей фамилии и победоносным войскам. В тот же день у генерала Муравьева был обеденный стол, после стола для показания народу возили по главным улицам города отнятое в сражении у англичан знамя в сопровождении отряда конных казаков и полицеймейстера. На второй день вторично возили знамя по улицам таким же порядком, как и в первый день, а вечером в доме благородного собрания дан был бал градским главою Медведниковым от имени градского общества, и дом был освещен плошками.

В Иркутске по этому случаю написаны стихи учеником Иркутской гимназии Лисавиным:

Раздался колокольный звон.

Народ шумящими толпами

Идет, бежит со всех сторон,

И мчатся сани за санями.

Лишь у коней из-под копыт

Пыль серебристая летит.

Но что все это знаменует?

Куда теперь спешит народ?

Сибирь победу торжествует —

Разбит англо-французский флот!

Уже давно Сибири влажной

Военный гром не оглашал:

С тех самых пор, когда отважный

Ее Ермак завоевал.

Но вот на севере туманном,

Где с бурей спорит океан,

В Камчатку к нам француз нежданный

Пришел с ватагой англичан.

И дорогим гостям навстречу

Пустили русские картечу

И пулей град. Вот грянул гром,

И содрогнулся Альбион,

И сшиблись трех народов груди.

Свист пуль, гром пушек, стон людей,

И говор волн, и стук орудий,

И треск разбитых кораблей —

Все это чудно было слито

В один торжественнейший гул,

И гордый враг, стыдом покрытый,

К нам в страхе руки протянул.

Завойко всех на пир кровавый

Камчатских жителей созвал,

И долго он еще на славу

Гостей незваных угощал.

Теперь мы ясно доказали На нас озлобленным врагам,

Что груди русских крепче стали,

Что Бог защитой служит нам.

И Богу славному в соборе

Молебен служит архиерей,

И вот зачем, как волны моря,

Текут туда толпы людей.

9 декабря в 3 час дня в Иркутске в доме иркутской цеховой Анны Ивановны Несытовой у дочери ее вдовы надворной советницы Марьи Егоровны Барсук привезена была из Ижиги в 1846 году в Иркутск и проживала у ее в прислуге более десяти лет пжигинская урожденка девица Наталья Нижегородова, 25 лет от роду. Пошли на реку Ангару с мальчиком лет пятнадцати по воду с ушатом. Пришедши к реке, поставили ушат на заберегу, и мальчик стал черпать ковшом из реки Ангары в ушат воду. А она с забереги бросилась прямо в реку Ангару и утонула, хотя ее вскоре и переняли, но уже мертвою и не могли привести в чувство. Причина к ее самоубийству есть следующая. У квартировавшего к доме Несытовой немца потерялась из чемодана серия 50 руб. серебром, и подозрение падало на ее, и она с 7 числа содержалась на первой час[т]ной управе под арестом и была посечена, хотя она в похищении этих денег и не созналась. 9 декабря в 10 часов утра десятник из управы привел ее обратно к барыне ее Барсуковой. В 3 час. того же дня Наталья сама созвала парня идти с нею на реку Ангару по воду и, вероятно, уже имела преступное намерение погубить себя. По перенятии из реки Ангары, унесена была в дом купца Егунова, стоявшего на берегу у сада, и там употребили все средства к приведению ее в чувство, но бесполезно. От Егунова увезли ее [в] больничный дом, и там делали свидетельство и производили следствие и оттуда предали земле.

11 декабря в 10 час. вечера в Иркутске в ремесленном доме у Сучкова сгорел дом и при нем мастеровая и службы при доме.

1 января в Новый год по получении с почтою в кафедральном Богоявленском соборе преосвященным Нилом с градским духовенством было отправляемо благодарственное Господу Богу молебствие по случаю блистательной победы, одержанной русскими войсками 14 ноября 1853 года близ Ахалцыха под начальством генерал-лейтенанта князя Андроникова и по случаю истребления 18 ноября истекшего года на Синопском рейде турецкой эскадры Османа-паши вице-адмиралом Нахимовым, состоящей из 7 фрегатов, 1-го шлюпа, 2-х корветов, 1-го парохода и нескольких транспортных судов. После литургии и молебствия принимали присягу избранные на трехлетнее служение церковные старосты по благочинию протоиерея Фортуната Петухова и граждане, избранные на общественные годичные службы.

6 января по получении с почтою в кафедральном соборе преосвященным Нилом с градским духовенством отправляемо было благодарственное Господу Богу молебствие по случаю блистательной победы, одержанной российскими войсками 19 ноября 1853 года под командою генерал-лейтенанта князя Бебутова между Александрополем и Карсом над турецкими войсками: главному тридцатишеститысячному корпусу, состоявшему из 20000 регулярной пехоты, 4000 кавалерии и более 12000 курдинцев и прочей милиции, при 46 орудиях нанесено совершенное поражение; отбито 24 орудия; корпус обращен в бегство отрядом русских войск, состоящим из 7 000 человек пехоты и 2800 кавалерии при 36 орудиях.

16 января в Знаменском монастыре было освящение храма в корпусе монашеских келий. Бывшая прежде в них церковь во имя снятого Димитрия ныне вновь переправлена, и прибавлена к ней еще одна келия; переименована церковь эта во имя св. Евфимия Новгородского и назначена для училища девиц духовного звания, именуемого училищем Евфимия Кузнецова. Освящение храма и литургию совершал преосвященный Нил с двумя архимандритами и прочим духовенством; проповедь говорил благочинный этого заведения, протоиерей Спасской церкви Прокопий Громов. По окончании литургии его преосвященство изволил идти в заведение училища, и там провозглашено многолетие государю императору и супруге его Александре Феодоровне, принявшей это заведение под свое покровительство, а основателю этого заведения Евфиму Андреевичу Кузнецову — вечная память. Поступившие к это заведение семь питомиц духовного звания окроплены святою водою, равно и комнаты их помещения. По окончании всей духовной процессии в этом заведении у директрисы Александры Ивановны Гамбурцевой был обеденный стол; и с этого дня заведение это приняло начало своего существования. При всем этом присутствовали иркутский военный губернатор Венцель, управляющий губерниею председатель губернского правления Струве1, председатель казенной палаты Какуев и прочие военные 11 гражданские чины.

11 февраля с почтою получен указ Святейшего синода, состоявшийся 24 декабря 1853 года, о том, что Иркутский архиепископ Мил переведен в Ярославскую епархию архиепископом Ярославским и Ростовским, а на место его в Иркутск назначен епископ Томский Афанасий2 и при назначении на Иркутскую епархию возведен в сан архиепископа.

16 февраля вечером иркутский 3-й гильдии купеческий сын Иннокентий Максимович Апрелков, молодой человек 26 лет, имевший семейство — мать и моложе себя братьев и сестер, занимавшийся торговлею в лавке в купеческом гостином дворе, вечером сидел дома один в своей комнате в халате; потом, надевши на халат шубу и не надев даже на ноги калош и оставив свечу в комнате непогашенного, ушел из дома, куда — неизвестно, и потерялся без вести. Причины, побудившие его к такому поступку, никому из семейства неизвестны.

4 марта в Воскресенской церкви бывший архиепископ Иркутский Нил, а ныне архиепископ Ярославский и Ростовский, с градским духовенством совершал отпетие иркутского купца Степана Степановича Попова, известного в Иркутске долговременною мясною торговлею, скончавшегося 1 марта в преклонных уже летах и состоявшего несколько времени в самом слабом положении от старости.

7 марта в 3 часа пополудни из Иркутска выехал в Кяхту бывший Иркутский архиепископ Нил, а ныне Ярославский, для обозрения вновь строящейся в Кяхте в торговой слободе церкви3. 22 марта вечером прибыл обратно из Кяхты в Иркутск.

13 марта в 4 часа пополудни в Иркутск прибыл из С.-Петербурга по Якутскому тракту (по случаю в то время против города раскрытия р. Ангары) генерал-губернатор Восточной Сибири Николай Николаевич Муравьев с супругою; встречен был у Якутского шлагбаума чиновниками и градским главою Медведниковым с гражданами.

14 марта р. Ангара против города раскрылась ото льда, быв покрытою оным 85 дней.

14 марта в 3 часа пополудни в город Иркутск прибыл по Якутскому тракту из Томска преосвященный Афанасий, архиепископ Иркутский и Нерчинский. Приехал его высокопреосвященство в город по Якутскому тракту по случаю в то время раскрытия реки Ангары ото льда против города Иркутска. Его преосвященство въехал в город чрез Якутский шлагбаум в дорожном тарантасе и доехал в нем до Знаменского девичьего монастыря, где изволил остановиться для посещения монастыря; встречен был игуменьею с монахинями и священниками того монастыря. Преосвщенный вошел в церковь; приложась к святым иконам и кресту, благословил игуменью с монахинями и духовенство и вышел из ограды монастыря, сел на чью-то случившуюся тут пролетку в одну лошадь, так и приехал в собор. По случаю неверных слухов и скорого неожиданного приезда его высокопреосвященства духовенство не успело распорядиться встречею и прислать ранее для него экипаж. Несмотря на неожиданное прибытие, приезд преосвященного был замечен, начался вдруг колокольный звон в городе по всем церквам, который возвестил жителям приезд архипастыря, и они со всех концов города собрались немедленно к собору. При таковом стечении прибыл к кафедральному собору его высокопреосвященство. Тут он встречен был на крыльце протоиереями Спасской церкви Прокопьем Громовым и благочинным Алексеем Шергиным и ключарем собора Иоанном Протопоповым с некоторым градским духовенством; на крыльце преосвященный облачился в мантию, взял жезл и вошел со славою при пении певчих, приложась к святым иконам и престолу; в алтаре подходило к благословению духовенство, потом провозглашено было многолетие государю императору и всей августейшей фамилии; по окончании многолетия преосвященный произнес краткую приветственную речь; из собора следовал в келий в мантии и с жезлом чрез холодную церковь; позволил всем подходить под благословение к руке; при стечении множества народа шествие его было очень медленно. Поднявшись на крыльцо архиерейского дома, обратился к предстоящему народу, оградил его и ушел в свои келий, куда сопровождало его все духовенство и градской глава с гражданами. По входе в келий, приняв от него благословение, вышли вон. Тут ректор Иркутской семинарии, настоятель Вознесенского монастыря архимандрит Нифонт поднес его преосвященству икону святителя Иннокентия Иркутского Чудотворца и хлеб-соль; после сего преосвященный занялся рассматриванием полученных с почтою на имя его бумаг, в коих был манифест о рождении великой княжны Веры Константиновны; тут же он сделал распоряжение на следующий день отправлять торжество и приказал с вечера отправлять по всем церквам в городе всенощное бдение. В 5 часов пополудни посетил его генерал-губернатор Муравьев с супругою; проводя их, изволил быть в домовой церкви у заутрени, а назавтра, 15 числа, по случаю отправления торжества о рождении великой княжны Веры Константиновны служил первую литургию в Иркутске в кафедральном Богоявленском соборе. По прибытии преосвященного в собор и по облачении к служению до начала литургии был прочитан манифест протодиаконом Беляевым, и потом отправлено молебствие с коленопреклонением в присутствии генерал-губернатора Муравьева, военного губернатора Забайкальской области Запольского4 и прочих военных и гражданских чинов и градских общественных сословий; потом совершил литургию и сам раздавал антидор5; говорил поучение. После обедни в келиях преосвященного ректор семинарии архимандрит Нифонт представлял всех учителей семинарии и духовных училищ, а благочинные, протоиереи Фортунат Петухов и Алексей Шергин представляли преосвященному градское духовенство и поднесли хлеб-соль.

17 марта в 7 часов вечера в Иркутск прибыл из Якутска его преосвященство Иннокентий6, архиепископ Камчатский, для поклонения святителю Иннокентию Иркутскому Чудотворцу; принят был на квартиру в дом купца Николая Егоровича Черных.

21 марта в кафедральном Богоявленском соборе после литургии, которую совершал преосвященный Афанасий, архиепископ Иркутский, читан был манифест, данный в С.-Петербурге в 9 день февраля 1854 года, на объявление войны Англии и Франции7.

21 марта в доме благородного собрания Иркутское градское общество всех сословий давало обед по случаю возвращения из С.-Петербурга генерал-губернатора Восточной Сибири Муравьева с супругою; удостоили посещением обеда недавно прибывшие в Иркутск два архиепископа — Афанасий Иркутский и Иннокентий Камчатский, генерал-губернатор Муравьев с супругою и все чиноначалие как военное, так и гражданское.

25 марта в день Благовещения Господня служили литургию два архиепископа в Иркутске: в кафедральном Богоявленском соборе совершал литургию Афанасий, архиепископ Иркутский; в церкви храмового праздника Благовещения Господня совершал литургию недавно прибывший на время в Иркутск Иннокентий, архиепископ Камчатский, который был при этой церкви сначала четыре года диаконом, потом с 1819 по 1823 год той же Благовещенской церкви священником и именовался Иван Евсевьевич Вениаминов8, а после пожелал в Америку на остров Уналашку; впоследствии был там миссионером; при учреждении Камчатской епархии посвящен в сан епископа Камчатского в С.-Петербурге в 1840 году 15 декабря.

28 марта в кафедральном соборе преосвященный Афанасий совершал пострижение в монашество профессора Иркутской духовной семинарии Михаила Ивановича Конопасевича; обряд пострижения совершался после малого выхода; при пострижении в монашество наречено ему имя Мисаил.

В марте месяце на северо-западе была видима на небе звезда с хвостом (комета); в последних числах марта стала невидима.

31 марта по получении с почтою отправляемо было торжество молебствием и целодневным звоном по случаю крещения великой княжны Веры Константиновны, совершенного в С.-Петербурге 28 февраля.

8 апреля в святой Великий четверток в кафедральном Богоявленском соборе преосвященный Афанасий совершал обряд омовения по чиноположению церковному.

11 апреля в день Св. Пасхи в кафедральном соборе заутреню и по окончании ее литургию совершали два архиепископа — Афанасий, архиепископ Иркутский, и Иннокентий, архиепископ Камчатский, а в Вознесенском монастыре служил заутреню и литургию Нил, архиепископ Ярославский. За литургиею в кафедральном соборе посвящен в иеродиакона новопостриженный монах Мисаил, бывший прежде Михаил Иванович Конопасевич. На второй день Св. Пасхи, 12 апреля, в кафедральном соборе литургию совершал Иннокентий, архиепископ Камчатский, а в Вознесенском монастыре — Афанасий, архиепископ Иркутский; на третий день Св. Пасхи, во вторник, Афанасий, архиепископ Иркутский, служил литургию в Знаменском монастыре, а Иннокентий, архиепископ Камчатский, — в Спасской церкви; на четвертый день Св. Пасхи, в среду, 14 апреля, Афанасий, архиепископ Иркутский, служил литургию в Благовещенской церкви; в четверг, 15 апреля, Афанасий, архиепископ Иркутский, служил литургию во Владимирской церкви; 16 апреля, в пятницу, Афанасий, архиепископ Иркутский, служил литургию в Крестовской церкви, а Иннокентий, архиепископ Камчатский, служил литургию в Преображенской церкви; 17 апреля, в субботу Св. Пасхи, в день рождения наследника цесаревича Александра Николаевича, Божественную литургию совершал в кафедральном соборе Афанасий, архиепископ Иркутский, а молебствие отправляли два архиепископа — Афанасий Иркутский и Иннокентий Камчатский, а 18 апреля по случаю храмового праздника в Воскресенской церкви литургию совершали два архиепископа — Афанасий Иркутский и Иннокентий Камчатский; прежде сего в Иркутске такого каждодневного служения архиерейского никогда не было.

19 апреля в 9 часов утра скончался иркутский второй гильдии купец Иннокентий Петрович Нефедьев после трехдневной тяжелой болезни; 22 числа было отпетие в Благовещенской церкви.

20 апреля генерал-губернатор Восточной Сибири Николай Николаевич Муравьев по случаю отправления из Иркутска в дальний путь, предполагаемый по р. Амуру в китайские владения, изволил пригласить поутру чиновников в Вознесенский монастырь для отправления молебствия святителю Иннокентию. Молебствие отправляли два архиепископа — Афанасий Иркутский и Иннокентий Камчатский с монастырским духовенством; потом генерал-губернатор Муравьев и все бывшие с ним чиновники прибыли обратно в город; в 4 часа пополудни по Кругоморскому тракту чрез реку Ангару по Троицкому перевозу его высокопревосходительство Николай Николаевич Муравьев изволил выехать из Иркутска в сопровождении своих спутников в далекий путь; за рекою Ангарою в доме казака Могилева градским главою Алексеем Прокопьевичем Медведниковым был приготовлен обед для отъезжающего генерал-губернатора и его спутников.

На отъезде генерал-губернатора Восточной Сибири Николая Николаевича Муравьева в китайские владения по реке Шилке и Амур на выстроенном пароходе в Шилкинском заводе написаны стихи'':

Как за Шилкой, за рекой,

В деревушке грязной

Собрался народ толпой

И народ все разной.

Новобранцы-казаки

Собрались толпами

И градские торгаши

С ихними женами.

Посмотреть все хочут бал

В Шилкинском заводе

Каждый шел и рассуждал

Все о пароходе:

«Эко чудо завелось!

Надо ж ухитриться,

Что посредством двух колес

Он летит, как птица.

А смотреть, кажись, простой.

Все он же чудесит,

Пустит пар и за собой

Тащит барок десять.

Как не будем диковать,

Как не погадаем:

Его хочут отправлять,

А куда, не знаем?

Если рыбу неводить,—

Невода бы брали:

Если диких коз ловить,—

Так бы не сряжали;

Если б шел не в дальний путь —

Шилкой прогуляться,

Для чего же тысчи пуд

Сухарей сушатся?

Знать, недаром про Аян

Славу проложили

И, наверно, в океан

Пароход срядили».

Вдруг на Шилке на реке

Волны заиграли,

И, чуть видно вдалеке,

Лодки выплывали.

Раздалось: ура! ура!

Все засуетились

И из каждого двора

К Шилке торопились.

И все с радостью живой

Ура! повторили,

И пошел вдруг пир горой,

Обо всем забыли.

Жданный всеми генерал,

Громкий по державе,

Ободряя всех, сказал

О походной славе:

«Не жалеть своих трудов,

Подвигом гордиться,

С нами Бог и рой штыков,

Нечего страшиться».

«Кто со мною?» — он сказал,

Обратясь к народу.

«Все готовы, генерал,

Хоть в огонь, хоть в воду».

Вдруг раздался песен хор,

Пушки загремели.

И по Шилке между гор

Лодки полетели.

21 апреля в 10 часу вечера по 1 части города в Чудотворском приходе при доме купца Николая Шмарова, который был прежде умершего купца Андрея Мичурина, а ныне квартировал в нем чиновник Суровцев, сгорел сарай большой с амбарами; горел очень пылко, так что соседние дома едва могли отстоять.

23 апреля в 12 часу ночи по 1 части города в Чудотворском приходе в доме мещанина Дмитрия Николаевича Пежемского на берегу Ангары был пожар: сгорели до основания флигель и сарай с амбарами, а дом при сильном содействии полиции и пожарных инструментов едва могли спасти. Все эти здания были недавно выстроены.

23 апреля в торжественный день тезоименитства императрицы Александры Феодоровны в кафедральном соборе литургию совершал Афанасий, архиепископ Иркутский, а в институте Восточной Сибири благородных девиц литургию совершал Иннокентий, архиепископ Камчатский.

25 апреля, в воскресенье, в неделю Жен-Мироносиц, но случаю храмового праздника в Архангельской церкви литургию совершал Афанасий, архиепископ Иркутский; в тот же день преосвященный Иннокентий, архиепископ Камчатский, служил литургию в кладбищенской церкви10 и отправлял панихиду на могиле супруги своей, скончавшейся в Иркутске и погребенной на этом кладбище около 1840-х годов.

30 апреля в 5 часу пополудни из Иркутска выехал по Якутскому тракту его высокопреосвященство Иннокентий, архиепископ Камчатский, Курильский и Алеутский, в свою епархию; провожаем был из города с колокольным звоном.

2 майя по получении с почтою отправляемо было благодарственное Господу Богу молебствие по случаю благополучного перехода российских войск чрез реку Дунай и занятия двух крепостей турецких Тульчи и Мачин.

14 майя в начале 12 часа скончался священник Преображенской церкви Димитрий Егорович Попов после тяжкой болезни, на 38 году жизни; майя 18 числа погребен на общем кладбище.

16 майя в воскресенье в кафедральном Богоявленском соборе последнюю в Иркутске литургию совершал отъезжающий бывший архиепископ Иркутский Нил, а ныне архиепископ Ярославский и Ростовский; говорил проповедь, прощаясь с иркутскою паствою; собрание народа в церкви было очень большое; в тот же день Афанасий, архиепископ Иркутский, служил литургию в Успенской церкви.

18 майя в 1 часу пополудни из Иркутска выехал к месту своего назначения бывший Иркутский архиепископ Нил, переведенный на Ярославскую епархию. В начале первого часа пополудни начался в соборе и по всем церквам города колокольный звон. Его высокопреосвященство архиепископ Нил вышел из келий архиерейского дома со славою, облаченный в мантию и с жезлом, следовал в кафедральный собор; служил молебствие с духовенством. Вслед за ним прибыл туда же в собор Афанасий, архиепископ Иркутский, просто, в рясе, прошел в дьяческие двери в алтарь и стоял там во все время отправления молебствия, по окончании коего его высокопреосвященство Нил произнес краткое прощальное приветствие к предстоящим; на очах его блистали слезы. Потом, помолившись с земным поклонением, приложась к престолу и иконам, изволил следовать из собора в мантии и с жезлом на приготовленный у собора для переправы чрез реку Ангару крытый карбаз при стечении множества разного звания народа, который приходил принять от него последнее архипастырское благословение; этим шествие его из собора очень замедлилось. Между тем преосвященный Афанасий вышел из собора и спустился с берега в приготовленный для переправы чрез реку Ангару карбаз; с ним следовали иркутский военный губернатор Венцель, управляющий губерниею председатель губернского правления Струве, председатель казенной палаты Какуев, градской глава Медведников и почетные граждане. Тут долго ждали преосвященного Нила, который медленно подвигался вперед, удерживаемый множеством народа, принимавшего от него благословение; наконец, достигнув карбаза и оградив предстоящий на берегу народ, вошел в карбаз с жезлом и в мантии, сел вместе с преосвященным Афанасием; певчие во все время шествия его из собора пели ирмосы11, а на колокольнях в городе по всем церквам продолжался звон. Тут же приготовлен был другой карбаз, В который сели певчие и многие провожающие преосвященного чиновники и граждане; во время пути по Ангаре певчие продолжали пение. Переплывши Ангару, высокопреосвященные оба вместе сели в одну карету: Нил Ярославский в мантии и с жезлом, а Афанасий Иркутский в рясе, а иподиаконы в стихарях стали на запятки архиерейской кареты и так следовали до Вознесенского монастыря. Там встречен был архимандритом того монастыря Нифонтом с прочим монастырским духовенством и монашествующими; по входе в церковь преосвященный Нил слушал молебствие, которое отправлял архимандрит Нифонт с братиею. Когда преосвященный Нил приложился к мощам святителя Иннокентия Чудотворца Иркутского, архимандрит Нифонт поднес в дар его высокопреосвященству икону святителя Иннокентия, Иркутского Чудотворца, и просфору, приготовленную ранее, лежавшую в раке святителя. Его высокопреосвященство принял с большим удовольствием священный подарок и произнес краткое приветствие. Потом все сопровождавшие его высокопреосвященство духовные, чиновники и граждане были приглашены к обеденному столу, приготовленному усердием общества, градским главою Медведниковым в келиях настоятельских на сто персон; обед был самый радушный и сопровождался пением хора певчих. Вскоре запенились кубки и предложены тосты за здравие государя императора и всего августейшего дома, Святейшего синода, высокопреосвященного Нила, архиепископа Ярославского, Афанасия, архиепископа Иркутского, генерал-губернатора Восточной Сибири Николая Николаевича Муравьева, военного губернатора Карла Карловича Венцеля, управляющего губерниею Струве, иркутского духовенства, за гражданское общество и за победоносное храброе российское войско. По окончании обеда все участвовавшие в проводинах гости согласились проводить за монастырь до рощи, где его высокопреосвященство Нил, архиепископ Ярославский, простившись с преемником своим Афанасием, архиепископом Иркутским, со всем бывшим туг духовенством, со всеми начальственными лицами, чиновниками, гражданами и со всеми ему коротко знакомыми, благословил всех его сопровождавших, сел в дорожную карету и отправился и дальнейший путь к месту своего назначения — в Ярославль. Некоторые еще последовали за ним сопровождать до первой станции от Иркутска.

Бывший высокопреосвященный Нил, архиепископ Иркутский, управлял Иркутскою епархиею с назначения указом 1838 года 23 апреля по 24 декабря 1853 года, т. е. 15 лет 8 месяцев и 1 день, а с прибытия в город Иркутск — с 1838 года 22 июля и по выезд из Иркутска 1854 года 18 майя, всего его пребывание в Иркутске продолжалось 15 лет 9 месяцев и 27 дней. Его высокопреосвященство Нил был всеми любим и уважаем, имел видную наружность и в священнослужении был величествен, в обращении вежлив, умен, учен, любознателен, благоразумен, исполнителен и сколько нужно строг. Стены его келий были обставлены шкафами, где лежали тысячи минералов; в других комнатах помещались книги, а на столах стояли машины: электрическая, гальваническая, дагерротип и другие, и всегда занимался делами сам; много трудился на переводах служебных книг и литургии на монгольский язык; на обедах и беседах в обществе был разговорчив, и тут развертывалась его многосторонняя ученость и приветливость в обращении. Архиепископ Нил первоначальное образование получил в Могилевской семинарии и именовался Николаем Федоровичем Исаковичем; высшие науки слушал в С.-Петербургской академии; впоследствии он был ректором Ярославской семинарии, оттуда в 1835 году хиротонисан во епископа Вятского, в 1838 году сопричислен к ордену св. Анны 1 степени и того же 1838 года 23 апреля переведен в Иркутскую епархию и в бытность свою на Иркутской епархии получил монаршие награды: возведен в сан архиепископа в 1840 году, сопричислен к ордену св. Владимира 2 степени большого креста 1847 года, сопричислен к ордену Александра Невского в 1852 году. Во время управления его Иркутскою епархиею произведены многие значительные постройки: новое большое каменное здание Иркутской духовной семинарии; напротив этого здания иждивением иркутского первой гильдии купца Прокопья Федоровича Медведникова выстроен новый большой каменный храм во имя Успения Божией Матери; многие в городе храмы Божий во внутреннем и наружном устройстве переправлены и поновлены; его же старанием и убеждением на капитал, пожертвованный Статским советником, почетным гражданином Ефимом Андреевичем Кузнецовым, основано и выстроено в Знаменском монастыре училище для девиц духовного звания; в том же Знаменском Монастыре на каменных келиях монахинь настроен второй этаж келий деревянный; в Вознесенском монастыре выстроен новый каменный большой корпус для братии; старанием, убеждением и дружеским распоряжением его же высокопреосвященства пожертвовано статским советником и кавалером, почетным гражданином Ефимом Андреевичем Кузнецовым двести пятьдесят тысяч рублей серебром на сооружение в городе Иркутске нового каменного собора; капитал этот остался и поступил преемнику его Афанасию, архиепископу Иркутскому; в Тунке на горячих Туранских водах основал он пустыню во имя Нила Столбенского; очень любил это место и часто посещал его и хотел увековечить память о себе построением этой пустыни с целию обращения живущих в окрестности бурят в христианство12.

20 майя по получении с почтою в кафедральном соборе и по всем церквам в городе читан манифест, данный 11 апреля 1854 года в С. Петербурге, о начале военных действий с Англиею и Франциею и об объявлении с этими державами войны13.

3 июня получен с почтою манифест, данный в С.-Петербурге 27 апреля 1854 года, о наборе рекрут с восточной полосы по девяти человек с тысячи душ, независимо еще от сего по три чело-иска с тысячи оставшихся в недоборе против западной полосы по уравнительному расчету за прежнее время, а всего по двенадцати человек с тысячи душ; повелено начать набор с 15 июля и окончить к 15 августа.

5 июня к Преображенской церкви на место умершего священника оной церкви Дмитрия Попова переведен по прошению из кафедрального Богоявленского собора священник, регент архиерейских певчих Серафим Васильевич Шашков; при поступлении нового священника к Преображенской церкви 6 июня, в воскресенье, преосвященный Афанасий, архиепископ Иркутский, изволил служить литургию в Преображенской церкви в первый раз по прибытии его на Иркутскую епархию.

18 июня получен с почтою № 111 «С.-Петербургских ведомостей» 1854 года с высочайшим приказом от 16 майя 1854 года, коим назначен иркутским полицеймейстером бывший кяхтинский полицеймейстер, состоящий по армии подполковник Рейнгарт Отто Федорович, с оставлением по армии. Он прибыл в Иркутск, следуя к месту своего назначения в Кяхту, и оставлен по распоряжению генерала для исправления должности иркутского полицеймейстера на место исправлявшего тогда временно сию должность частного пристава 3 части Пашинникова, после майора Евреинова, бывшего полицеймейстером Иркутска.

В июле месяце по 2 части города против флигеля дома военного губернатора Венцеля начали строить на каменном фундаменте большой деревянный дом для Александрийского приюта.

25 июля по получении с почтою отправляемо было благодарственное Господу Богу молебствие по случаю победы, одержанной генерал-лейтенантом князем Андрониковым на реке Чолоке, на границах Гурии: разбит наголову 34-тысячный турецкий корпус, и взято при этом деле у неприятеля три лагеря со всем имуществом и все 13 пушек, 35 знамен и значков и множество оружия; победа эта происходила 4 июня 1854 года.

В июле из Иркутска выехал по Московскому тракту в Россию бывший бригадный командир казачьих конных полков генерал-майор Александрович с семейством, по прошению его уволенный от службы с мундиром и 2/3 жалованья.

4 августа утром в Иркутск прибыл с Якутского тракта из Аяна состоящий при генерал-губернаторе Восточной Сибири Муравьеве подполковник Корсаков и с ним красноярский купец Кузнецов, бывшие оба с генералом на Амуре, и того же дня вечером Корсаков выехал из Иркутска в С.-Петербург с пакетами от генерала Муравьева — донесением о его поездке и о благополучном проплытии в Китайском государстве по реке Амуру до устья ее при впадении в море, где и построена наша новая крепость14.

6 августа в 8 часов вечера по 1 части города по Луговой улице против дома чиновника Сукачева и купца Базанова в подвале иркутского мещанина Алексея Петровича Кузнецова вспыхнул фосфор и произошел пожар; по прибытии пожарной команды с инструментами скоро прекращен без большого вреда зданию.

В первых числах августа общее губернское управление переведено во вновь отделанный большой флигель при доме военного губернатора Венцеля.

В августе месяце по 2 части города недалеко от Преображенской церкви у жандармских казарм вновь выстроен на каменном фундаменте большой деревянный дом для манежа.

30 августа вечером в день тезоименитства наследника престола Александра Николаевича иркутский публичный сад у Спасской церкви и дом благородного собрания были великолепно иллюминованы плошками в разных видах; на крыше дома были вензеля, освещенные плошками, а по аллеям сада везде были повешаны разноцветные фонари. За рекою Ангарою против сада на острове был пущен прекрасный фейерверк; все это освещение и фейерверк были на счет содержателя винного откупа г. Соловьева по распоряжению его сына Степана Федоровича Соловьева, проживавшего в Иркутске и управлявшего делами откупа; зрителей было множество всех сословий, и вход в сад был для всех свободный. По приказанию частной управы всем домохозяйкам в городе в этот день приказано всякому против своих домов ставить на улице плошки; по всем улицам горело плошек очень много; вечер был тихий, без ветра.

На 7 сентября ночью в Вознесенском монастыре скончался скоропостижно архимандрит Амвросий, бывший прежде в Посольском монастыре настоятелем, впоследствии уволенный на покой; погребен 10 сентября в Вознесенском монастыре.

8 сентября по получении с почтою в кафедральном соборе преосвященным Афанасием с градским духовенством отправляемо было благодарственное Господу Богу молебствие по случаю победы, одержанной начальником Эриванского отряда генерал-лейтенантом бароном Врангелем 17 июля 1854 года в Азии, и совершенного разбития двенадцатитысячного турецкого корпуса, а 19 июля — занятия города и двух замков Баязета и всего Баязетсского санджака; трофеи сей победы — 4 орудия, 3 зарядных ящика с полною упряжью, 16 знамен, 3 значка, 370 пленных, оружие, барабаны и более 2 тысяч трупов; разбросанные снаряды, вьюки с зарядами, амуниция и одежда покрывали поле сражения; два лагеря со всем имуществом и припасами провианта были брошены турками; в числе убитых турок находился начальник башибузуков Али-паша; главнокомандующий Лим-паша бежал вместе с другими. В Баязете найдено 3 орудия, одно знамя, большие запасы пороха, артиллерийских снарядов, более 2½ миллиона патронов, 1800 ружей и сабель, амуниция, 10 больших ящиков медикаментов английского и французского приготовления, пшеницы I 000 четвертей, муки 150 четвертей, сорочинского пшена 300 чет., полбенной крупы 1000 чет., ячменя 1600 четв., коровьего масла 300 пуд., соли до 500 пуд., буйволовые кожи, различная одежда, обувь и прочее. Кроме того, в лагере при Арзабе и в Мусуне взяты большие запасы ячменя и пшеницы, количество коих не приведено в надлежащую известность.

12 сентября по получении с почтою в кафедральном Богоявленском соборе преосвященным Афанасием с градским духовенством отправляемо было благодарственное Господу Богу молебствие с коленопреклонением по случаю победы над турками генерал-лейтенантом князем Бебутовым: 24 июля нанесено совершенное поражение шестидесятитысячному турецкому корпусу российским отрядом, состоявшим из 18 тысяч под ружьем, Трофеи сей славной победы, одержанной Александропольским отрядом близ селения Кюрук-дара, состояли в следующем: 15 орудий с 16 зарядными ящиками, 2 знамени, 4 штандарта, 20 значков, множество оружия, барабанов, музыкальных инструментов, 2018 пленных, из которых штаб-офицеров 2, обер-офицеров 84 и нижних чинов 1932 человека, все регулярной пехоты; убитых на месте неприятелей более 2-х тысяч. Подобный кровавый бой, в котором с обеих сторон гремело в продолжение 4-х часов до 140 орудий, не мог и нам обойтись без значительной потери: у нас убито штаб-офицеров 4, обер-офицеров 17, нижних чинов 568; ранено: один генерал, штаб-офицеров 9, обер-офицеров 70, нижних чинов 1831; контужено: генерал один, штаб-офицеров 9, обер-офицеров 29, нижних чинов 444; убито милиционеров 10, ранено и контужено 61 человек.

19 сентября в 4 часа пополудни из Иркутска выехал по Заморскому тракту преосвященный Афанасий, архиепископ Иркутский, в Кяхту для освящения там вновь выстроенного собора и для обозрения края.

26 сентября в 10 ч. вечера в Иркутск прибыл по Якутскому тракту генерал-губернатор Восточной Сибири Николай Николаевич Муравьев из поездки своей на Амур. От российской границы с Китаем и в китайском владении проплыл по реке Амуру до впадения в море и морем прибыл в Аян, а оттуда в Якутск. Назавтра приезда его, 27 числа, в 11 часов утра представлялись ему чиновники всех ведомств и граждане всех сословий, а потом по распоряжению его следовали все в кафедральный собор, куда прибыл и сам его высокопревосходительство Николай Николаевич с супругою и всем своим штабом, где по предварительному его распоряжению ожидало духовенство. За отлучкою преосвященного Афанасия, архиепископа Иркутского, в Кяхту инспектор Иркутской духовной семинарии архимандрит Петр со старшим градским духовенством отправлял Господу Богу благодарственное молебствие по случаю счастливого окончания дальнего пути на Амур и благополучного возвращения в Иркутск. Провозглашено многолетие государю императору и всей августейшей фамилии и христолюбивому воинству. Стечение народа в соборе было очень большое.

На 15 октября в 3 часа ночи по 2 части города в Спасском приходе при доме чиновника Василия Никифорова Парнякова сгорел его сарай до основания.

28 октября в 3 часа дня в Иркутск прибыл из Забайкала преосвященный Афанасий, архиепископ Иркутский. Изволил прибыть прямо к кафедральному собору в дорожном экипаже, тут встречен был духовенством, по входе в собор слушал молебствие и произнес краткую речь.

На 30 октября в 1 часу ночи по 1 части города в Троицком приходе недалеко от каменного дома купца Малкова к берегу сгорел дом мещанина Попова, занимавшегося выделкою восковых свеч. Того же 30 октября в 5 часов пополудни в рабочем доме сгорела баня.

31 октября в 5 часов вечера в рабочем доме сгорел дом.

6 ноября утром к генерал-губернатору Восточной Сибири Муравьеву прибыл нарочный из Камчатки лейтенант князь Дмитрий Максутов 1-й от камчатского военного губернатора Завойко с донесением от 1-го сентября 1854 года, что англо-французский флот, состоявший из шести судов, 18 августа подошел К порту и 20 числа сделал нападение на Петропавловский порт: начал бомбардировать со своих судов порт и город и сделал высадку из 600 человек, которые были отражены и бежали обратно К своим шлюпкам, и более 8 часов 11 наших орудий выдерживали действие против 80 неприятельских. Одно гребное судно было потоплено, а прочие удалились, и ночь прекратила бой. По прекращении бомбардирования неприятель отошел в море для починки своих судов, потерпевших значительное повреждение от наших выстрелов. 24 числа сделал опять общее нападение и высадку на берег десантного войска до 650 человек и хотел решительно овладеть портом, но, благодарение Всевышнему Богу, он отражен с большою потерею. Всего наших было 347 человек, кои стремительно ударили в штыки, и неприятель не выдержал нападения, несмотря на храбрость своих офицеров; враги наши бежали в беспорядке по гребню Никольской горы прямо к обрывам и побросали ружья и знамя; одна часть людей была сброшена с крутого оврага и погибла, а другая достигла шлюпок, провожаемая нашими ружейными выстрелами. Неприятель потерял кроме убитых и раненых на судах еще около 300 человек. В числе убитых найдено на берегу 4 офицера, и в плен взято 4 человека, отбито у них одно знамя английское, 7 сабель и 56 ружей. Знамя привезено князем Максутовым и доставлено генералу Муравьеву. 25 и 26 августа неприятель хоронил в Тарьинской губе убитых и исправлял повреждения, а 27 числа ушел в море. С нашей стороны потеря состояла в убитых 37 чел. нижних чинов, раненых 5 офицера и 75 нижних чинов, всего 115 человек. Из числа офицеров князь Максутов ранен смертельно. Повреждения на судах наших незначительны; в городе сгорел рыбный сарай, ядрами повреждено 8 домов и 5 разных других строений. По получении сего радостного известия генерал-губернатор немедленно дал знать преосвященному Афанасию, архиепископу Иркутскому. В 10 часов утра в кафедральном соборе начался благовест в большой колокол; тот же час собралось в собор старшее градское духовенство и преосвященный Афанасий, потом прибыл генерал-губернатор Муравьев со всем своим штабом, чиновники всех ведомств и граждане. Преосвященный Афанасий отправлял благодарственное Господу Богу молебствие по случаю одержанной победы над неприятелем, и провозглашено многолетие государю императору и всей августейшей фамилии и победоносным войскам. В тот же день у генерала Муравьева был обеденный стол, после стола для показания народу возили по главным улицам города отнятое в сражении у англичан знамя в сопровождении отряда конных казаков и полицеймейстера. На второй день вторично возили знамя по улицам таким же порядком, как и в первый день, а вечером в доме благородного собрания дан был бал градским главою Медведниковым от имени градского общества, и дом был освещен плошками.

В Иркутске по этому случаю написаны стихи учеником Иркутской гимназии Лисавиным:

Раздался колокольный звон.

Народ шумящими толпами

Идет, бежит со всех сторон,

И мчатся сани за санями.

Лишь у коней из-под копыт

Пыль серебристая летит.

Но что все это знаменует?

Куда теперь спешит народ?

Сибирь победу торжествует —

Разбит англо-французский флот!

Уже давно Сибири влажной

Военный гром не оглашал:

С тех самых пор, когда отважный

Ее Ермак завоевал.

Но вот на севере туманном,

Где с бурей спорит океан,

В Камчатку к нам француз нежданный

Пришел с ватагой англичан.

И дорогим гостям навстречу

Пустили русские картечу

И пулей град. Вот грянул гром,

И содрогнулся Альбион,

И сшиблись трех народов груди.

Свист пуль, гром пушек, стон людей,

И говор волн, и стук орудий,

И треск разбитых кораблей —

Все это чудно было слито

В один торжественнейший гул,

И гордый враг, стыдом покрытый,

К нам в страхе руки протянул.

Завойко всех на пир кровавый

Камчатских жителей созвал,

И долго он еще на славу

Гостей незваных угощал.

Теперь мы ясно доказали На нас озлобленным врагам,

Что груди русских крепче стали,

Что Бог защитой служит нам.

И Богу славному в соборе

Молебен служит архиерей,

И вот зачем, как волны моря,

Текут туда толпы людей.

9 декабря в 3 час дня в Иркутске в доме иркутской цеховой Анны Ивановны Несытовой у дочери ее вдовы надворной советницы Марьи Егоровны Барсук привезена была из Ижиги в 1846 году в Иркутск и проживала у ее в прислуге более десяти лет пжигинская урожденка девица Наталья Нижегородова, 25 лет от роду. Пошли на реку Ангару с мальчиком лет пятнадцати по воду с ушатом. Пришедши к реке, поставили ушат на заберегу, и мальчик стал черпать ковшом из реки Ангары в ушат воду. А она с забереги бросилась прямо в реку Ангару и утонула, хотя ее вскоре и переняли, но уже мертвою и не могли привести в чувство. Причина к ее самоубийству есть следующая. У квартировавшего к доме Несытовой немца потерялась из чемодана серия 50 руб. серебром, и подозрение падало на ее, и она с 7 числа содержалась на первой час[т]ной управе под арестом и была посечена, хотя она в похищении этих денег и не созналась. 9 декабря в 10 часов утра десятник из управы привел ее обратно к барыне ее Барсуковой. В 3 час. того же дня Наталья сама созвала парня идти с нею на реку Ангару по воду и, вероятно, уже имела преступное намерение погубить себя. По перенятии из реки Ангары, унесена была в дом купца Егунова, стоявшего на берегу у сада, и там употребили все средства к приведению ее в чувство, но бесполезно. От Егунова увезли ее [в] больничный дом, и там делали свидетельство и производили следствие и оттуда предали земле.

11 декабря в 10 час. вечера в Иркутске в ремесленном доме у Сучкова сгорел дом и при нем мастеровая и службы при доме.

Примечания

1 Струве Б.В. (1850-1855), порученец при генерал-губернаторе Н.Н. Муравьеве (с 1848), председатель Иркутского губернского правления. Подробнее см.: Матханова Н.П. Высшая администрация Восточной Сибири в середине XIX века. С. 153.

2 Афанасий (Андрей Соколов) 24 декабря 1853 г. назначен архиепископом Иркутским (Романцова Т. Духовный вертоград Сибири. С. 24-25).

3 В 1854 г. в Воскресенской церкви торговой слободы Кяхта шла реставрация икон. В работе принимал участие художник-декабрист Н.А. Бестужев. Посмотреть, как идут работы, и ездил Нил. Подробнее см.: Кяхта. Памятники истории и культуры. М., 1990. С. 18.

4 Запольский Павел Иннокентьевич (1797-1860), генерал-майор, военный губернатор и управляющий гражданской частью Забайкальской области (1851-1855), наказной атаман Забайкальского казачьего войска. Подробнее см.: Энциклопедия Забайкалья. Читинская область. Новосибирск, 2004. Т. 2. С. 398.

5 Антидор — благословенный хлеб, большая просфора, раздаваемая частицами народу, из которой вынут агнец. Так называется вынутая часть просфоры на проскомидии (часть литургии), при которой готовятся дары на жертвенник для освящения (Даль В. Толковый словарь живого... Т. 1. С. 18; Т. 4. С. 510).

6 Точнее: Иннокентий (Вениаминов), архиепископ Камчатской, Курильской и Алеутской епархии. Она была образована в 1840 г. при архиепископе Ниле (Исаковиче). См. также примеч. 2, 3 к 1841 г.

7 Речь идет о событиях Крымской войны (1853-1856) (см. примеч. 8 к 1853 г.). После уничтожения в Синопском сражении 18 ноября 1853 г. вице-адмиралом П.С. Нахимовым турецкой эскадры соединенная англо-французско-турецкая эскадра вступила в Черное море и британский кабинет потребовал от России очистить Дунайские княжества. В ответ Николай I объявил войну Англии и Франции. 18-27 августа — оборона Петропавловска от англо-французской эскадры. Подробнее см.: Задонина Н.В., Леви К.Г. Хронология природных и социальных феноменов... С. 736.

8 В записи летописца есть ошибки и неточности. Иннокентий (Вениаминов) начал священнослужение в Иркутской Благовещенской церкви: 13 мая 1817 г. был посвящен в дьяконы, 18 мая 1821 г. рукоположен во священника, прослужил в ней два года. Здесь 29 апреля 1817 г. он был обвенчан с дочерью якутского священника Екатериной Ивановной Шариной (1797-24.11.1839). Открыл при Благовещенской церкви воскресную школу. В течение всей жизни питал к Иркутску и Благовещенскому храму благоговейное отношение, о чем свидетельствует и летописец (Анисов Л.М. Просветитель Сибири и Америки. С. 25-26).

9 Стихотворение, написанное неизвестным автором по случаю отбытия Н. Муравьева на Амур, встречается только в летописи В.А. Кротова.

10 Точнее: во второй Входо-Иерусалимской церкви на Иерусалимском кладбище.

11 Ирмос — вступительный, оглавный стих, показывающий содержание прочих стихов песни или канона (церковная песнь в похвалу святого или праздника церкви, которую читают или поют на заутренях) (Даль В. Толковый словарь живого... Т. 2. С. 47, 85).

12 Нилова пустынь.

13 Здесь летописец сам себе противоречит. Имеется в виду манифест от 9 февраля 1854 г. (см. запись от 21 марта 1854 г. и примеч. 8 к данному

Автор: В. А. Кротов Источник: Летопись города Иркутска. 1652-1856 гг. / вступ. ст., публ., подгот. текста, коммент. Н.В. Куликаускене. —Иркутск: Сибирская книга (ИП Лаптев А.К.), 2013.

Выходные данные материала:

Жанр материала: Хронология | Автор(ы): Составление Иркипедии. Авторы указаны | Источник(и): Источники указаны | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2013 | Дата последней редакции в Иркипедии: 07 мая 2016

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: XIX век | Летопись Кротова | Пятидесятые | Ю. П. Колмаков. Летопись города Иркутска | Хронологический