Экология Байкала. Городская среда и ее влияние на озеро // Карнышев А .Д. Байкал таинственный...

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Влияние городов на Байкал

Границы и состав «Большого Иркутска»: 1 — Иркутск, 2 — Марково, 3 — Шелехов, 4 — Баклаши, 5 — Смоленщина, 6 — Мегет, 7 — Ангарск
Границы и состав «Большого Иркутска»: 1 — Иркутск, 2 — Марково, 3 — Шелехов, 4 — Баклаши, 5 — Смоленщина, 6 — Мегет, 7 — Ангарск
Автор: Егор Курлюк
Автор: Дмитрий Афонин
Автор: Не известен
Автор: Не известен
Источник: www.baikalfishing.ru
Источник: Природа.SU

Рассказывая о городах на Байкале и вблизи него, об особенно­стях хозяйствования, быта и культуры их жителей, полезно пораз­мышлять и на общую тему — отношения в триаде Город — Природа — Человек, памятуя о том, что возможное создание агломерации в байкальском регионе, о которой речь пойдет чуть ниже, несомненно, заострит эту проблему.

Особенности городской среды

В современном индустриальном мировом сообществе по край­ней мере недальновидно говорить об отрицании урбанизированных ценностей людей, их приверженности к иным канонам красоты. По поговорке «истина всегда находится посредине» можно находить и значимость сегодняшнего подхода к противопоставленности оценок окружающего. Хорошо сказал об этом более века назад Н.Рерих: «Пусть города громоздятся друг на друга, пусть они закутываются пологом проволочной паутины, пусть на разных глубинах шныряют змеи поездов и к небу вавилонскими башнями несутся стоэтажные дома. Город, выросший из природы, угрожает теперь природе; город, созданный человеком, властвует над человеком. Город в его тепереш­нем развитии уже прямая противоположность природе; пусть же он и живет красотою прямо противоположною, без всяких обобщитель-ных попыток согласить несогласимое. В городских нагромождениях, в новейших линиях архитектурных, в стройности машин, в жерле плавильной печи, в клубах дыма, наконец, в приемах научного оз­доровления этих, по существу ядовитых начал - тоже своего рода поэзия, но никак не поэзия природы.

И ничего устрашающего нет в контрасте красоты городской и красоты природы. Как красивые контрастные тона вовсе не убивают один другого, а дают сильный аккорд, так красота города и природы в своей противоположности идут рука об руку и, обостряя обоюдное впечатление, дают сильную терцию, третьей нотой которой звучит красота «неведомого».

Приведенное размышление Н.Рериха ставит вопрос не только о нецелесообразности противопоставления «городского» и «природно­го» образа жизни, но и о тех психологических причинах, которые по­буждают горожан тянуться к «урбанизированности». Только поняв специфичный характер мышления сторонника городских прелестей, можно каким-то образом повлиять и на его отношение к природе. Вне всякого сомнения, на предпочтении индивидом городской куль­туры сказываются:

•    наличие более высокого уровня коммунальных и бытовых удобств в городском образе жизни;

•    получаемые преимущества в удовлетворении наиболее значи­мых материальных и духовных потребностей, характере и качестве обслуживания;

•    отход от «всевидящего ока сожителей», которые естественны в незначительных по размеру сельских поселениях, а это повышает уровень индивидуализма и анонимности;

•    более высокие возможности развития ценностей идеального порядка в различного рода культурных учреждениях (театры, кино, музеи, выставки и т.п.);

•    наличие возможностей вступать в деловые и межличностные контакты с разными интересными людьми, общаться с ними, созда­вать группировки и «тусовки» по интересам;

•    перспективы участия в различных значимых публичных мероприятиях (митинги, демонстрации, шествия и т.д.), тем самым повышая свои социальный статус и самооценку;

•    отсутствие социальных ограничений в динамике собственных взглядов, позиции, предпочтении в плюралистичной городской сре­де, возможности реального выбора приоритетных ценностей и т.п.

Все это значительно расширяет поле для реализации самобытных потенциалов личности, повышает лояльность к городской культуре и в определенной степени отторгает от постоянного общения с приро­дой. При этом человек понимает, что дефицит контактов с природой он может компенсировать за счет искусственных городских «имита­ций» природной среды (садовые участки, скверы, зоопарки и т.д.) или за счет кратковременных выездов на природу за пределы города, благо для этого сегодня есть масса возможностей.

В то же время городская среда имеет естественную вторую сто­рону медали и привносит во внутренний мир ее адепта, приверженца ряд психологических угроз:

•    пример проявлений потенциальной и реальной небрежности к чистоте окружающей среды, отсюда риски для физического и психологического здоровья;

•    более высокий уровень тревожности и страха в связи с увеличивающейся криминогенной обстановкой;

•   снижение психологического покоя из-за шума автотранспорта, трамваев и троллейбусов, бесчисленного количества приемников и «мобильников»; снижение из-за этого интеллектуального потенциала у многих людей: «шум — убийца всех мыслей»;

•    чаще встречающиеся противоречия между усваиваемыми нор­мами реальной социальной жизни, возникающие в полиэтнической и более стратифицированной обстановке;

•    повышенную возможность вступления в конфликты с людьми с разными политическими, этноконфессиональными и иными ориентациями, как в деловой, так и в бытовой сфере;

•    стимулирование социумом агрессивных реакций и категорич­ных оценок;

•    более частное проявление коллизий и разногласий между представителями разных поколений.

Названные моменты, а их, естественно, можно продолжить, «отягощают» жизнь горожанина и требуют психологической компенсации, в качестве которой зачастую выступает и успокаивающее, оздоравливающее влияние природной среды. В этом плане Байкал уже сегодня выступает, а в будущем будет еще больше выступать несравненной естественной здравницей для психологического здоровья многих людей.

Вечный зов человека к природе это его естественная пот­ребность быть неотрывным от нее. А горожанина особенно влечет на природу из мира асфальта, кирпича, бетона, обедненного рас­тительным миром обилия улиц и, конечно же, многообразных и многоголосых шумовых эффектов. Ярким подтверждением страсти горожанина к зеленому царству являются дачи и садовые участки, которые хоть как-то позволяют компенсировать дефицит общения с природой. Свидетельством «вечного» зова является и определенная имитация природного мира в квартирах и, особенно, в коттеджах: любовь к разного рода животным, разделяющим с человеком его «прозябание» в четырех стенах: собакам, кошкам, белым мышам, хомячкам и т.д. и т.п. К таким же «имитаторам» стоит отнести аквариумы, клетки с птицами, комнатные цветы и малые деревья, становящиеся сегодня модными «зимние сады», которые хотя бы немного снимают подсознательную грусть о прелести естественного пребывания в природной среде.

Но «вырываясь» на природу иной горожанин напрочь забывает о своей «кровной матери», о своих обязательствах перед ней и стано­вится «венцом природы», которого смело можно отнести к разряду «Иванов, не помнящих родства». Это проявляется в небрежном, не бе­режливом и даже хищническом отношении к флоре и фауне, следстви­ями которого выступают пораненные, ободранные деревья и кусты, замусоренные вчера еще цветущие поляны, безобразные кострища на зеленых лужайках и другие не менее непривлекательные явления.

Агломерация из Иркутска, Ангарска и Шелехова

В недавнее время много говорилось о создании агломерации из трех «байкальских» городов Иркутска, Ангарска и Шелехово. Одновременно высказываются мысли о том, что агломерация — это своего рода мегаполис. Но стоит сразу же вспомнить, что в данных понятиях есть существенные различия. Городская агломерация это сложная система расселения, связанная единством суточных и недельных циклов жизнедеятельности людей (передвижения в ме­ста работы, или развлечений отдыха, на дачные и садовые участки, к культурным объектам и т.д.). Отсюда агломерация — не столько конкретная заселенная территория, сколько определенный порядок и стиль жизни. Мегаполис же — это, прежде всего, обширные тер­ритории сплошной городской застройки, как это наблюдается в Мо­скве, Нью-Йорке, Токио и других сверхкрупных индустриальных центрах. Кстати сказать, в экологической литературе конца 20-го века появилось название Черемховско-Иркутская агломерация, о которой говорилось, что она своими воздушными «сбросами» за­грязняет Байкал. Так что уверенно можно сказать, что речь о на­личии агломерации у священного моря идет с давних пор.

Стратегические ориентиры при официальном формировании агломерации (если таковое состоится) у Байкала, на наш взгляд, должны обязательно учитывать следующие принципиальные момен­ты. В стиле жизни многих западных горожан «среднего», а тем более  «высшего»  класса наличие городской квартиры и одновременно загородного дома или же владение собственным коттеджем, находящимся опять — таки ближе к природе. Ощущения своей не­отрывности от естественной среды сливается воедино с «чувством» горожанина, и от этого человек в эмоциональном плане более благо­получен. И если мы сегодня говорим о развитии среднего класса, то реализация подобного подхода должно стать важнейшей основой в стратегии создания агломерации и одновременно в практике обеспе­чения населения прибайкальских территорий жильем. В 2007 году мы провели опрос по жилищным проблемам и перспективам в г. Ир­кутске. Так вот, свыше 60% более-менее состоятельных людей, на­меревающихся строить или покупать себе жилье, отдали свое пред­почтение загородным коттеджам и индивидуальным домам. Нам думается, что в таком подходе есть и патриотические нотки: любить квартиру, находящуюся в доме в стеклянно-бетонных джунглях, можно в любом городе. Но больше и лучше человек будет дорожить своим родным домом, который расположен на природе и позволяет реализовать другие свои интересы. А земли в Сибири хватит на всех, кто нацелен на такой образ жизни.

Реализация стратегической линии предполагает, что уже в чем-то состоявшаяся интеграция трех городов должна и может привести к развитию агломерации, как своего рода «зебры», состоящей из го­родских кварталов мегаполиса, парков, естественных лесных зон и чередующихся с ними поселений разных типов. Но в любом случае ее проектирование должно быть нацелено на учет экологических послед­ствий для жизнедеятельности как конкретного человека, так и среды в целом. Современная агломерация, состоящая из нескольких авто­номных административных территорий у Байкала, должна предвари­тельно создать конкретные механизмы, от поощряющих за заботу до самых жестких, наказывающих за невнимание и пренебрежение к при­роде любого забывшего о своей ответственности эгоиста. Уже много раз охаянная политика «кнута и пряника» на сегодня, на наш взгляд, весьма востребована. Именно она поможет многим из нас постепенно прийти к привычкам рачительного отношения к природе. Точно так же агломерация должна быть тщательно продумана и просчитана в архи­тектурном и дизайновом отношении. Она только тогда станет достой­ной Байкала, когда будет представлять собой органичное сочетание природных объектов с городскими кварталами, отдельными коттедж­ными поселками, дачными и садовыми участками, традиционными и осовремененными сельскими поселениями. Агломерация у священного моря, как никакая другая заселенная территория, должна выделяться гармонией мегаполиса, села и окружающей природы. Это место жизни человека будущего, о котором мечтали многие люди, и одно­временно торжество природных идей над экологическим безумием.

Как бы ни было «непатриотично» для байкальских жителей, ряд идей для создания агломерации необходимо взять из зарубежной практики. Суть их прежде всего в том, чтобы обеспечить возведение жилых зда­ний, производственных и социальных объектов, причинив минимум вреда окружающей среде, органично «вписав» их в природный мир. На одной из страниц иллюстраций книги читатель найдет фотографию немецкого курортного городка Бад-Блюмау, где архитектором создана «обитаемая природа». Именно в таком направлении надо идти разви­тию городов у Байкала.

Разговор об агломерациях побуждает задуматься об экологиче­ских перспективах байкальских поселений в целом. Они должны быть не только «вписаны» в природу, но и иметь экологически целесоо­бразную систему жизнеобеспечения. Речь идет в первую очередь об эффективном энергообеспечении и теплоснабжении, о полной биоло­гической переработке всех отходов жизнедеятельности человека и т.д. И оказалось, что ходить за соответствующими разработками далеко не надо, поскольку элементы и научного, и технологического обеспече­ния, к примеру, строительства «солнечных» городов имеются в регио­не. Что касается научного сопровождения, то, в частности в Бурятской сельхозакадемии работает профессор В. Тайсаева, которую называют «автором солнечных городов» за ее проекты использования огромного притока солнечной энергии на байкальской территории для отопле­ния домов, ферм, теплиц и т.д., для ее аккумулирования на бытовые нужды. Один из последних проектов профессора Тайсаевой «Технико-экономическое обоснование оценки эффективности внедрения эко-поселения на базе возобновляемой энергетики на Байкальской при­родной территории» в 2007 году была награждена призом «Economic development achieve-ments» Международной Ассамблеи экономическо­го, научного и культурного сотрудничества laecsc «Global world» с вручением диплома Global worla economic award (За заслуги в эконо­мике Глобального мира). Внедрение такого проекта позволит выбрать наиболее рациональный режим для экодомов, теплиц и ферм и в мас­совом масштабе получать экологически чистую продукцию, улучшить экологическое состояние окружающей среды. Думается, что подобное будущее должно быть у всех байкальских поселений.

В отношении производства солнечных батарей в байкальском регионе также есть все ресурсы и возможности. Так, на химическом комбинате г. Усолье-Сибирское подготовлено производство основной составляющей для солнечных батарей — элемента кремний, который комбинат может выпускать не только для нужд страны, но и для зару­бежных стран. Очень хочется выразить надежду, что в первую очередь обе эти возможности будут прежде всего реализованы на Байкале.

Одна из существенных задач деятельности администрации «байкальских» городов, находящихся с западной стороны озера, — со­кращение вредных выбросов в атмосферу со стороны промышлен­ных предприятий. Ведь, например, из 502 тыс. тонн загрязненных веществ, «вылетевших» из разных труб в Иркутской области в 2005 году,  26%  «принадлежит» Ангарску,  6,4% - Усолье-Сибирскому, 5,6% Шелехову, 3,5% Иркутску. Причем все названные тер­ритории находятся в списке городов России с наибольшим уровнем загрязнения уже в течение более 10 лет.

Между тем, возможностей для борьбы с такого рода загрязне­ниями на предприятиях немало. Вспомним хотя бы пример ОАО «ИркАЗ-СУАЛ». На нем в 2006 г. было затрачено на выполнение природоохранных мероприятий 297,2 млн. руб., что превысило за­планированные более чем на 27%. Выполненные работы позволили увеличить КПД очистки от пыли до 98%, смолистым веществам до 70% и т.д. Такое решение экологических проблем должно быть орга­нично присуще всем байкальским городам и предприятиям, на какой бы стороне они не находились.

К содержанию книги К списку источников книги

Выходные данные материала:

Жанр материала: Отрывок из книги | Автор(ы): Карнышев А. Д. | Источник(и): Байкал таинственный, многоликий и разноязыкий, 3 изд-е, Иркутск, 2010 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2010 | Дата последней редакции в Иркипедии: 17 марта 2015

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Статьи | Байкал | Карнышев А. Д. "Байкал таинственный ..." | Библиотека по теме "Байкал"