Великая Отечественная война // «Иркутск в панораме веков» (2004)

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF
Автор: Наталья Федотова
Источник: irkipedia.ru
Автор: Не известен
Автор: Не известен
Автор: Не известен
Автор: Не известен
Автор: Борис Слепнёв

К началу Великой Отечественной войны Иркутск представлял собой крупный промышленный, культурный центр на востоке страны. По переписи 1939 г., в нем проживало 243,4 тыс. человек. В основном это были рабочие и служащие промышленных и учрежденческих организаций — вузов, школ и научно-исследовательских учреждений. Город был раскинут на обширном пространстве, располагался по берегам реки Ангары и включал в себя находящиеся в 7 километрах к западу поселки Ленино и Ново-Ленино, к городу также относились и небольшие поселки вдоль реки Иркутапоселок имени С. Кирова и Селиваниха. Несмотря на большую разбросанность, Иркутск не имел своего городского автотранспорта. С Ленинским районом и авиационным заводом он был связан железной дорогой: туда курсировал пригородный поезд, или «передача», как его называли местные жители. С отдаленным районом — предместьем Марата, или Знаменским предместьем — город был связан автобусным движением, но оно было весьма нерегулярным и соединяло предместье только с железнодорожным вокзалом.

Промышленность и рабочий класс Иркутска в период войны

Город делился всего на 3 района: центральный — Кировский район, охватывающий северо-восток города и районы железнодорожного вокзала, Ленинский, в который входили поселки Ленино и Ново-Ленино, и Сталинский. Несколько позднее, уже в ходе войны, выделились два новых района города: Свердловский и Нагорный.

Всей хозяйственной и коммунальной сферой в городе руководил городской Совет (председатель В. Камоликов, после его смерти, с ноября 1941 г., С. Кушнир, а затем с июня 1942 г. на протяжении всей войны А. Рудаков). Партийное и комсомольское руководство города было сосредоточено в руках секретаря горкома ВКП(б) А. Цукановой и секретаря горкома ВЛКСМ М. Качкиной. Они координировали деятельность трудящихся города по обеспечению нужд фронта, по всесторонней помощи фронту. Трудящиеся города были заняты мирной созидательной работой, но ее нарушило нападение 22 июня 1941 г. фашистской Германии.

За годы, предшествующие Второй мировой войне, Иркутск превратился в крупный город Сибири. Он имел такие современные предприятия, как завод тяжелого машиностроения имени В.В. Куйбышева, авиационный завод, механический завод, слюдяную фабрику, крупнейший на востоке Сибири мясокомбинат, чаепрессовочную и макаронную фабрики, кожевенный и мыловаренный заводы, меховую фабрику, комбикормовый и ликероводочный заводы и многие другие более мелкие предприятия. Кроме того, город располагал крупнейшей на востоке железнодорожной станцией с паровозным и вагонным депо, которые дополнялись находившимся в 7 километрах от города мощным железнодорожным узлом на станции Иннокентьевская с современной распределительной горкой для формирования поездов.

С началом Великой Отечественной войны промышленность города была переведена на обслуживание нужд фронта. Война принесла немало трудностей промышленности и транспорту: ухудшилось снабжение предприятий сырьем, оборудованием, топливом, энергией, сократились ассигнования на строительство. Большинство квалифицированных кадров ушло в армию. Преодоление этих трудностей потребовало много сил и энергии от рабочих и служащих, от руководителей.

Начавшаяся война заставила перестроить все промышленное производство на военный лад. На выпуск военной продукции были переведены не только такие крупные предприятия, как завод имени Куйбышева, но и мелкие предприятия местной и кооперативной промышленности, выпускавшие прежде сугубо гражданскую продукцию, перешли на выпуск оружия и боеприпасов. Более 50 предметов оборонного значения стали производить на этих предприятиях, в том числе стрелковое оружие, минометы, гранаты, деревянные части самолетов, инженерное снаряжение, лыжи. Даже учебные заведения стали работать на оборону. Так, ремесленное училище № 1 Иркутска готовило для фронта огнеметы, детали для грозных минометов «Катюша». Швейные и обувные фабрики шили обувь и одежду для Красной Армии, стекольные заводы и мастерские выпускали ампулы для лекарств. Макаронные фабрики и мясокомбинат города готовили для фронта сухари, пищевые концентраты, а также противотанковые бутылки с зажигательной смесью, медикаменты и др.

Всесторонняя перестройка промышленности на военный лад продолжала оставаться центральной задачей всех партийных и государственных органов не только в конце 1941 г., но и во второй половине 1942 г. Необходимо было создать слаженное военное производство, которое в тех условиях могло удовлетворить с каждым днем возраставшие потребности армии. Требовалось также изменить многое в процессе промышленного производства, начиная от его структуры и темпов и кончая режимом рабочего дня.

Особое значение приобретали вопросы рационализаторства, изобретательства, режима экономии, соревнования. В связи с отвлечением большой массы рабочих и служащих на фронт остро встала проблема промышленных кадров.

Важной составной частью перестройки народного хозяйства на военные рельсы было восстановление эвакуированных промышленных предприятий из западных районов страны, которым угрожало вражеское нашествие. Уже в августе 1941 г. в Иркутск стали приходить первые эшелоны с оборудованием фабрик и заводов, сырьем, рабочими и служащими. Эшелоны с грузами прибывали вплоть до 1943 г. Согласно плану Всесоюзного совета по эвакуации Иркутская область приняла 22 крупных предприятия, около 10 трестов и сырьевых баз.

На завод тяжелого машиностроения имени В.В. Куйбышева прибыло оборудование и кадры с Ново- и Старокраматорского машиностроительных заводов с Украины. Причем эвакуация была организована весьма успешно. Еще 27 июня 1941 г. директор Старокраматорского завода Песчаный издал приказ направить пассажирским поездом из Златоуста и Челябинска большую группу рабочих (24 человека) с поручением «связаться с заводскими и городскими организациями, а также с частным сектором по подготовке жилья для приезжающих семей и принять меры по разгрузке оборудования и его хранению». А вскоре стали прибывать и эшелоны. Станки и машины, связанные с производством проката, были использованы для расширения завода. Монтаж основного оборудования завершился к маю 1942 г. Из 618 единиц оборудования в апреле было введено в эксплуатацию 397. Наибольшие трудности возникли с обеспечением эвакуированных рабочих и служащих жильем. Часть временно осталась жить в вагонах, другие расселились в заводских домах за счет уплотнения жителей. Иркутяне проявили отеческую заботу об украинских машиностроителях, которых война заставила покинуть обжитые места.

Вторым крупным предприятием, эвакуированным в ноябре 1941 г. в Иркутск, был Московский авиационный завод № 39. Его оборудование разместилось на производственных площадях авиационного завода № 125. Часть станков установили в здании находящегося неподалеку ремесленного училища № 2. Прибывших с эшелонами 1700 рабочих с их семьями расселили по квартирам в поселке завода. Благодаря принятым мерам в течение двух месяцев оборудование было смонтировано и предприятие приступило к выпуску продукции.

Кроме того, из оборонных предприятий в Иркутск были эвакуированы патронный и абразивный заводы. Из предприятий легкой и пищевой промышленности, эвакуированных в Иркутск, следует отметить швейную фабрику имени Воровского, фабрику головных уборов из Одессы, а также Смоленскую швейную фабрику (частично, ибо основное оборудование ее было направлено в город Пятигорск).

Сюда же были перебазированы 3 обувных предприятия: обувная фабрика из Днепропетровска с 386 рабочими и 27 вагонами оборудования, хромовый завод из Серпухова, модельная мастерская с сырьем из Одессы. Последние два влились в Иркутские обувную и кожевенную фабрики, а Днепропетровская обувная фабрика была сохранена как самостоятельное производство. Ее разместили в недостроенном здании пожарного депо в Ленинском районе. Уже к середине октября 1941 г. фабрика была пущена в строй (оборудование прибыло 5—18 сентября 1941 г.), а к середине декабря она стала выпускать 85 % cвоего плана[1].

На завершающем периоде войны

Перебазирование промышленных предприятий в Иркутск увеличило производственно-технические мощности города. Здесь появились новые отрасли оборонной промышленности: абразивная и патронная. Промышленность пополнилась отрядом квалифицированных кадров металлургов, машиностроителей, обувщиков из Украины, Москвы, Подмосковья.

Но промышленность Иркутска выросла не только за счет эвакуированных предприятий. Несмотря на все трудности военного времени, в городе продолжались капитальное строительство, расширение и реконструкция старых предприятий. За первые полтора года войны в области было введено в эксплуатацию на 370 миллионов рублей оборудования. Объем капиталовложений в 1942 г. составил 136 миллионов рублей. Был введен в строй ряд объектов, имевших важное оборонное значение, заметно окрепла энергетическая база. Так, были пущены тепловая электростанция с выработкой в 6 тыс. киловатт-часов в Ленинском районе, новая электротурбина на заводе имени Куйбышева, смонтирована новая турбина центральной Иркутской ТЭЦ.

Принятые меры и самоотверженный труд рабочих и служащих за первый год войны буквально преобразили завод имени Куйбышева (директор Н. Моисеев). Его производственные мощности выросли к 1944 г. в полтора раза, количество металлорежущих станков — почти вдвое. На базе эвакуированного оборудования были организованы механосборочные цеха № 1 и № 5, прокатный, чугунолитейный, сталелитейный, кузнечный и инструментальный. Впервые в своей истории завод освоил выпуск легированной стали, горячий прокат меди на среднесортовом прокатном стане. Выпуск промышленной продукции, имевшей оборонное и народнохозяйственное значение, вырос с 1941 по 1944 г. на 258 %[2]. Наряду с выпуском довоенной продукции завод получил задание Государственного Комитета Обороны на производство новых видов металлургического оборудования и оборонной продукции. Вместе с опытными старыми кадрами на заводе самоотверженно трудилась молодежь. Комсомольскую организацию — вдохновителя трудовых подвигов молодых рабочих — возглавлял М.М. Выборов, в прошлом токарь и мастер ОТК завода.

Иркутский авиазавод (директор А. Иосилович) буквально накануне войны в 1940 г. получил важное правительственное задание — начать производство бомбардировщиков Пе-2. Это был современный двухмоторный скоростной самолет, превосходивший немецкие бомбардировщики типа «хейнкель» и «юнкерс». Перед самой войной была закончена сборка самолета и он был передан на летные испытания. В январе 1942 г. коллектив завода получил новое задание — наладить выпуск бомбардировщиков Пе-3, а с августа 1942 г. начать серийное производство бомбардировщиков Ил-4. Создание новых типов самолетов потребовало пересмотра всей прежней технологии и организации производства. Конечно, внедрение новых технологических процессов давалось непросто. Инженерам-технологам, техникам и другим специалистам приходилось работать в очень трудных условиях, преодолевая голод и холод, усталость и болезни.

С целью экономии бензина заводчане стали отправлять самолеты не своим ходом, как раньше, а по железной дороге. Это потребовало дополнительных усилий. На заводе был создан монтажно-сборочный участок, а в Москве — демонтажный. Руководил им молодой техник Б.И. Беляков. Для транспортировки самолет разбирали, помещали его части в погрузочные рамы и контейнеры, а моторы укрепляли в вагонах. В 4—5 часов утра заканчивалась погрузка, после этого рабочие, участвовавшие в демонтаже, оставались в цехе для короткого 3—4-часового отдыха, а по гудку первой смены приступали уже к своей основной работе. Таким образом, в дни отправки самолетов (а это повторялось 2—3 раза в неделю) демонтажники работали 20 часов в сутки.

Выпуску бомбардировщика Ил-4 правительство уделяло большое внимание. На завод директору генерал-майору В.И. Абрамову несколько раз звонил И.В. Сталин и требовал увеличить выпуск самолетов. Не раз приезжал на завод и конструктор С.В. Ильюшин.

С сентября 1943 г. завод стал выпускать самолеты Ер-2 и Ер-2 ОН (особого назначения). Эти самолеты совершали беспосадочные перелеты из Иркутска до Москвы, что было в то время рекордом. Использовались такие самолеты для связи с партизанскими районами.

Во время войны состав рабочих и служащих завода пополнялся молодыми рабочими, потребность в которых была настолько велика, что приезжали работать на завод молодые люди из соседних областей. Так, в феврале 1942 г. вместе с новой группой прибывших учеником обрубщика литейного цеха поступила тюменская комсомолка Мария Цуканова. С марта 1942 г. она уже стала приемщицей, а с мая — контролером 4 разряда. В июле 1942 г. ее призвали в ряды Военно-Морского Флота. Имя Героя Советского Союза Марии Цукановой золотыми буквами вписано в историю Великой Отечественной войны.

Война наложила свой отпечаток на жизнь и быт рабочих и служащих завода. Уже упомянутый Б.И. Беляков вспоминает:

«Был установлен режим военного времени: 11-часовой рабочий день и работа без выходных. В жилом поселке ввели светомаскировку, изъяли радиоприемники, ввели карточки на хлеб и продукты, уплотнили жилые помещения. Моя семья — 4 человека — была переселена из 28-метровой в комнату почти наполовину меньше»[3].

В одной из таких уплотненных квартир в семье эвакуированного из Москвы слесаря авиазавода 25 апреля 1944 г. родился Трубников Вячеслав Иванович, бывший в 1996—2000 гг. директором службы внешней разведки, генералом армии.

Огромную нагрузку принял на себя с первых же дней войны железнодорожный транспорт. Он выполнял воинские перевозки и перевозку эвакуированных грузов и людей с запада на восток. На транспорте был введен особый график военного времени. Стал практиковаться пуск спаренных и сдвоенных поездов, возросли скорости движения. Каждые 20 минут требовалось пропускать поезда с грузом и людьми. Если в июле 1941 г. при задании 750 километров в сутки Восточно-Сибирская дорога выполняла только 700, то в последней декаде октября средняя суточная скорость достигла 850 километров. Воинские эшелоны, как правило, двигались со скоростью курьерских поездов. Были перевыполнены основные показатели использования паровозов в паровозных депо Иркутска-I и Иркутска-Сортировочного.

В связи с призывом большой массы людей в армию в промышленности обострилась проблема кадров. Уже на четвертый день войны принимается Указ Президиума Верховного Совета СССР «О режиме рабочего времени рабочих и служащих в военное время». По нему вводились обязательные сверхурочные работы, отменялись отпуска. В комплексе с принятыми накануне войны мерами это, конечно, сильно ограничивало гражданские и трудовые права трудящихся, но было вынужденной мерой.

Решая проблему кадров, городские и хозяйственные органы приняли меры к мобилизации на производство неработающего населения, привлечению к труду женщин и подростков. Вырос удельный вес женского труда не только в легкой и пищевой промышленности, но также в тяжелой и оборонной. Только за первые три месяца войны на предприятиях Иркутска из 5146 принятых рабочих было 3236 женщин. Женщины стали работать на самых сложных участках, заниматься высококвалифицированным трудом. На заводе имени Куйбышева работница ремонтно-механического цеха В. Зенкова овладела специальностями токаря, стропальщика и долбежника и выполняла при этом две нормы. Машинист депо Иркутск-II Е. Сурмина водила тяжелые поезда. Мастер авиационного завода А. Давыдова рассказывала:

«С первых дней войны пришла в заводской цех. Cтремление быть полезной Родине помогло мне освоить производство. Чернорабочая-станочница, бригадир-контролер, мастер — таков мой трудовой путь»[4].

22-летней девушкой поступила после специального отбора работать на патронный завод № 540 выпускница химического факультета университета Н.З. Трофименко. Сам завод располагался в центре города на улице Ленина в здании бывшего авиационного техникума и одного из корпусов горного института, но молодой специалист была направлена в «конечный цех», который находился за городом на полигоне. Здесь тщательно проверяли и испытывали заводскую продукцию. С завода привозили патроны в ящиках и следили, чтобы не было трещин на гильзах, чтобы патрон был полностью заряжен, снабжен капсюлем. А потом уже ими заполнялись пулеметные ленты и проводились стрельбы. За день через руки девушки-контролера проходило по три партии патронов[5].

Немалую часть среди нового пополнения рабочего класса составили подростки — бывшие школьники городских школ № 9, 34, 37, железнодорожных школ № 39, 42, 87. С уходом на фронт отцов-кормильцев они вынуждены были бросать учебу и становились бойцами трудового фронта, а часть подростков после непродолжительной учебы в ремесленных училищах и школах ФЗО пополнила кадры промышленных и транспортных предприятий. Приход на производство большой массы молодых рабочих привел к омолаживанию кадров. На заводе имени Куйбышева, например, на 1 апреля 1942 г. более 50 % рабочих было моложе 30 лет. Большинство работавших там к 1943 г. имело стаж работы всего 1 год. Конечно, квалификация их была невысокой. Поэтому рабочие 2—3 разряда на заводе в это время составляли 48,8 %, 4—6 разряда — 43,8 % и 7—8 разряда — всего 7,4 %[6].

Положение несколько спасали старые рабочие-пенсионеры, вернувшиеся на производство с началом войны. Как правило, они возвращались на предприятия, на которых проработали по 20—30 лет. Их знания и опыт использовались в первую очередь при обучении молодых рабочих, женщин и подростков. В связи с этим в военное время особое распространение получили различные формы индивидуального и бригадного ученичества. Опытные рабочие добивались в этом немалых успехов. Так, на заводе имени Куйбышева мастер Соболь в 1941 г. обучил разным профессиям 84 человека, мастер Остроушко подготовил 17 квалифицированных рабочих, каждый из которых сдал экзамены на уровне не ниже 4 разряда. Мастера Каштанов, Кулик, Сологуб обучили в 1942 г. по 25—30 учеников.

В 1943 г. кадры промышленности военного времени в основном сложились, и с этого времени было обращено особое внимание на повышение их квалификации: увеличились сеть кружков техминимума, число стахановских школ. Только в Ленинском районе в 1943 г. работало 162 школы. Из рабочих, пришедших на производство накануне и в годы войны, со временем выросли замечательные трудовые кадры, вынесшие все испытания войны. Среди них можно, например, назвать расточника А.А. Крона завода имени Куйбышева, ставшего уже после войны Героем Социалистического Труда.

В мобилизации материальных ресурсов огромную роль сыграли рационализаторы и изобретатели. Особенно велика была в этом роль старых квалифицированных рабочих. К октябрю 1941 г. на заводе имени Куйбышева от внедрения 52 рационализаторских предложений экономия составила 231 тыс. рублей. О делах одного из рационализаторов завода, инженера Лапина, сообщало даже в своей сводке Совинформбюро 17 февраля 1942 г. Рационализаторы и изобретатели Иркутской обувной фабрики помогли в 1942 г. дополнительно изготовить 10 тыс. пар обуви.

Работа промышленности города в 1942 г. была осложнена многими факторами, связанными с войной. Подходили к концу материально-технические ресурсы, созданные еще до войны, возникли сложности с квалифицированными кадрами рабочих и др. А государственные задания увеличились. Правда, количественные показатели выросли по сравнению с 1941 г., но доставались они уже дорогой ценой — перенапряжением сил и возможностей трудящихся. Только предприятия машиностроения и металлообработки в 1942 г. дали больше продукции. Завод имени Куйбышева увеличил производство товарной продукции по сравнению с 1941 г. на 233 %. Выполнил план 1942 г. авиационный завод, хотя и с большими трудностями — это было связано с освоением нового самолета. Осуществила годовую нагрузку слюдяная фабрика города. Лучше обстояло дело в пищевой и легкой промышленности. Досрочно выполнил план Иркутский мясокомбинат, макаронная и швейная фабрики.

Война вызвала необычайную трудовую и творческую активность трудящихся. Это особенно проявилось в социалистическом соревновании, которое во время войны утратило присущие ему казенщину и формализм и стало серьезной движущей силой. Оно приняло различные формы, как зародившиеся накануне войны, так и возникшие в военное время: движения многостаночников, совместителей профессий, двухстаночников и многостаночников, комсомольско-молодежных и фронтовых бригад. В течение всего первого периода войны на предприятиях города регулярно проводились стахановские вахты, ударные пятидневки, фронтовые шестидневки. Нередко выполнение двух и более норм было следствием работы над срочными заказами. Слесарь завода имени Куйбышева Иванов двое суток не выходил из цеха, изготавливая срочный заказ. Справившись с заданием на 200 %, он после четырехчасового отдыха вернулся в цех для выполнения нового заказа[7].

Завоевали звание пятистаночников в первый же месяц войны слесари станции Иркутск-I Hубаников и Рассказов, сварщица депо Иркутск-II Денисова. На Восточно-Сибирской железной дороге среди машинистов много было последователей новосибирского машиниста Н.А. Лунина, призывавшего к экономии топлива и запасных частей, к ремонту паровоза методом кооперированных бригад.

Весьма эффективной формой организации стахановского труда, производственного обучения и воспитания молодежи были комсомольско-молодежные бригады, возникшие еще до войны, и фронтовые бригады, которые появились осенью 1941 г.

Уже в первые месяцы войны заставили говорить о себе бригады Алеулова (Ленинский район), Миронова (Иркутский дрожзавод), Карнаухова (слюдяная фабрика), Юдина (завод имени Куйбышева).

По итогам Всесоюзного соревнования за высокие производственные достижения иркутские предприятия получили всесоюзные премии, знамена Государственного Комитета Обороны (слюдфабрика, завод имени Куйбышева), а также премии наркоматов и ВЦСПС.

В то же время нельзя не отметить, что в глубоком тылу нередко совершались настоящие трудовые подвиги, не предусмотренные никакими формами соревнования, возникшие стихийно, идущие от патриотических побуждений скорее покончить с фашистскими захватчиками. Так, в лесопильном цехе одного из иркутских заводов остановились механизмы из-за лопнувшей трубки пароперегревателя в котле. Простой мог затянуться на несколько дней. Механик Новиков и кочегар Рудый не стали ждать остывания котла. Они надели на себя ватную одежду, облились водой, влезли в горячий котел, нашли место разрыва и отремонтировали трубу. Вся эта работа была проведена за 3 часа[8].

В конце декабря 1942 г., когда стояли сильные морозы, в Иркутск были доставлены резиновые колеса для крупнокалиберных минометов, которые выпускал завод имени Куйбышева. Без этих колес срывалась сборка и отправка на фронт 500 минометов. Заводской транспорт в эти дни вышел из строя. Тогда 500 комсомольцев завода во главе с комсоргом Галей Бондаренко организовали живой конвейер по льду Ангары от вокзала до самого завода. За 4 часа после рабочей смены они перекатили тысячу колес. Минометы были собраны и отправлены на фронт[9]. Таких примеров немало.

Имея слаженное военное производство, страна вступила в 1943 г. Но на этом нельзя было успокаиваться. Борьба с врагом, силы которого были еще только надломлены, требовала расширения военного производства. Несмотря на ограниченные силы и средства, продолжалось капитальное строительство, являвшееся необходимым условием дальнейшего развития промышленности. В 1943 г. в Иркутской области было освоено более 136 миллионов рублей, а всего за годы войны — почти один миллиард. На примере завода имени Куйбышева видно, какое внимание уделялось крупным предприятиям. Если 1942 г. на новом строительстве и реконструкции завода было освоено 10 миллионов рублей (не считая средств эвакуированного Старокраматорского завода), то в 1943 г. — уже 23 миллиона рублей, в 1944 г. — 33 миллиона рублей. Была, в частности, установлена электропечь мощностью в 3 тыс. тонн стали в год, оборудованы две эстакады сталелитейного и чугунного цехов, расширены цеха № 3, 4, 5. Механосборочный цех № 3 был полностью переоборудован под изготовление машин для черной металлургии: рольгангов, транспортеров, стружкодробилок. Цех № 5 стал после реконструкции изготовлять ножницы для резки металла, сортоправильные машины, лебедки, крановые тележки. В 1944 г. на заводе была смонтирована новая кислородная установка.

Еще более окрепла энергетическая база города: на Иркутской ТЭЦ была смонтирована новая турбина.

В 1943—1945 гг. в связи с возросшими воинскими перевозками реконструируется Восточно-Сибирская железная дорога, вводится в строй Кругобайкальское шоссе протяженностью в 108 километров, и Иркутск становится крупным дорожным узлом. Более широко на предприятиях в 1943—1945 гг. используются прогрессивные методы технологии, рационализация и изобретательство. Деятельность изобретателей и рационализаторов всемерно стимулируется.

В итоге промышленность и транспорт города в 1943 г., непосредственно работавшие на нужды фронта, сделали значительный шаг вперед. Был учтен печальный опыт зимы 1942—1943 гг., когда некоторые предприятия, рассчитывая на централизованное снабжение, не заготовили топливо и попали в тяжелое положение.

Особенно хорошо работали машиностроительные предприятия и предприятия металлообработки. Завод имени Куйбышева справился с годовым заданием в производстве металлургического оборудования для крупнейшей в Европе 6-й магнитогорской домны. Авиационный завод один за другим отгружал новые самолеты для фронта. Успешно работала Иркутская слюдяная фабрика, выполнявшая ряд ответственных оборонных заказов.

В обстановке выдающихся побед Красной Армии работники промышленности города встречали 1944—1945 гг. В то же время стали сильнее сказываться негативные последствия войны. Тормозила работу промышленности сильная изношенность техники и оборудования, которые не обновлялись уже много лет. Не была беспредельной и людская энергия, наступала физическая и моральная усталость.

Но и в этих тяжелых условиях промышленные предприятия добивались выполнения государственных заданий. Переживший генеральную реконструкцию завод имени Куйбышева обеспечил за 1944—1945 гг. оборудованием более 50 мартеновских печей, 20 коксовых батарей, несколько доменных печей. Только за 6 месяцев 1945 г. на заводе было изготовлено 12 двухметровых шахтных подъемных машин для шахт Донбасса, оборудование для Узбекского металлургического завода, 125-тонные краны для Нижнетагильского завода и др.[10] За время войны авиационный завод выпустил 592 бомбардировщика Пе-2 и 134 тяжелых истребителя Пе-3 бис, 869 бомбардировщиков и торпедоносцев Ил-4, 391 дальний бомбардировщик Ер-2. Это был существенный вклад иркутян в дело победы.

Больше продукции стала давать легкая промышленность. Так, объем валовой продукции швейных предприятий вырос почти в два раза, а производство кожаной и валяной обуви увеличилось на 164—170 %. Производилась она в основном на предприятиях города и вся шла на фронт.

Не считаясь с материальными и физическими лишениями, рабочие и служащие предприятий Иркутска в эти нелегкие годы проявили невиданный трудовой героизм, самоотверженность. Начиная с 1943 г. бурно развиваются все формы соревнования. Особое распространение получило соревнование по профессиям за звание «лучший токарь», «лучший котельщик», «гвардеец труда».

На Иркутской слюдяной фабрике (директор Д.А. Климов) по инициативе комсомольцев развернулось соревнование за звание «гвардеец тыла». Было создано 8 бригад, объединивших 150 работниц. Выполняя по две и более нормы, все они добились почетного звания[11].

В 1943—1945 гг. значительно увеличилось число комсомольско-молодежных и фронтовых бригад. На всю область были известны бригады Чубаровой (Иркутская слюдфабрика), Кремлевой (станция Иркутск-I), Симонова, Винокурцева (депо станции Иркутск-II), Круглова, Андреева, Нестерова, Факторович (завод имени Куйбышева).

За трудовую доблесть, проявленную в дни войны, многие из иркутян были награждены орденами и медалями. Особенно много награжденных было на заводе имени Куйбышева и Иркутском авиазаводе. Предприятия, занимавшие первые места в соревновании, удостоились знамен и премий ГКО, ВЦСПС и соответствующих наркоматов. 10 месяцев держал знамя ГКО авиационный завод, по нескольку раз вручалось знамя ВЦСПС и наркомата слюдяной фабрике, а заводу имени Куйбышева знамя ВЦСПС и Наркомата тяжелого машиностроения было оставлено на вечное хранение. Кроме того, завод (директор К.И. Брехов) был награжден орденом Трудового Красного Знамени. В указе Президиума Верховного Совета СССР была особо отмечена роль завода в освоении производства металлургического оборудования[12].

Деятели науки и культуры Иркутска — фронту

С давних пор Иркутск был крупным культурным, научным и учебным центром Восточной Сибири. В годы Великой Отечественной войны в городе насчитывалось 7 вузов и 18 техникумов, 3 театра, 2 музея, много школ, библиотек и научно-исследовательских учреждений. В них трудилась значительная часть интеллигенции. Как рабочие и служащие, так и представители культуры, науки, образования внесли свой существенный вклад в дело победы над иноземными захватчиками.

Более 5 тыс. студентов овладевали в вузах города знаниями по различным специальностям, готовясь стать полноправными строителями нового общества. За время войны 3417 из них получили высшее образование, в том числе госуниверситет подготовил 687 специалистов разного профиля, пединститут — около 500 педагогов, стоматологический институт — 278 врачей-стоматологов[13].

Но не только подготовкой высококвалифицированных специалистов занимались вузы области. Ученые наряду с преподавательской деятельностью провели эффективную работу по изучению сырьевых богатств области, поставили на службу фронту многие природные ресурсы, которые до войны не использовались в народном хозяйстве. Большая заслуга в этом принадлежит ученым-геологам госуниверситета, горно-металлургического института (ныне технический университет), областного геологоуправления. Поиски золота, слюды, мрамора, редких металлов успешно вели научные работники В. Данилович, М. Одинцов, Н. Чулков (горно-металлургический институт). Н. Флоренсов (госуниверситет) разведал новые запасы графита, так нужного тогда промышленности. В апреле 1944 г. в Иркутске прошла 1-я областная геологическая конференция, которая подвела итоги работы геологов за годы войны и определила задачи изучения и использования минеральных богатств для промышленности и сельского хозяйства. Правительство высоко оценило работу иркутских геологов, наградив в 1944 г. 16 из них орденами и медалями, в том числе А. Якжина, М. Кобеляцкого, П. Сучкова, А. Амеланова и др.[14] А геологи М. Одинцов, Н. Флоренсов, В. Солоненко и другие в первые послевоенные годы стали членами-корреспондентами АН СССР.

Профессор госуниверситета В.Н. Яснитский, изучавший мох-сфагнум, доказал его пригодность в качестве заменителя дефицитной ваты. Доцент К. Мишарин в течение года жил в тайге с целью круглогодичного изучения естественных нерестилищ омуля. Выводы, сделанные им, оказались очень ценными для воспроизводства рыбных запасов. В результате многолетнего изучения природных ресурсов озера Байкал профессор М. Кожов в военное время завершил свой фундаментальный труд «Животный мир Байкала». Почвоведы, ботаники и зоологи университета И. Николаев, М. Иванов, Н. Эпова, А. Фетисов разработали вопросы эффективности почвы и фауны Восточной Сибири. В войну профессор И. Николаев закончил свое исследование «Почвы Восточной Сибири». Немалое практическое значение имели и научные труды химиков университета В. Лариной, П. Бочкарева, А. Калабиной, физиков И. Парфиановича, К. Погодаева. Под руководством доцента В. Лариной (впоследствии профессора) были разработаны принципы добычи жидкого топлива из черемховских углей и организовано несколько небольших заводских установок, на которых добыты первые тонны бензина. Иркутский биолог Н. Гайский (противочумный институт) в 1943 г. сделал замечательное открытие — туляремийную вакцину. За разработку метода вакцинных прививок, предохраняющих от заболевания, ему было присвоено почетное звание лауреата Государственной премии[15].

Новейшие достижения науки внедряли в производство сотрудники горно- металлургического института Н. Сурков, Л. Шаманский, М. Косыгин, А. Марков, Н. Гарбуз, А. Перепелица, Н. Скобеев, В. Хохлов. Особую помощь они оказали в увеличении угледобычи в Черембассе и в развитии металлургического производства. Доцент А. Перепелица (впоследствии профессор) выполнил проект и ввел в действие содовый завод, осуществил работы по переводу котлов ряда установок на экономичное комбинированное сжигание.

Ученые сельхозинститута А. Кузнецова, Д. Баранский, Н. Яхтенфельд и другие оказали действенную помощь сельскохозяйственным организациям и земледельцам по внедрению новых полевых и технических культур, передовых методов аграрного производства.

Великая Отечественная война предъявила большие требования к медицинским вузам. Наряду с подготовкой высококвалифицированных специалистов научные работники- медики должны были решать ряд важнейших теоретических и практических проблем, связанных с восстановлением здоровья раненых и больных воинов. В этой области проявили себя иркутские хирурги профессор А. Соркина, В. Щипачев, К. Сапожков, а также представители других направлений в медицинской науке — Н. Мочалин, З. Франк- Каменецкий, Х. Ходос, П. Шершнев, В. Донсков, С. Тимофеев, Н. Синакевич, М. Каплун, Н. Сумбаев, доценты М. Волкова, Е. Мельникова, В. Стрелов и др.

Ученые-медики оказали большую помощь эвакогоспиталям, руководя там научно-исследовательской и лечебной деятельностью, консультируя раненых, выполняя наиболее сложные операции. 10 работников мединститута за выдающиеся успехи в медицинской науке были награждены орденами СССР, в том числе хирурги В. Щипачев и К. Сапожков. Первый удостоился ордена Трудового Красного Знамени за замечательные операции по восстановлению кисти и пальцев руки, второй такой же наградой был отмечен за методы лечения огнестрельных ранений сосудов и кишечника[16].

Через иркутские госпитали прошло свыше 100 тыс. раненых, и 97 % выписавшихся из них оказались пригодными для боевого и трудового фронтов. Кроме того, иркутские мединституты (медицинский и стоматологический) подготовили для госпиталей 446 врачей-хирургов, фтизиатров, невропатологов, физиотерапевтов, а также 1025 медсестер овладели методами лечебной физкультуры, переливания крови, гипсовой техники, рентгенотехники и др.[17]

В Иркутске располагались следующие госпитали:

  1. № 934 в физиотерапевтическом институте,

  2. № 3912 в областной больнице,

  3. № 1215 в Доме Кузнеца,

  4. № 1216 на курсовой базе обкома партии,

  5. № 1221 в центральной гостинице,

  6. № 3906 в факультетской клинике (хирургическая),

  7. № 3909 в глазной клинике,

  8. № 936 в геологоуправлении,

  9. № 2672 в школе военных техников,

  10. № 3907 в школе глухонемых,

  11. № 3911 в клубе завода имени Куйбышева,

  12. № 1476 в финансово-экономическом институте,

  13. № 3908 в сельхозинституте,

  14. № 3910 во Дворце труда,

  15. № 1217 в школе № 26,

  16. № 1218 в школе № 8,

  17. № 1219 в школе № 13,

  18. № 1220 в школе № 1,

  19. № 1834 в школе № 11,

  20. № 1835 в школе № 9,

  21. № 1836 в школе № 12,

  22. № 1837 в школе № 17,

  23. № 1838 в школе № 22,

  24. № 933 в школе № 10,

  25. № 935 в школе № 15.

Как видно, под госпитали были отданы самые лучшие здания города: 3 института, 12 школ, 6 административных зданий и др. Для многих раненых иркутские госпитали стали памятными: они были обязаны им своей жизнью и здоровьем. Старшина запаса диспетчер Сланцевского завода Ленинградской области И. Авдеев в 1970 г. такими словами благодарности вспоминает работников госпиталей:

«О людях, работавших в годы войны в госпиталях, мало сообщают в газетах, а их труд тоже равен ратному подвигу, ибо он был тоже весомым вкладом в нашу победу над врагом»[18].

А бывший связист 244-го стрелкового полка М. Корпенко писал в редакцию областной газеты с Украины:

«Иногда мне кажется, что я узнал бы этих людей, вернувших мне, солдату, силы и здоровье, даже сейчас, хотя со дня нашей победы минуло 40 лет. Добро не забывается! Но еще я помню, что помогало нам выживать — это доброта города. Я уверен, что не только у меня одного, у тысяч солдат, которым даровал выздоровление Иркутск, сохранятся об этом городе самые теплые воспоминания»[19].

Самое активное участие в выполнении задач военного времени приняли представители гуманитарных наук — историки, географы, обществоведы. Популярностью пользовались лекции историка М.А. Гудошникова о героическом прошлом нашего народа, в частности многочисленные аудитории собирала его лекция «Иван Грозный». Историки Ф.А. Кудрявцев и В.И. Дулов на страницах периодической печати знакомили читателей с военными буднями сибиряков. В областном книжном издательстве вышли их брошюры «Боевые традиции сибиряков» (Иркутск, 1942), «Великая Отечественная война и Сибирь» (Иркутск, 1944). Ф.А. Кудрявцеву принадлежит и первое произведение о знаменитой 55-й гвардейской Иркутской дивизии «Иркутская Гвардейская» (Иркутск, 1942), вновь переизданное в 1944 г.

В 1943 г. у здания областного драмтеатра была установлена больших размеров карта военных действий на фронтах войны, выполненная художником Сальманом. На ней сразу же после сообщений Совинформбюро передвигалась линия фронта, обозначенная красным шелковым шнуром. Рядом вывешивались оперативные сводки Совинформбюро. Возле карты ежедневно собирались сотни иркутян, следивших за продвижением Красной Армии на запад. Для них читались лекции о событиях Великой Отечественной войны. Особой популярностью пользовались лекции доцента географии университета (впоследствии профессора) В.А. Кротова, лекторов горкома и обкома ВКП(б) Медведева, Вершинина.

Старинный сибирский город на Ангаре имел старые исторические традиции, которые в военное время еще более окрепли и усилились. Война поставила перед иркутскими творческими работниками сложные задачи по отражению героики тыла и фронта, ознакомлению зрителей с лучшими образцами классической драматургии, с пьесами о славном прошлом русского народа. В решении этих задач особенно проявил себя старейший в Сибири Иркутский драматический театр. Коллектив его вступил в войну с только что подготовленной постановкой пьесы К. Симонова «Русские люди», неповторимой по историко-патриотическому звучанию. Продолжая военно-патриотическую тему, театр в 1943—1944 гг. поставил пьесу И. Сельвинского «Генерал Брусилов», а вслед за ней спектакль по пьесе Ю. Чепурина «Сталинградцы». Обе они были тепло приняты зрителями. Критик А. Багашев писал:

«Большие хорошие чувства возбуждает спектакль «Сталинградцы». Падает занавес, но образы героев не исчезают, они продолжают жить в нашей памяти, в нашем сердце»[20].

Впервые за многие годы театр обратился к драматургии А. Чехова, поставив пьесу «Три сестры». В военное время зрителю также были показаны «Гамлет» В. Шекспира, «Последняя жертва» Н. Островского и др. Артисты театра создали яркие запоминающиеся образы Гамлета (Н. Бодров), Маши в пьесе «Три сестры» (Г. Крамова), Кудрова в пьесе «Сталинградцы» (Б. Ситко), Брусилова в пьесе «Генерал Брусилов» (А. Терентьев и В. Бурдин) и др.

Заслуги работников драмтеатра в военные годы высоко были оценены общественностью. В сентябре 1945 г. звание «Заслуженного деятеля искусств РСФСР» было присвоено художественному руководителю театра Н. Медведеву, а артистам Е. Барановой, К. Прокофьеву, режиссеру Г. Боганову — звания «Заслуженных артистов РСФСР»[21].

В 1942—1944 гг. в Иркутске работал коллектив эвакуированного с Украины Киевского театра оперы и балета имени Т.Г. Шевченко. Иркутский зритель имел возможность увидеть искусство талантливых украинских артистов З. Гайдай, М. Литвиненко-Вольгемут, И. Паторжинского, М. Бем, А. Соболя, К. Лаптева, А. Иванова и др. Театр посетило за это время 230 тыс. иркутян. В мае 1944 г. после освобождения основной части Украины театр уехал на родину, в Киев. Артисты были весьма благодарны городу на Ангаре, который временно приютил их, городским властям и общественным организациям, проявившим повсеместную заботу о театре, и отзывчивому и чуткому иркутскому зрителю. «Иркутск поистине стал для нас самым близким и родным городом, — писал в редакцию областной газеты заслуженный артист УССР К. Лаптев, — в нем мы провели полтора года плодотворной деятельности, показав трудящимся 12 новых спектаклей»[22].

Еще весной 1940 г. из города Горького в Иркутск был перебазирован театр музыкальной комедии. 17 апреля 1940 г. он открыл свои гастроли постановкой «Свадьбы в Малиновке». Своего помещения у театра пока не было, но вскоре он занял здание бывшего общественного собрания и там надолго прописался. Иркутяне сразу полюбили молодой театр за его жизнерадостные красочные постановки, помогавшие пережить суровые будни войны. В военные годы со сцены театра не сходили популярные оперетты «Сильва», «Баядера» и др. Любимцами зрителей стали главный режиссер театра Г. Гросс, артисты М. Шнейдерман, А. Воробьева, Г. Муринский, К. Жулина и др.

Очень любили школьники и молодые зрители театр юного зрителя, поставивший в военные годы много замечательных пьес о мужестве и героизме их сверстников в тяжелые годы для отечества, романтические сказки и легенды. И в нем были любимые актеры — П. Лавров, Т. Козлитина, Н. Евтюхов, которые звали к светлым идеалам.

Иркутские театры органично дополнялись кинотеатрами. Особенно посещаемы были центральные кинотеатры «Художественный», «Гигант» и «Пионер», а также «Марат», «Маяк», «Луч». В течение всей войны иркутяне внимательно следили за кинолентами Великой Отечественной войны, горячо переживали за героев шедших тогда фильмов «Танкисты», «Таинственный остров», «В тылу у врага», «Шахтеры», «Суворов», «Брат героя» (1941), «Свинарка и пастух», «Весенний поток», «Петр I», «Подкидыш», «Возвращение Максима», «Ночной извозчик», «Александр Пархоменко» (1942), «Зоя», «Сердца четырех», «Человек с ружьем», «Это было в Донбассе», «Случай на полустанке», «Нашествие», «Цирк» (1945).

Большую культурно-просветительскую работу среди населения вели музеи и библиотеки города. Иркутский краеведческий музей знакомил иркутян с далеким прошлым, тщательно собирал материалы о трудовых и боевых подвигах сибиряков в годы войны. Ныне они, являясь бесценными экспонатами, как правило, составляют основу экспозиций музея к юбилеям Победы. Интенсивную пропаганду классической и современной живописи вел старейший в Сибири художественный музей. Он организовал в военные годы несколько крупных выставок картин и плакатов, экспонировал передвижные выставки прямо в цехах промышленных предприятий, в учреждениях.

Кроме двух крупных библиотек — научной при госуниверситете и публичной областной, в городе имелось несколько районных и ведомственных библиотек. Только областную библиотеку ежедневно посещали в среднем 500 человек, выдавалось более 800 книг, 200 газет, 120 журналов. Научную библиотеку, которая, несмотря на все трудности войны, получала обязательный экземпляр книг, выходивших в стране, посещало в среднем 313 человек в день, книг и журналов выдавалось 950 экземпляров. Научная библиотека выписала ряд иностранных журналов (американских, английских, польских и др.) и 61 книгу. Областная библиотека в военное время получила 118 иностранных журналов и газет, 179 книг[23].

С первых же дней войны объявили себя мобилизованными на творческом фронте писатели и поэты. На политической и журналистской работе в частях Забайкальского фронта находились писатели Г. Марков, К. Седых, поэты И. Молчанов-Сибирский, И. Луговской, А. Гайдай. В 1942 г. в Иркутске вышла первая книга писателя К. Седых «Даурия». Призванный на десятый день войны К. Седых работал корреспондентом во фронтовой газете «На боевом посту» и в газете 17-й армии «Героическая Краснознаменная». Затем, для продолжения работы над романом «Даурия», он был отозван из армии и в 1948 г. завершил роман. А в 1950 г. ему была присвоена Государственная премия.

Г. Марков также работал во фронтовой газете. Накануне войны в Иркутске (1939) была опубликована первая книга его романа «Строговы». В течение всей войны он трудился над второй книгой и в 1946 г. окончил ее, а в 1952 г. был удостоен Государственной премии. Дважды Герой Социалистического Труда иркутский писатель Г.М. Марков с 1971 г. был первым секретарем правления, а затем председателем правления Союза советских писателей (до 1989).

Писатель Г. Кунгуров, создавший перед войной ряд интересных исторических повестей для юношества — «Топка», «Артамошка Лузин», «Путешествие в Китай», написал в военное время «Тыловые рассказы» и очень ценные путевые записки «С подарками на фронт» о поездке делегации от Иркутской области, возившей подарки фронтовикам в 1942 г. Поэты И. Молчанов-Сибирский, А. Ольхон, И. Луговской выпустили несколько сборников поэтических произведений, воспевавших подвиги земляков на фронте и в тылу. Книги иркутских писателей и поэтов в военные годы регулярно выпускались областным книжным издательством. За годы войны оно выпустило 213 названий книг и брошюр тиражом 23 844 тыс. экземпляров[23].

Помимо художественных произведений были изданы книги по многим отраслям знаний. В военное время писательская организация города Иркутска пополнилась эвакуированными с запада писателями, в числе их был и старейший русский писатель С.Д. Мстиславский, автор романа «1917 год», повести «Грач — птица весенняя». В 1943 г. он умер в Иркутске и был похоронен на Амурском кладбище.

В военные годы в Иркутске работала небольшая, но сплоченная группа художников. На фронт ушли молодые художники А. Закиров, А. Руденко, И. Юшков, Н. Семенов и другие, некоторые из них — Л. Залетов, И. Бойко, С. Маличенко пали смертью храбрых на полях сражений. Оставшиеся в тылу приложили все усилия к тому, чтобы запечатлеть в своих произведениях всенародный подвиг 1941—1945 гг. Особой популярностью пользовались «Агитокна ТАСС», созданные поэтом А. Ольхоном в сотрудничестве с художником Н. Шабалиным. Также активно участвовали в их выпуске эвакуированный из Москвы заслуженный деятель искусств РСФСР Д. Штернберг, художники А. Мадиссон, В. Томиловский, С. Развозжаев и др. В них языком плаката высмеивали и обличали ненавистного врага. Всего было выпущено (по неполным данным) 185 «Агитокон ТАСС»[24].

Патриотическая помощь фронту

Патриотизм трудящихся города в военные годы проявлялся не только в самоотверженном труде во имя Победы, но и в различных формах материальной помощи фронту. Первым по времени возникновения был Фонд обороны. Он состоял из добровольных пожертвований деньгами, драгоценностями, промышленным сырьем и товарами. Уже 3 июля иркутяне агроном Н. Щеголев и его жена учительница Г. Щеголева внесли в этот фонд золотое обручальное кольцо. «Пусть наша лепта пойдет на спасение Родины», — писали они в своем заявлении в Иркутский горком партии[25]. Патриотическому поступку иркутян посвятил стихотворение «Обручальные кольца» А. Ольхон. Кроме денег в Фонд обороны иркутяне отчисляли однодневные заработки, компенсации за неиспользованный отпуск, премии за изобретения и др. Железнодорожники внесли на оборону деньги, предназначенные на бытовые и хозяйственные нужды, посвящали фонду поездки.

Немалый вклад в создание и укрепление Фонда обороны внесла интеллигенция города. Коллективы театров отчисляли однодневные заработки, писатели и ученые сдавали деньги и драгоценности, гонорары за статьи, изобретения и открытия. Профессор Иркутского университета В. Абольд внес 1000 рублей. 62-летний ученый, помнящий годы Первой мировой и Гражданской войн, прекрасно сознавал, что означает для фронта всесторонняя поддержка тыла. Крупные денежные суммы внесли профессора мединститута Х. Ходос, А. Соркина, В. Щипачев, К. Сапожков, З. Франк-Каменецкий. В отчислении однодневных заработков приняли участие учителя школ № 9, 13, 15, 34. Продолжались воскресники, посвященные фронту. Инициаторами их была молодежь. Газета «Комсомольская правда» писала об одном из таких воскресников в Иркутске:

«Вместе с молодежью весь город вышел 16 августа на воскресник. На строительстве дорог и полевых работах трудились около 30 тыс. человек»[26].

В связи с выпуском военного займа поступления в Фонд обороны с 1943 г. прекращаются.

В историю Великой Отечественной войны золотыми буквами вписан почин тамбовских колхозников, выступивших в ноябре 1942 г. с призывом начать сбор народных средств на вооружение для Красной Армии. Но у тамбовских колхозников были предшественники: сбор средств на вооружение в Сибири проходил еще в 1941 г. В Иркутской области начало ему положили комсомольцы завода имени Куйбышева, организовав 16 ноября 1941 г. воскресник, заработок от которого (3 тыс. рублей) был направлен на строительство военной техники. Через неделю состоялся областной молодежный воскресник с этой же целью.

С каждым днем росла сумма взносов на текущем счете в госбанке, к 24 апреля 1942 г. поступило 2843 тыс. рублей[27]. Комсомольцы взялись своими силами изготовить на эти деньги танки. Еще до войны рядом с авиационным заводом строился авторемонтный завод. В начале войны он вошел как «объект № 4» в состав авиазавода. С Дальнего Востока привезли разбитые танки БТ-5, Т-26. Специально сформированная бригада начала ремонт и оборудование этих танков. В начале мая 1942 г. танковая колонна иркутян, названная «Иркутский комсомолец», была отправлена на фронт. 8 танков (2 танка Т-26 и 6 танков БТ-5) были вручены 206-му запасному стрелковому полку Западного фронта, которым командовал подполковник Д. Василевский[28]. Это было первое в стране вручение боевой техники фронтовикам. В ноябре 1942 г. воинам 7-й армии были вручены остальные 4 танка этой танковой колонны.

Вторая танковая колонна «Иркутский комсомолец», состоявшая из 32 танков Т-34 и 2 танков Т-70, была передана 237-му танковому полку накануне битвы под Курском. На ее постройку от комсомольцев и молодежи поступило 12 миллионов рублей. В честь славных патриотических дел иркутских комсомольцев, вооружавших Красную Армию боевой техникой, 9 мая 1967 г. на пересечении улиц Советской и Декабрьских Событий установлен танк-памятник «Иркутский комсомолец». На открытие памятника был приглашен генерал-майор Д. Василевский.

Кроме сбора средств на танковые колонны «Иркутский комсомолец», трудящиеся города активно участвовали своими сбережениями в строительстве колонны «Иркутский железнодорожник», эскадрилий самолетов «Учитель», «Советский артист». Всего за время войны от трудящихся области на боевую технику поступило более 117 миллионов рублей, в том числе от трудящихся города — 14 миллионов рублей[29].

Огромной финансовой помощью государству в грозные годы войны была подписка на военные займы и денежные вещевые лотереи. Война потребовала невиданных доселе расходов для перестройки производства на военный лад, на перебазирование промышленности с запада на восток, на восстановление разрушенного оккупантами народного хозяйства. С каждым годом росли и военные расходы на оснащение армии. В то же время доходы государства сокращались. Поэтому оно и обратилось за помощью к своему народу.

Военные займы, а они следовали ежегодно начиная с апреля 1942 г., и денежные вещевые лотереи были большой материальной нагрузкой для народа. Это была дополнительная и обременительная повинность. Но, несмотря на все это, трудящиеся вынуждены были мириться с нею и взяли на себя часть военных расходов. С этой нелегкой задачей они с честью справились, предоставив государству значительные суммы. Как правило, рабочие и служащие давали две трети всей суммы подписки. Так, если во время размещения первого займа (1942) рабочие и служащие Иркутской области дали 96 976 тыс. рублей из общей суммы подписки в 131 961 тыс. рублей, то в 1943 г. — 112 802 тыс. рублей из общей суммы подписки в 170 185 тыс. рублей, в 1944 г. — 131 994 тыс. рублей из 211 208 тыс. рублей и в 1945 г. — 132 474 тыс. рублей из суммы в 174 531 тыс. рублей. В 1942 г. в первые сутки подписки рабочие и служащие дали взаймы государству 36 100 тыс. рублей, за это же время в 1944 г. они дали 65517 тыс. рублей[30]. Немалые суммы приносила и подписка на денежно-вещевые лотереи военного времени. Только в ходе подписки в первую денежно-вещевую лотерею (декабрь, 1941) иркутяне дали около 7 миллионов рублей[31].

Ярким проявлением заботы о Красной Армии был сбор в далеком тылу теплых вещей для фронтовиков. В связи с ростом численности Красной Армии с первых же дней войны возникла проблема теплого обмундирования. Трудящиеся взяли на себя и эту заботу. В Иркутской области инициатором сбора теплых вещей выступили вместе с колхозниками сельхозартель «Гигант» Аларского района, железнодорожники станции Иркутск-II. В городе Иркутске было образовано 608 комитетов для организации этой работы. Как правило, городские жители сдавали по нескольку теплых вещей. Работница завода имени Куйбышева Лузина сказала:

«У меня в Красной Армии 5 родственников. Все они будут одеты и обуты. Я сдам одежду на всех пятерых. Кроме того, сошью для шестого, мне неизвестного, ватные брюки и ватную тужурку. Я никогда не увижу бойца, которого будут согревать мои рабочие руки, но я знаю, в бой он будет идти с мыслью о нас, матерях, женах и детях, и из боя вернется победителем»[32].

Кроме одежды и обуви жители города вносили в вещевой фонд сырье для их изготовления. Местные органы власти принимали все меры, чтобы организовать переработку собранного сырья: шерсти, кожаных тканей. В Иркутске в артели «Шубник» открылся цех для выделки овчин и кож. Всего в июне 1944 г. в области было собрано для фронтовиков 819 тыс. различных вещей. Немалая часть их была собрана жителями Иркутска.

Уже в первые дни войны сибиряки стали готовить и подарки для воинов. Подарки, прибывшие на фронт в тяжелые месяцы 1941 г., особенно взволновали фронтовиков. Бывший политработник 28-й танковой дивизии А. Банквицер рассказывал, какую радость воинам доставляли подарки во время боев под Новгородом в 1941 г.:

«Две девочки пятого класса иркутской неполной средней школы прислали вышитые ими кисеты. Они наполнили их конфетами, печеньем и другими сладостями, вложили письма. Трудно передать то волнение, какое охватило нас всех»[33].

Накануне нового 1942 г. в Иркутской области было подготовлено 20 вагонов подарков и индивидуальных посылок, содержащих продукты питания, спирт, два вагона мыла. Школьники сшили для фронтовиков тысячи мешочков для подарков. На них любовно было вышито «С Новым годом!», «С новыми победами». Первый эшелон с подарками от иркутян был направлен в 43-ю армию Западного и 31-ю армию Калининградского фронтов. Второй эшелон из 28 вагонов с 93 тыс. подарков был подготовлен к 24-й годовщине Красной Армии, за ним последовал третий, а затем и четвертый. Всего иркутяне отправили на фронт 160 вагонов продовольственных и продуктовых подарков, 4 танка, вагон с мостовыми брусьями, поезд-баню, построенную железнодорожниками Восточно-Сибирской железной дороги. В состав делегации каждого из эшелонов входили представители от рабочих, служащих и интеллигенции Иркутска. Это, в частности, начальник политотдела ВСЖД Н. Щенников, писатель Г. Кунгуров, секретарь обкома комсомола А. Гаврилова, заведующий военным отделом обкома партии И. Городничев, инженер авиазавода Л. Ипполитов, писатель К. Седых, секретарь Сталинского райкома комсомола С. Белова, работник обкома партии И. Сухарев, стрелочник А. Кислицын, мастер завода имени Куйбышева А. Курносов, начальник отдела авиазавода Г. Погорелов и др.

Иркутяне не только направляли на фронт подарки, обменивались с фронтовиками письмами, делегациями, но и посылали концертные и шефские бригады. Весной 1944 г. в частях 2-го Украинского фронта побывала бригада артистов областного отдела искусств. Она дала 61 концерт для фронтовиков.

В конце 1944 г. на 2-й Прибалтийский фронт была направлена концертная бригада под руководством К. Петропавловского в составе 20 участников художественной самодеятельности авиационного завода. За три месяца пребывания на фронте бригада дала много концертов для фронтовиков и даже для населения только что освобожденной столицы Латвии Риги. Все участники бригады приказом командующего фронтом А. Еременко были награждены медалями «За победу над Германией» (С. Селиверстов, Ю. Семяцкий, З. Пашкова, А. Выставкин и др.).

В период победоносного наступления Красной Армии на Берлин на фронт прибыла бригада артистов Иркутской филармонии под руководством В. Ванзина. Не считаясь со временем, артисты давали по 3—5 концертов в день (всего дали около 300). Только в еще окутанной дымом пожарищ Варшаве бригада дала 86 концертов. Теплыми были встречи с фронтовиками в Данциге, Гдыне, Люблине, Тильзите. В течение военных действий против Японии в войсках 2-го Дальневосточного фронта выступали артисты Иркутского драмтеатра и ТЮЗа. Все они были награждены медалями «За победу над Японией». Тесная неразрывная связь фронта и тыла в Великую Отечественную войну помогала воинам и труженикам тыла в борьбе с ненавистным врагом и ярко свидетельствует о нерушимой дружбе армии и народа.

Война сделала многих людей инвалидами. Они требовали заботы, дальнейшего лечения, трудоустройства и обучения новым профессиям. В Иркутской области было обучено и трудоустроено 93 % инвалидов. Воздавая должное боевым заслугам фронтовиков, местные власти заботились о поддержании их здоровья, улучшении бытовых условий инвалидов, оказывали им материальную помощь.

Весьма важным участком работы была также забота о семьях военнослужащих и детях фронтовиков. Денежный и продовольственный фонд для семей военнослужащих пополнялся за счет пожертвований населения, взносов отдельных предприятий и профсоюзных организаций. В городе часто проводились недели помощи семьям красноармейцев и командиров Красной Армии. Много внимания уделялось детям. Малолетних требовалось обеспечить яслями, детсадами, школьникам дать возможность учиться дальше, детей, потерявших родителей, устроить в детские дома. О росте детских садов в Иркутске в военное время свидетельствуют такие цифры: если в 1940 г. их было 56 с 3145 детьми, то к концу войны их стало 79 с 10 тыс. детей[34].

Всю эту работу возглавлял городской Совет, во главе которого находился энергичный и неутомимый А. Рудаков. Его верными помощниками были председатели районных Советов. В ноябре 1944 г. количество районных Советов в городе выросло. За счет разукрупнения Сталинского и Кировского районов были образованы два новых — Свердловский и Нагорный. Конечно, в этом деле имелось немало недостатков. Возможности государства и области были ограниченны, не было еще определенного опыта. Но результаты все-таки были положительны. Не наблюдалось, например, такой детской беспризорности, которая обрушилась на страну после Гражданской войны, не было и крайнего обнищания.

Материально-бытовое положение рабочих и служащих

Острый недостаток продуктов питания и товаров в военное время вызвал такую вынужденную меру, как введение карточной системы. Ее формирование началось в июле 1941 г., завершилось к весне 1942 г. В тех условиях это была единственная возможность нормализовать обеспечение населения городов минимумом необходимого. По снабжению городское население делилось на 4 категории: рабочие, служащие, иждивенцы, инженерно-технические сотрудники и руководящие работники. Позже к ним добавились еще работники науки, искусства и литературы.

По карточному снабжению рабочие еще делились на два списка. К первому относились занятые в оборонной и других приоритетных отраслях промышленности, в черной и цветной металлургии, а также рабочие электротехнических предприятий. В Иркутске к этому списку были отнесены рабочие завода имени Куйбышева, заводов № 125, 394, 540, городской ТЭЦ, железнодорожных узлов Иркутска-I и Иркутска-II. Во второй список вошли рабочие всех других предприятий.

Каждая категория населения имела норму на продукты питания. Только нормы выдачи хлеба по карточкам колебались от 1200 граммов до 300 граммов. Отдельные категории рабочих получали по 1000—1200 граммов хлеба, служащие — 800—400 граммов, иждивенцы — 400—300 граммов. Промышленные товары распределялись по купонам. На год рабочим и ИТР выдавалось по 125 купонов, служащим — по 100, иждивенцам и детям — по 80. При покупке промышленных товаров требовалось такое количество купонов: за 1 метр хлопчатобумажной ткани — 15 купонов, за 1 метр шерстяной ткани — 30, за одну пару обуви — 50, за пальто или костюм — 80, за платье женское — 60 и так далее. Но беда в том, что не всегда можно было отоварить купоны, товаров чаще всего не хватало. Обычная месячная норма снабжения в городах не превышала 1800 граммов мяса и рыбы, 400 граммов жиров, 1200 граммов крупы.

С апреля 1944 г. в стране вводится государственная коммерческая торговля: можно было покупать продукты и товары без карточек, но по более высоким ценам. Правда, это было уделом высокооплачиваемых категорий. Заработная плата в военное время не потеряла своего значения, но она все-таки была невысокой, за исключением зарплаты квалифицированных специалистов. На авиазаводе, например, в середине войны заработок даже у рабочих 5-го разряда не превышал 300—350 рублей в месяц. Более высокой была зарплата в тресте «Востсибуголь»: средняя зарплата рабочих в военное время повысилась с 670 до 1160 рублей.

В военные годы широко применялось повышение зарплаты за выполнение срочных или весьма ответственных заданий. Так, на том же авиазаводе за май 1942 г. начальник отделения Курдюмов при окладе 1100 рублей получил премию в 1400 рублей, мастерам Ивахно, Хмелеву, Донцову, Островскому при месячном окладе от 800 до 950 рублей была начислена премия от 1200 до 1305 рублей каждому. Но это было нечастым явлением.

Увеличение денежной массы в зарплате стахановцев требовало и роста товарной массы в закрытой торговле. Но это не всегда было возможным. Поэтому в военные годы такое заметное распространение получила мобилизация денежных средств трудящихся путем добровольных взносов в Фонд обороны, Фонд вооружения, по подписке на займы и др.

В отличие от крестьян-колхозников, которые могли существовать за счет своего подсобного хозяйства, рабочие и служащие не имели других источников кроме заработной платы. В условиях дефицита промтоваров и продуктов они чаще, чем крестьяне, вынуждены были обращаться к рынку. А рыночные цены в военное время сильно возросли. Из ниже приведенных цифр видно, как увеличилась стоимость жизненно важных продуктов питания. Если в 1941 г. в Иркутске 1 килограмм картофеля стоил 1 рубль 25 копеек, то к концу войны 5—13 рублей, литр подсолнечного масла соответственно — 30 рублей и 100—180, 1 килограмм мяса стоил 19 рублей, а в 1945 г. — 50—80 рублей, литр молока в 1941 г. — 3 рубля, а в 1945 г. — 10—25 рублей, 10 яиц в 1941 г. стоили 9 рублей, а в 1945 г. — 45—90 рублей[35]. Литр спирта, продаваемый спекулянтами в Иркутске, в 1944 г. стоил 1100 рублей, водка — 800 рублей, пиво — 25—30 рублей.

В области жилищно-бытовых условий в годы войны жизнь рабочих и служащих ухудшилась. Это объясняется полным прекращением жилищного строительства, приездом в Иркутск большой массы эвакуированного населения. Только в 1941 г. в Иркутскую область прибыло более 17 тыс. эвакуированных, основная часть которых осела в Иркутске. Поэтому местным жителям пришлось уплотниться и дать кров людям, оставшимся не только без жилья, но и даже без средств к существованию. Возникли перебои в коммунальном хозяйстве города, хуже стало с лекарствами, понизился уровень лечения в медицинских учреждениях. Война сказалась и на вопросах благоустройства, санитарного состояния города и прилегающих к нему поселков. Но, к чести медико-санитарных органов и учреждений, они не допустили массовых эпидемий и болезней, так характерных для войны и разрухи.

Иркутяне на фронтах Великой Отечественной войны

Иркутяне, зная, что победа над врагом решается на фронтах войны, направили в действующую армию многочисленное и боеспособное пополнение. В областном военкомате хранится книга призывов Иркутского горвоенкомата (тогда не существовало районных военкоматов кроме Ленинского). Из этой книги видно, как шел призыв в городе, как он наращивался с каждым днем. Всего город направил в действующую армию около 19 тыс. человек, то есть почти две полнокровные дивизии. Призванные иркутяне и ушедшие на фронт добровольно пополняли кадровые дивизии Красной Армии и позволяли сформировать новые части и соединения. Из сибиряков полностью были укомплектованы 46, 65, 114-я стрелковые дивизии довоенного формирования и созданы 106, 116, 321-я стрелковые дивизии, много танковых бригад, авиационных и артиллерийских полков.

Иркутяне на фронте зарекомендовали себя смелыми и отважными воинами. Первыми встретились с врагом кадровые военные, призванные по Закону «О всеобщей воинской обязанности» в 1939 г. Стойко они сражались у стен легендарной Брестской крепости, под Киевом и Смоленском, под Ленинградом и Новгородом.

Начало войны, как известно, для СССР сложилось крайне неблагоприятно. Сказались ошибки, допущенные И.В. Сталиным перед войной, репрессии в отношении командных кадров и др. Страна несла большие потери в людях и технике. Все огромное пространство от западных границ до Ленинграда, Москвы и Киева было усеяно множеством могил воинов, отдавших свои жизни при защите Отечества. Особенно много наших земляков, как это видно из 10-томной книги «Память», похоронено в Калининской, Смоленской и Ленинградской областях. Эти могилы не только укор нашей неподготовленности к войне, неумелому подчас руководству боевыми действиями в первый период, но и символы боевой доблести, отваги воинов-героев. Отступление не было сплошным бегством, как это иногда представляют отдельные публицисты, но сопровождалось стойкой, самоотверженной обороной.

Героическая борьба воинов Западного, Юго-Западного, Ленинградского и Южного фронтов, в составе которых сражалось немало иркутян, сорвала планы фашистов на молниеносный характер войны. В этих боях отличились воины 46-й стрелковой дивизии, прибывшие на фронт из районов Иркутска (командир генерал А. Филатов), 30-й Иркутской дивизии (командир С. Галактионов), 152-й стрелковой дивизии (командир полковник П. Чернышев) и 5-го мехкорпуса (командир генерал И. Алексеенко), в которых воевало много иркутян.

В Московской битве был развеян миф о непобедимости немецкой армии: она понесла первые крупные поражения в ходе Второй мировой войны. И в этом заслуга сибирских дивизий: 93-й Восточно-Сибирской, 82-й мотострелковой, 116-й стрелковой, а также 78-й Дальневосточной, которой командовал иркутянин полковник А.П. Белобородов. В городе на Ангаре на аллее Славы ныне высится бюст этого прославленного командира, ставшего генералом армии, дважды Героем Советского Союза.

Летом 1942 г. вследствие ошибочной оценки Верховным Главнокомандующим обстановки на советско-германском фронте инициативу снова захватили гитлеровцы. Они двинулись к Волге, на Северный Кавказ. На пути наступавших вражеских войск вновь встали сибирские дивизии из 62, 63 и 64-й армий. Вместе с воинами из других областей и краев они отстояли Сталинград и нанесли здесь врагу сокрушительный удар. Членом военного совета 64-й армии, принявшей капитуляцию противника в Сталинграде, был сын иркутского рабочего генерал-майор К. Абрамов. Войну он закончил в Прибалтике Героем Советского Союза.

В Иркутске на Радищевском кладбище покоится прах Героя Советского Союза генерал-лейтенанта артиллерии И. Бескина. Это он в 8 часов 03 минуты 10 января 1943 г. подал сигнал «оперативно», а через минуту дал команду «натянуть шнуры», и через 30 секунд на группировку отказавшихся капитулировать фашистов обрушился артиллерийский огонь невиданной мощности[36].

Под Сталинградом началась боевая слава иркутян Р. Иванова, В. Протасюка, Д. Жилкина и других, которым были присвоены звания Героев Советского Союза. Немало наших земляков нашло свой покой в сталинградской земле. На Малаховом кургане, где похоронено 36 тыс. воинов, есть могилы иркутян П. Никифорова, В. Поз, Ф. Романова, В. Сидорчука, С. Теплякова, Б. Федь и др.

Из предгорного Кавказа осенью 1942 г. в Иркутск пришла весть о боевых успехах Иркутской дивизии. Она завоевала звание 55-й гвардейской и за героизм воинов при освобождении Новороссийска в сентябре 1943 г. первой в Красной Армии была награждена орденом Суворова 2-й степени. Отличились в ее рядах воины из Иркутска Р. Жигунов, И. Надымов, В. Иванов, Я. Максимов и др.

Как указывалось выше, особенно много наших земляков пало в боях на Ленинградском фронте. Ценой своей жизни они отстояли Ленинград, не дали возможности соединиться у реки Свири немецким и финским захватчикам, стремившимся взять в клещи войска Ленинградского фронта и с севера обеспечили оборону Москвы. Только на Пискаревском кладбище захоронено более 100 иркутян, в том числе Н. Подерин, В. Переляев, А. Перетинский, И. Пискунов, В. Потеряев, Л. Потапов, Л. Пырхин, И. Огородников, В. Озаренко, М. Чернигов, А. Черных, А. Чириков и др.

Славной страницей в историю Великой Отечественной войны вошла Курская битва, в которой отличились многие из иркутян. А некоторые из них стали Героями Советского Союза. Это учитель пригородного села Д. Лытин, бывший шофер завода имени Куйбышева Г. Баламуткин. Особые надежды под Курском гитлеровцы возложили на танки. Сибиряков не испугали многотонные громады машин, усиленных броней: они научились бороться с танками противотанковыми ружьями, гранатами. У села Черкасского наводчик противотанкового ружья Н. Иванцов вел меткий огонь по танкам. Когда вражеский снаряд разбил ружье, он вынес с поля боя девятерых раненых, не переставая вести по врагу огонь из подобранной на поле боя винтовки[37].

Среди героев форсирования Днепра несколько уроженцев Иркутска. Это В. Долгополов, Н. Кириллов, Г. Скушников, В. Цивчинский. Героями Советского Союза они стали за исключительное мужество при выполнении ответственных боевых заданий. Иркутяне отличились при освобождении Украины, Белоруссии, Карелии, Прибалтики, Закарпатья. На Северо-Западном фронте, под Лениградом и в Прибалтике, славой отважного воина пользовался сын иркутского железнодорожника Н. Челноков. Командир авиаэскадрильи Н. Челноков к 1942 г. совершил 78 боевых вылетов. От сброшенных им бомб в воздух взлетели многие огневые точки фашистов, нашли могилу сотни оккупантов. 14 июня 1942 г. капитан Н. Челноков стал Героем Советского Союза, его назначают командиром 57-го полка морских штурмовиков. А 19 августа 1944 г. полковник Н. Челноков награждается второй медалью «Золотая Звезда». Именем дважды Героя Советского Союза генерал-майора авиации Н. Челнокова названа одна из улиц Иркутска[38].

Разгромив фашистскую Германию, Красная Армия обратила свое оружие против Японии. В боях на востоке участвовало большое количество иркутян. Дальневосточная кампания добавила еще несколько имен к числу иркутян Героев Советского Союза. И первым среди них надо назвать генерала А. Белобородова, успешно командовавшего 1-й армией 1-го Дальневосточного фронта. За умелое проведение операций генерал был награжден очередным боевым орденом — Суворова 1-й степени. В боях за освобождение Кореи отличилась иркутская комсомолка М. Цуканова, оказавшая помощь 50 раненым воинам и замученная в тылу японскими самураями.

Иркутяне сражались не только на фронте, но и в тылу врага. В карельских лесах наводил страх на оккупантов партизанский отряд «Буревестник», ядром которого были 50 молодых рабочих с завода имени Куйбышева и авиационного завода. Некоторые из иркутян участвовали в движении Сопротивления в оккупированных фашистами странах. Это руководители партизанских отрядов комсомольский работник из Иркутска В. Зедгенидзе, геолог В. Тихонов, армейский политработник И. Червов. Боевые подвиги иркутян высоко были оценены советским народом. Более 70 воинов удостоились звания Героя Советского Союза, из них 20 горожан. 18 иркутян стали полными кавалерами ордена Славы.

Весом вклад трудящихся Иркутска в становление и развитие командных кадров Красной Армии. Иркутск дал стране 20 генералов и адмирала, в том числе двух генералов армии А. Белобородова и В. Трубникова, генерал-полковников В. Безбокова, В. Беляева, А. Тарасова, генерал-лейтенантов И. Бескина, В. Коретникова, Н. Осетрова, генерал-майоров К. Абрамова, В. Баева, А. Барсукова, Е. Гайдаенко, С. Ермолаева, Б. Кузнецова, К. Кузнецова, М. Старостина, Н. Челнокова, О. Ярового, адмирала В. Лазебникова.

Победа досталась нам дорогой ценой. Из 200 тыс. иркутян, ушедших в армию в 1939— 1940 гг. и призванных в годы Великой Отечественной войны, домой не вернулась половина, еще более 30 тыс. умерло от ран, полученных во время войны, и болезней в послевоенные годы. Их имена никогда не забудут потомки. Прекрасным памятником погибшим и умершим после войны является 10-томная книга «Память», в которой поименно записаны наши земляки. Величественным памятником им является и воздвигнутый в Иркутске мемориал, ставший местом поклонения уже не одного поколения.

Не забыты и труженики тыла, ковавшие Победу над врагом. Их осталось не так много, но все они пользуются славой и почетом у современников. За трудовые подвиги в 1941— 1945 гг. более 86 тыс. иркутян удостоены медалей «За доблестный труд в Великой Отечественной войне». За последние годы к ним прибавился еще значительный отряд патриотов, кому в военное время исполнилось едва 14—16 лет и кто в меру своих сил и возможностей успел внести свой вклад в дело Победы.

Следует отметить и выдвижение кадров, прошедших боевую и трудовую закалку в Иркутске в военные годы, на более высокие и ответственные должности. Так, бывший директор завода имени Куйбышева К. Брехов вырос до министра газовой и нефтяной промышленности, бывший секретарь Иркутского горкома партии А. Цуканова стала заместителем министра культуры РСФСР, бывший редактор газеты «Восточно-Сибирская правда» С. Семин стал секретарем Смоленского обкома партии, бывший председатель облисполкома В.И. Иванов стал заведующим отделом в Министерстве иностранных дел, ректор Иркутского университета в 1936—1945 гг. профессор Н. Шевцов стал ответственным работником Министерства высшего образования, артист драмтеатра Б. Ситко стал дважды лауреатом Государственной премии, заслуженным артистом РСФСР, артистом столичного театра Красной Армии. Сибирская закалка помогла им трудиться на новых местах и в новых должностях.

Когда в 1986 г. город Иркутск был награжден орденом Октябрьской Революции, в указе был особо отмечен «вклад трудящихся в борьбу с немецко-фашистскими захватчиками в годы Великой Отечественной войны»[39].

Примечания

  1. Вост.-Сиб. правда. — 1941. — 19 дек.
  2. Рост завода за три года Великой Отечественной войны. Фотоальбом. // Фонды музея завода им. В.В. Куйбышева.
  3. Сквозь годы боевые: Воспоминания иркутян — участников Великой Отечественной войны. — Иркутск, 1998. — С. 35.
  4. Вост.-Сиб. правда. — 1944. — 4 янв.
  5. Сквозь годы боевые. Воспоминания иркутян — участников войны. — Иркутск, 2000. — С. 388.
  6. Митрофанова А.В. Рабочий класс СССР в годы Великой Отечественной войны. — М., 1960. — С. 365.
  7. Патриотизм трудящихся Иркутской области в годы Великой Отечественной войны: Сборник документов и материалов. — Иркутск, 1965. — С. 52.
  8. Там же. — С. 70.
  9. В годы Великой Отечественной: Сборник воспоминаний. — Иркутск, 1975. — С. 247.
  10. ИОЦД, ф. 127, оп. 8, д. 607, л. 32.
  11. Там же. Ф. 127, оп. 16, д. 303, л. 19.
  12. Правда. — 1945. — 11 июля.
  13. Вост.-Сиб. правда. — 1945. — 14 окт.
  14. Вост.-Сиб. правда. — 1944. — 18 янв.
  15. Правда. — 1946. — 27 июня.
  16. Вост.-Сиб. правда. — 1945. — 14 окт.
  17. Вост.-Сиб. правда. — 1944. — 29 марта.
  18. Советская молодежь. — 1970. — 5 мая.
  19. Вост.-Сиб. правда. — 1985. — 11апр.
  20. Вост.-Сиб. правда. — 1944. — 21 мая.
  21. Вост.-Сиб. правда. — 1945. — 29 сент.
  22. Вост.-Сиб. правда. — 1944. — 28 мая.
  23. 23,023,1 Вост.-Сиб. правда. — 1945. — 7 марта.
  24. Иркутские плакаты агитокон ТАСС. — Иркутск, 1976. — С. 15—20.
  25. Патриотизм трудящихся Иркутской области... — С. 185.
  26. Комсомольская правда. — 1941. — 19 авг.
  27. ИОЦД, ф. 127, д. 53, л. 345.
  28. Красная звезда. — 1942. — 8 мая.
  29. Кузнецов И.И. Восточная Сибирь в годы Великой Отечественной войны. — Иркутск, 1974. — С. 411.
  30. Вопросы истории Сибири: Ученые записки Иркутского краеведческого музея. — Иркутск, 1970. — Вып. 4. — Ч. 2. — С. 77.
  31. Там же. — С. 79.
  32. Металлист. — 1941. — 11 сент.
  33. Банквицер А. Люди нашей дивизии. — М., 1962. — С. 99.
  34. Шалак А. Социальные проблемы населения Восточной Сибири (1940—1950). — Иркутск, 2000. — С. 325. — Табл. № 7.
  35. Там же. — С. 348. — Табл. № 40.
  36. История Великой Отечественной войны Советского Союза (1941—1945). — М., 1966. — Т. 3. — С. 57.
  37. Центральный архив Министерства обороны, ф. 335, оп. 14707, д. 2, л. 89.
  38. Кузнецов И. Золотые Звезды иркутян. — Иркутск, 1962. — С. 14.
  39. Вост.-Сиб. правда. — 1986. — 18 апр.

 

Выходные данные материала:

Жанр материала: Отрывок из книги | Автор(ы): Кузнецов И. И. | Источник(и): Иркутск в панораме веков: Очерки истории города, Иркутск, 2003 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2003 | Дата последней редакции в Иркипедии: 19 мая 2016

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Научные работы | "Иркутск в панораме веков", 2003 | Иркутск | Библиотека по теме "История"